Пн. Ноя 12th, 2018

Только несколько страниц богатой биографии

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

“В школе много  говорят о южной столице республики — Оше. Но, если честно, мы мало знаем об этом  городе — древнейшем в Средней Азии. Уважаемая редакция! Расскажите хотя бы о  том, как складывалась  новая история города. А речь —  о конце позапрошлого и начале прошлого веков…
Группа старшеклассников Бишкека”.
Чтобы  удовлетворить просьбу школьников, мы обратились к доктору исторических наук, профессору, проректору ОшГЮИ Байболоту Абытову. Вот его рассказ.


Известные события 1875-1876 гг. ускорили ход завоевания Российской империей Кокандского ханства, в том числе и Оша.
Ошский уезд с одноименным городским центром в составе Ферганской области был образован приказом Туркестанского генерал-губернатора  6 февраля 1876 г. В административно-территориальном отношении население Ошского уезда было разделено на три волости:  Гульчинскую,  Ак-Буринскую и Наукатскую.
Административно-территориальное устройство Ошского уезда и Оша четко отражено в   русскоязычных документальных источниках. В 1881 г. в состав Ферганской области входили 7 уездов — Чустский, Наманганский, Андижанский, Ошский, Исфаринский, Маргеланский и Кокандский. Если вся Ферганская область ко времени образования занимала площадь 1 770 кв. миль с населением 564 970 человек, из которых горожан было 124  850, оседлое население уездов насчитывало 414 990, кочевое — 149 980, то Ошский уезд с центром в городе Оше имел 25 253 версты с населением  59 760 человек, т.е. немногим более 10 %  всего населения области. В самом городе жили 3 950 человек, что составляло чуть более 6% населения области. Оседлого населения насчитывалось всего         19 170 человек,  кочевого 36 640.
Особенность Ошского уезда заключалась в том, что в нем кочевое население превосходило оседлое. Любопытны и другие сведения: в Ферганской области в 1881 г. было зафиксировано всего 6 городов: Коканд, Наманган, Маргелан, Андижан, Чуст и Ош с общим населением 124 850 человек. Если самым крупным  являлся Маргелан (44 480 человек), то одним из самых малочисленных был Ош  — 3 950.
Рост и количество населения уезда не переставали интересовать русские власти. Согласно русскоязычным источникам, все города и уезды делились на туземные (т.е. коренное) и пришлые. При этом преобладали туземцы, которые включали кара-киргизов, кипчаков, сартов, узбеков, таджиков и др. Как свидетельствуют данные администрации Ферганской области, к 1 января 1910 г. население области насчитывало 2 034 062 человека, в том числе 1 070 172 — мужского пола, что составляло 53,1% населения. В свою очередь население уездов Ферганской области  распределялось  следующим образом: Наманганский уезд — 467 423 души обоих полов,  Андижанский — 461 240,  Кокандский — 453 555,   Скобелевский — 453 462,  Ошский  — 193 382.
Согласно документальным источникам, территория Ошского уезда являлась самым большим уездом Ферганской области. Однако, если к 1881 г. в уездах области всего было 111 волостей и 621 аксакальств и аилов, то на долю Ошского уезда приходилось соответственно 6 и 50,  один город (Ош) и 32 сельских поселения. Если в 1881 г. в Оше проживало всего 3 950 человек обоих полов с 1 049 дворами, то в 1912 г. уже свыше 45 тыс. (около 900 русских), т.е. население выросло почти в двенадцать раз.
Административное управление городом было возложено на начальника уезда — офицера русской армии. Первоначально хозяйственные и культурные учреждения, правовые органы также сосредотачивались в их руках. Однако с каждым годом городское управление усовершенствовалось согласно различным положениям.  Городом Ошем и одноименным уездом управляли офицеры, назначенные военным губернатором Ферганской области, уездные начальники, каждый из них, согласно городовому положению своего времени, пытался усовершенствовать дела уезда и благоустроить город. В начале ХХ века, точнее к 1912 г., правительственные учреждения Оша стали довольно разветвленными, разнообразными и структурно четко разделенными. Уездный начальник и его помощник возглавляли город,  в городскую власть входили офицеры,  уездные врачи, землемер,  архитектор, участковый и полицейский приставы, начальник тюрьмы, мировые судьи и др.
Архивные документы позволили нам выявить всех начальников Ошского уезда — офицеров русской армии:  капитан М. Е. Ионов, впоследствии ставший генерал-майором русской армии, подполковник А. Н. Дейбнер, подполковник Б. Л.  Громбчевский, полковник В. Н. Зайцев, полковник А.А. Алексеев, в  годы Первой мировой войны (1916 г.) обязанности начальника уездного управления исполнял подполковник Н. Городвинский, а к началу 1917 г. начальником уезда являлся полковник В. В. Бржезицкий. Каждый из них занимался не только делами уезда, но и благоустройством казенных и гражданских зданий, построек города.
Что входило в функции членов уездного управления? Это охрана общественного порядка, шоссирование, расширение улиц туземной и русской частей города,  прокладка тротуаров,  строительство бытовых и культурных объектов, мостов, благоустройство мест общественного пользования, организация торгов,  сдача в аренду объектов коммунального и торгового назначения, постройка почтовой станции, ремонт и строительство зданий,  городской больницы, церкви, благоустройство христианского кладбища, расходы на содержание приходского училища и русско-туземной школы, открытие вечерних курсов для туземцев при Ошском училище, налаживание почтового и торгового сношения с Кашгарией и Восточным Памиром. Не меньшее внимание уделялось строительству дома уездного начальника (нынешний Дом отдыха Оша), который был полностью завершен к осени 1879 г. и стал архитектурным памятником, первого парка Скобелева. Всеми этими делами занималась комиссия городского хозяйства и благоустройства при уездном управлении, которая включала нескольких влиятельных горожан. Уездный начальник одновременно состоял и членом  этой комиссии.
Наши находки свидетельствуют и о других любопытных фактах. Например, инициаторами открытия русско-туземной школы являлись активисты туземного населения города и уезда. При этом они же предоставляли денежные средства на расходы по открытию вышеназванной школы. Уездные власти считали, что «готовность населения добровольно жертвовать денежные средства на содержание школ дает основание предполагать, что туземное население само пришло к осознанию необходимости изучения молодым поколением русской грамоты и предвидит всю ту пользу, которую извлечет молодежь из знаний, приобретенных в школах». Русско-туземная школа открылась в Оше в самом начале ХХ в. Тут первое время  работали заведующий, две учительницы, учитель мусульманской грамоты и один служитель. Школа давала лишь первоначальные навыки русско-мусульманской грамоты, которые были необходимы для низших служащих уезда и волостей. В 1915 г. местное русско-туземное училище увеличило число классов и количество учителей.
Сохранившиеся материалы свидетельствуют и о том, что население  уезда и горожане якобы выразили желание обустроить и содержать в  Оше лечебницу для туземных женщин и детей на 10 коек. При этом отмечалось, что «лечебница учреждается по типу лечебниц, существующих, согласно утвержденному туркестанским генерал-губернатором        30 мая 1892 г. положению, в Старом Маргелане, Коканде, Андижане и Намангане…». Деньги на ее содержание вносили в основном представители туземной части Оша и уезда. Вся сумма оформлялась к празднованию 25-летия завоевания Кокандского ханства империей. Более того, уездные власти назвали лечебницу Ошской туземной больницей имени императрицы Александры Федоровны.
В колониальном Оше действовал и отдел Туркестанского благотворительного общества, который занимался специфической деятельностью.  Между прочим, ошане того времени внесли свою лепту в строительство в Москве памятника государю императору Александру Николаевичу в 1881 г. и памятника Н. В. Гоголю  на его родине в том же году.
Кстати, местные русские власти не отставали от столичных властей в праздновании всяких юбилеев. Так, в нашем распоряжении имеется полная программа празднования 25-летия покорения Кокандского ханства Российской империей (19 февраля 1901 г.), составленная канцелярией Туркестанского генерал-губернаторства и присланная в Ошское уездное управление. Определенные работы уездное управление проводило совместно с городской гильдией купечества и другими городскими учреждениями.
Документы, имеющиеся в нашем распоряжении, говорят и о том, что с конца ХIХ в. в городе и уезде действовали и свой депутатский корпус, и активные депутаты, как и по всей территории Российской империи. Начальник уезда совместно с городскими депутатами решал многие дела по обустройству города. Правда, следует отметить, что все депутаты были выходцами из пришлого населения города — офицеры, предприниматели и промышленники, купцы, владельцы торговых лавок, учителя местного училища и др.
Для нас весьма важными представляются и данные о населении  Оша в предвоенные годы, т. е. к 1910 г. «В настоящее время город состоит из двух частей: русской и туземной, азиатской. Русская часть расположена несколько выше по течению р. Ак-Буры (примерно выше района нынешней облгосадминистрации, православной церкви, парка имени Токтогула и Дома отдыха). Население составляет 44 204 души обоего пола (23 170 мужского, 21 034 — женского): сартов — 38 646, киргизов — 2 031, кашгарцев — 500, кара-калпаков — 1 606, дунган — 126, татар — 45, кара-киргизов — 8, таджиков — 198, персов — 5, индусов -3, цыган — 12, армян — 20, афганцев — 5, евреев — 33, других национальностей — 51. Домов — 6 153 (100 в русской части, 6 154 — в туземной). Церковь православная — Михаило-Архангельская. Мечетей — 154, мазаров — 7, приходское училище для детей обоего пола, мактабов мужских — 20, женских — 12, медресе — 5, кархана — 8, городская больница на 15 кроватей, местный военный лазарет, военное собрание при 10-м Туркестанском батальоне. Городским хозяйством заведует уездный начальник при участии депутатов от города. Городских доходов —        30 800 рублей. Также есть торговые фирмы и торгово-промышленные предприятия: бакалея Д.Л. Филатова и Н.Я. Пугасова; ковры  А. Рахматуллаева, А. Вахабова, М. Мадозимова, Х. Ходжиева; мануфактура Д. Щукина, С. Вадьяева, Ш.Х. Абрасума; сырье, скот   М. Салибаева, С. Абдрасулова».
В начале ХХ в. русский предприниматель Д. Павлов построил и владел гостиницей «Москва» и тремя ресторанами, которые стали своеобразной достопримечательностью Оша. Это очень впечатляющие данные. Особенно приятно узнать, что  Ош в начале века был не мононациональным, а интернациональным городом, о чем красноречиво свидетельствуют    вышеприведенные данные. Однако есть  у нас и  сомнения по некоторым данным. В первую очередь относительно количества кыргызов-горожан. Нам думается, их было значительно больше, т.к. многие из них фактически не были зарегистрированы у русских властей. Если учесть, что  только  потомков Алымбека датки  и  Курманджан датки в городе насчитывалось десятки, то в таком случае вышеприведенные данные путеводителя о кыргызах-горожанах не выдерживают никакой критики.
Однако многие другие данные вполне заслуживают доверия. Постепенно улучшались и остальные необходимые части городского хозяйства. В начале ХХ в. в городе имелась гарнизонная церковь, в подвале которой была установлена аппаратура сейсмической станции, рядом находились парк отдыха и площадка с приборами метеорологического наблюдения, севернее от церкви было построено здание городской приходской школы.
Приведенные источники позволяют выявить и изучить многие стороны истории нашего города. В целом в них объективно, достоверно и реально отражены многие факты и события из жизни города и горожан.

follow В. АКЧУРИН.
Фото Алии МОЛДАЛИЕВОЙ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *