Великая Отечественная война без ретуши

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Известно, что в истории человечества с древнейших времен произошло более 15 тысяч войн. Однако самые кровопролитные приходятся на прошлый век. Старшее поколение хорошо помнит две мировые войны ХХ века. Они стали самыми тяжелыми и принесли неисчислимые людские жертвы. Например, в годы Первой мировой войны погибли и умерли от ран 9,5 млн. человек, ранено более 20 млн., из них 3,5 млн. навсегда остались калеками. 

1     Несмотря на невосполнимые потери и громадные убытки, в основном те же страны через 21 год, т.е. в 1939 г., начали новую войну, которая в памяти человечества осталась как Вторая мировая. Она была самая страшная в истории. Вторая мировая известна также тем, что в ней задействовали все достижения военной техники и искусства. В новом соперничестве за мировое первенство тогдашние страны-лидеры, непримиримые величайшие империи — фашистская Германия и Советский Союз, а также их союзники достигли многого в этом отношении. Завоевав половину Европы в конце 30-х годов, Германия и ее союзники развязали войну против Советского Союза. Следовательно, основной частью Второй мировой войны стала Великая Отечественная война для всего советского народа. Она началась 22 июня 1941 г. и длилась 1 418 дней и ночей. Это сейчас о ней говорят всякого рода небылицы. А тогда она воспринималась как священная, народная — за Родину, Отечество и за свободу. Тогда была единая Родина для всего советского народа.
Вторая мировая война продолжалась 6 лет и один день (с 1 сентября 1939 г. по 2 сентября 1945 г.) и вовлекла в свою орбиту 61 государство мира, 80% населения всего земного шара. Огромный смерч пронесся над пространствами Европы, Азии и Африки, достигнув берегов Новой Земли и Аляски на севере, Атлантического побережья на западе, Курильских и Гавайских островов на востоке, границ Египта, Индии и Австралии на юге. Он унес жизни более 50 млн. человек, из них только из Советского Союза — 27 668 400, потери Германии составили 8 649 500 человек. Это последние данные. За годы войны только в СССР было разрушено или сожжено 1 710 городов и поселков, более 70 тыс. сел и деревень, уничтожено более 32 тыс. крупных и средних промышленных предприятий, 65 тыс. км железнодорожных путей. Фашистские оккупанты разрушили и уничтожили 98 тыс. колхозов, 2 890 МТС. Общие материальные потери СССР за годы войны составили 2 трлн. 469 млрд. рублей. Больше всех из союзных республик пострадали Россия, Украина и Белоруссия.
Однако многие историко-политические, социальные, моральные и нравственные проблемы с победой не закончились. Многие из них требуют переосмысления, переориентировки и новых интерпретаций. Ряд проблем кажутся уже решенными, но выявляются новые факты, которые заставляют их пересмотреть.
Итак, первая проблема: как получилось, что Красная армия, имея численное превосходство, терпела поражения в самом начале войны? Ответы разные. Тем не менее факты говорят о том, что к 1941 г. соотношение сил на западной границе СССР было таково: фашистская Германия сосредоточила здесь 164 дивизии с личным составом 4 322 200 человек, 42 049 орудий и минометов, 4 127 танков и штурмовых орудий, 4 846 самолетов, а Советский Союз выставил 193 дивизии с личным составом
3 235 600 человек, 59 787 орудий и минометов, 14 751 танков и штурмовых орудий, 10 743 самолетов. Это означает, что военные силы страны Советов были значительно мощнее, нежели немецкие. Однако, несмотря на это, наши войска не смогли использовать их на должном уровне. В этом была вина и армейских командиров, военных стратегов. В результате чего первые дни мы терпели сокрушительные потери. Гитлеровской Германии и ее союзникам, наоборот, при значительно меньших ресурсах удалось создать известное преимущество в силах, что позволило им разбить войска Красной армии по частям и очень быстро.
Вторая проблема: как получилось, что войска Германии в первые месяцы войны продвинулись в северо-западном направлении на 400-450 км, в западном — на 450-600 км, на юго-западном — на 300-350 км, захватили территории Латвии, Литвы, часть Эстонии, Украины, почти всю Белоруссию и Молдавию, вторглись в центральные районы России? В чем причина их быстрого продвижения в сторону Москвы и Сталинграда? До сих пор нет единого мнения.
Третья проблема связана с численностью наших людских потерь. Действительно, было очень много потерь — как военных, так и гражданских лиц, как в самом начале войны, так и за все ее годы. Этот факт уже сам по себе порождает массу споров. Только в июне 1941-го потери Советского Союза составили 1 млн. человек, из них 700 тыс. — пленными. С июля по декабрь 1941 г. Красная армия и военно-морской флот страны потеряли убитыми, умершими от ран, оказавшимися в плену и пропавшими без вести 3 138 тыс. человек, раненными, контуженными и заболевшими 1 336 тыс. Другие авторы утверждают, что с июня по декабрь мы лишились 3 987 700 человек, в том числе безвозвратно — 2 841 900. Авторы учебника для вузов «История Советского государства» утверждают, что до 1 декабря 1941 г. СССР потерял убитыми, без вести пропавшими и пленными 7 млн. человек. Возникает вопрос: так кто же из них прав?
1     Нет ответа и на вопрос: сколько всего потерял СССР за все годы войны? До сих пор наблюдаются большие различия в общем количестве человеческих жертв. Известно, что цифры о потерях Советского Союза официально несколько раз менялись, причем не по вине исследователей, а по прямому указанию руководителей страны. Объясню ситуацию. Сразу после войны председатель СНК СССР доложил И. В. Сталину, что потери составляют более 15 млн. человек, на что Генсек бросил реплику: «Это слишком много». И тогда, значительно снизив показатели, В. Молотов на Пражской конференции в 1946 г. смутно заявил, что потери Советского Союза равны 7 млн. Было неясно — это только потери военных лиц или сюда входят и гражданские? На самом деле жертв было во много раз больше. В 1958 г., когда начали писать шеститомную историю войны, по указанию Н. С. Хрущева ранние данные подняли до 20 млн. человек. Именно их и использовали в течение почти 30 последующих лет.
В 90-е годы во времена Б. Н. Ельцина, были озвучены самые верные, наиболее полные и реальные цифры. Специальная комиссия Генштаба Минобороны РФ после окончательного уточнения выдала, что военные потери СССР — убитые, пропавшие без вести, попавшие в плен и не вернувшиеся, умершие от ран и по болезни — за 1941-1945-гг. составили 8 668 400 человек. Добавим сюда потери гражданского населения — более 19 млн. Итого общее число жертв может составить более 27 668 400 человек. Хотя в последние годы нашлись исследователи, которые утверждают, что цифры были еще больше. Однако конкретных документальных подтверждений они не дали.
Старшее поколение, которое пережило страшную войну, и молодежь, которая многого о ней не ведает, должны знать, хотя бы для сравнения бедствий войны, каковы потери нашего главного врага — фашистской Германии и ее сателлитов.
И здесь тоже нет единого мнения. Одни заявляют, что Германия и ее союзники потеряли 6 млн. 700 тыс. человек, другие — более 10 млн. Более точные сведения в свое время дал казахский академик М. К. Козыбаев, который утверждал, что только военные потери Германии составили 8 649 500 человек. Других данных на сегодня мы не имеем. Даже эти      цифры показывают, насколько была велика разница в потерях воюющих стран. Возникает невольный вопрос: почему такая великая страна, как Советский Союз, с огромным военным потенциалом потеряла во время войны так много людей?
Это особенно важно сейчас, поскольку во многих сферах общественно-политической жизни страны угасает интерес ко Второй мировой и Великой    Отечественной войне. Мы постепенно теряем память, за которую заплатили очень дорогой ценой.      Нарушение единого пространства и полный распад бывшего Союза ССР, новые войны и межнациональные конфликты на территории СНГ, запоздалые псевдонациональные чувства и патриотизм затмили память многих поколений, особенно молодого.      Отсюда и незнание истинных бед войны.
Есть четвертая проблема, которая требует особого и тщательного подхода. Речь — о легионерах, предателях и невозвращенцах всех мастей. Эта тема для советской историографии была закрытой или рассматривалась предвзято. До сего времени не изучены и не опубликованы официальные архивные материалы о перечисленных категориях лиц. В последнее время стало известно, что на стороне немецких фашистов воевало более 1 миллиона человек (раньше, в советской военной историографии, эта цифра считалась завышенной).
Причем среди гитлеровцев оказались представители многих народов Советского Союза. По некоторым данным, к середине 1943 г. в немецких частях насчитывалось от 400 до 600 тысяч добровольцев, преимущественно из числа предателей и военнопленных. Известно, что фашистская Германия приложила много усилий для      создания некоего «национального противовеса» Красной армии из бывших эмигрантов и пленных представителей народов СССР. Этот замысел осуществлялся путем создания различных национальных комитетов с конкретной задачей и целью раскола союза народов СССР. Так, в 1942 г. были созданы северо-кавказский, туркестанский, татарский, калмыцкий, карачаевский, кабардино-балкарский, азербайджанский, армянский, грузинский и другие национальные комитеты. Ведущая роль в них оставалась за эмигрантами страны Советов. В этих же целях формировались так называемые “восточные легионы”, русская освободительная армия “из числа предателей, перебежчиков и военнопленных. В рядах легионеров или различных формирований оказались украинцы, белорусы, латыши, литовцы, эстонцы, казаки, представители народов Кавказа и большое количество русских. На стороне гитлеровцев воевали и представители народов Центральной Азии в лице Туркестанского легиона. В его рядах были татары, казахи, узбеки, туркмены, таджики, кыргызы и др. Данную проблему еще предстоит всесторонне изучить. Но надо писать реально, объективно и не кидаться от крайности к крайности, помня о том, что эти люди были и остались предателями своего народа и  Отечества, они не выдержали трудного испытания.
Всего за годы войны немецкие власти создали в действующих войсках 90 пехотных батальонов из легионеров, численностью около 1 000 человек в каждом. Из них 26 туркестанских батальонов, 15 азербайджанских, 13 грузинских, 12 армянских, 9 северокавказских, 8 — крымских татар, 7 — волжских татар и других народов Поволжья и Урала. К весне 1943 г. была сформирована первая казачья дивизия под командованием генерала фон Фаннвица. Помимо этого, к концу 1944 г. в войсках СС числились 7 дивизий из украинцев, белорусов и прибалтов. Эти цифры до сих пор спорны и требуют уточнений. Наиболее организованный характер носило образование «Русской освободительной армии» (РОА) генерала Власова в конце того же 1944 г., которое поддерживало правительство Германии. 28 января 1945 г. Гитлер назначает генерала Власова главнокомандующим всеми русскими формированиями — новообразованными и возникшими в результате перегруппировки. К апрелю 1945 г. в РОА Власова были сформированы три дивизии, противотанковая бригада, военно-воздушные подразделения, а также  открыто офицерское училище.
Основу их составляли военнопленные. Среди ближайшего окружения Власова находились генерал-майор Ф. Трухин (бывший начальник оперативного штаба ПрибОВО), В. Малышкин (бывший начальник штаба 19-й армии), Г. Жиленков (бывший член Военсовета 32-й армии), С. Буняченко (бывший командир 389-й стрелковой дивизии), Д. Закутный (бывший начальник штаба 21-го стрелкового корпуса) и ряд других офицеров и политработников Красной армии. Истребительную и бомбардировочную эскадрильи РОА возглавляли Герои Советского Союза С. Бычков и Б. Антильевский. Правду о них должны знать многие поколения граждан как СССР, так и республик СНГ. Они и вся их армия были, есть и останутся в народной памяти как изменники и предатели Родины, которым нет и не может быть оправдания и прощения.
Тем не менее во многих республиках СНГ наблюдается тихое, но методичное оправдание предателей, легионеров всех мастей Великой Отечественной войны. Особенно ярко это выражается в государствах Прибалтики, где пытаются представить их чуть ли не защитниками Отечества, национальной независимости и народными героями. Есть курьезные случаи и в Центральной Азии. Например, в Казахстане академик М. Козыбаев свидетельствовало чудовищном факте. Еще в 90-е годы в Книге памяти Кызыл-Ординской области Казахской ССР представили казахов Туркестанского легиона фашистской Германии  как «защитников Отечества». Не является ли это кощунством по отношению к тем, кто кровью и героизмом добивался Великой Победы? К сожалению, подобные попытки есть и у нас в Кыргызстане. Недавно в Интернете прочитал о том, что «…В 1943 году в нацистской Германии Сатар Алманбетов, псевдоним Беталма, переопубликовал отрывок эпоса «Манас» в количестве 2 000 копий. Это явление никогда бы не появилось в советской историографии, а теперь мы должны об этом написать. Он хотел поднять патриотизм тех кыргызов, которые боролись против красной чумы…». Что сказать псевдопатриотам-авторам таких опусов? Как подтверждает журнал «Шоокум», такой предатель — Сатар Алманбетов действительно был. Бывший сотрудник Министерства юстиции Кыргызской ССР во время войны занял пост вице-президента Туркестанского легиона, то бишь заместителя самого Вали-хан Каюма, главы легиона.
В то же время отдельные лица и группы людей западных республик, особенно Прибалтики, не считают Красную армию освободительницей, напротив, осуждают. С недавних пор это проявляется и на Украине.
В последнее время слышатся голоса, особенно среди националистов разного толка и отдельных категорий молодежи, что это была война русского народа. Мол, нерусские, неславянские народы, в том числе Средней Азии, могли и не воевать, не защищать Советский Союз. Некоторые пытаются предъявить претензии русскому народу за отцов, погибших, защищая якобы русскую землю. Полагаю, нельзя допускать подобных выпадов, поскольку они могут оказаться для страны губительными, ибо тогда у всех республик была одна Родина — Советский Союз. Другой Родины они не знали.
Пятый малоизученный вопрос — проблема дезертиров из Красной армии. Их было достаточно много во время войны — и русских, и украинцев, и белорусов, и народов Северного Кавказа, и др. К сожалению, до сих пор неизвестно, сколько всего человек дезертировали. Более того, до сих пор не опубликованы официальные документальные данные об этом. Плохо и то, что эта тема отражена только в отдельных художественных произведениях. Яркий пример тому Исмаил — герой повести Чингиза Айтматова «Лицом к лицу».
Шестая проблема — принудительное переселение многих народов Союза ССР. Следует отметить, что депортация народов во время Великой Отечественной войны рассматривалась советским государством как превентивная мера — относительно немцев Поволжья, курдов, турков, греков и др., как мера карательная — в отношении чеченцев, ингушей, балкарцев, карачаевцев, крымских татар. И в то же время она рассматривалась как мера военно-стратегического характера, имевшая целью создание более «надежного» слоя пограничного населения. Это был так называемый пропагандистский мотив советского правительства. Следует сказать, что первая волна депортации проводилась еще до войны в целях зачистки пограничных районов от неблагополучных элементов. Эта мера использовалась против корейцев, китайцев не только из приграничных районов, но и со всей территории Дальнего Востока. Вторая волна зачистки была объявлена против всякого рода диверсантов, предателей и других категорий населения. Вообще в те годы в целом выделялись 17 контингентов спецпереселенцев: корейцы Дальнего Востока, китайцы тех же краев, немцы Поволжья, «оуновцы», бывшие кулаки, народы Крыма (крымские татары, греки, болгары и др.), власовцы, антисоветские элементы западных областей Украинской ССР, Белорусской ССР, республик Прибалтики (в основном поляки), народы Северного Кавказа, «фолькедойчи», «немецкие пособники», эстонцы, литовцы, латыши и др. Например, согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 23 августа 1941 г., были депортированы немцы Поволжья. В указе говорилось: «…По достоверным данным, полученным властями (НКВД), среди немецкого населения, проживающего в районах Поволжья, имеются тысячи и десятки тысяч диверсантов и шпионов, которые по сигналу, данному из Германии, должны произвести взрывы в районах, населенных немцами Поволжья… Во избежание таких нежелательных явлений и для предупреждения серьезных кровопролитий Президиум Верховного Совета СССР признал необходимым переселить все немецкое население…». В результате только в степи Казахстана депортировали 441 731 немца Поволжья.
Радость победы под Сталинградом и на Северном Кавказе сменилась горечью грубейшего нарушения Сталиным и его подручными элементарных прав малых народов. Они келейно осудили и выслали из родных краев чеченцев, ингушей, балкарцев, карачаевцев и другие народы Северного Кавказа. Эшелоны с несчастными обездоленными людьми стали прибывать в Кыргызстан, Казахстан, Узбекистан, Сибирь с конца 1943 г.
А в августе 1944 года приходилось принимать, размещать, обеспечивать питанием и топливом месхетинских турок, курдов и хемшилов, а затем и крымских татар. Кыргызстанцы сделали все, чтобы обустроить спецпереселенцев на новом месте, облегчить их тяжелейшее положение. Так, с конца февраля 1944 г. из Северного Кавказа было депортировано более 650 тысяч чеченцев, ингушей, калмыков, карачаевцев, ассирийцев, аварцев, кабардинцев, лезгинов, курдов, лазов, дагестанцев, зардинов, турков-месхетинцев, кумыков, тавлинов, хемшилов и др. 406 тысяч из них нашли свое временное, а многие — вечное пристанище в Кыргызстане и Казахстане. Весной 1944 г. были отозваны с фронта и отправлены на новые места жительства около 150 тысяч чеченцев, ингушей и карачаевцев. Им запрещалось носить военные погоны, изымались военные билеты как у представителей народов-предателей. Летом того же года их участь разделило около 225 тыс. крымских татар и их соотечественников болгар, греков, армян, проживавших в Крыму. Всего к осени 1944 г. общее число выселенных за время войны составило 1 514 000 человек. По данным НКВД, местами переселения чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев, аварцев, кабардинцев, лезгинов, дагестанцев, зардинов, кумыков, тавлинов являлись территории Казахской и Киргизской ССР. Крымских татар — территория Узбекской ССР, калмыков — Красноярский и Алтайский край, Новосибирская и Омская области, немцев  Поволжья — Казахская ССР и Сибирь. Главной причиной их депортации явилось поголовное обвинение в шпионаже и диверсиях, а критерием их вины — принадлежность к тому или иному вышеуказанному народу. В принципе виновными могли быть единицы, десятки, а может, и сотни, но ни в коем случае не целые народы.
В 1943 г. в соответствии с решением СНК СССР в нашу республику направили 21 500 поляков из западных районов Украины и Белоруссии. Все они были обустроены, более того, для польских детей открыты 15 школ, занятие в них велись на польском языке (в Ошской области в 1944-1945 гг. работали одна средняя, 7 семилетних и 3 начальных польских школы, 2 интерната). Также были открыты 55 классов при русских школах, в которых обучались 1 260 детей поляков.
Согласно совместному постановлению СНК Кыргызской ССР и ЦК КП(б), утверждался план расселения переселенцев — не более 50 семей на территории одного населенного пункта, наделение их приусадебным участком, оказание содействия в строительстве домов и вовлечение в производство. В районах расселения создали «тройки» — председатель областного или районного исполкома, секретари областного и районного комитета партии и начальник УНКВД. В их обязанности входила подготовка помещений для жилья, не менее 15-дневного запаса топлива, а также предоставление транспорта для вывоза от станции разгрузки до места поселения. 16 июня 1944 г. СНК Кыргызской ССР и ЦК КП(б) принимает еще одно постановление — о выдаче скота, продовольственного зерна депортированным народам. Так, среди спецпереселенцев были распределены 9 926 голов лошадей, 24 472 голов крупного рогатого скота, 6 000 овец и коз, 24 700 центнеров зерна, а также ссуда в размере 7 тыс. рублей на семью с рассрочкой на 7 лет и др. Конечно, все это было ничто по сравнению с тем, что перенесли лишившиеся очагов люди. Народ Кыргызстана оказывал им помощь всем тем, чем располагал.
Депортированные народы были рассредоточены и расселены по отдельным айылам, посёлкам в различных областях и районах Кыргызстана, Казахстана и Узбекистана как «спецпоселенцы» — т.е. как особая категория людей, переселенных без права изменения места жительства без особого на то разрешения органов властей. Надо сказать, что положение переселенцев характеризовалось унизительными процедурами регистрации, перерегистрации и отметок в местных комендатурах, органах НКВД. На каждого достигшего 16 лет, заводилась персональная карточка, велся повсеместный посемейный учет. Так они прожили все военное и послевоенное время, оставаясь ущемленной категорией населения почти до середины 50-х годов.
Следует отметить, что переселение людей потребовало огромных расходов государства, без того изнуренного тяжелой войной. Перевозка, размещение и обеспечение минимальным необходимым выявили огромные трудности в регионах, и без того испытывавших кризис продовольственных ресурсов. Но приказ есть приказ, его надо выполнять. И местные органы власти выкручивались как могли. Кстати, один из документов тех лет свидетельствует, что «…В 1944 г., когда враг еще был на нашей земле, Верховный главнокомандующий выделил 4 000 вагонов, чтобы бросить в ссылку свыше 600 000 женщин, детей, стариков Кавказа…». Там же находим, что за образцовое выполнение этого специального задания правительства орденом Суворова первой степени награжден Генеральный комиссар Госбезопасности СССР Л. П. Берия. Как говорится, ни убавить, ни прибавить.
Седьмая проблема — репатриация граждан. Репатриация — это возвращение на родину военнопленных, перемещенных лиц, беженцев и эмигрантов. После победоносного завершения Великой Отечественной войны карательная политика по отношению к тем, кто по разным объективным и субъективным причинам оказались в лагере противников, общались или сотрудничали с неприятелем, еще более ужесточилась. В первые послевоенные годы, в период репатриации бывших граждан Советского Союза, число проверочно-фильтрационных лагерей увеличилось втрое. Всего же за военное и послевоенное время проверке и фильтрации подверглось около 6 млн. граждан, из них более полумиллиона осели в ГУЛАГе.
Восьмой вопрос — проблема так называемого трудового фронта. Это миллионы людей, которые в годы войны работали по специальному призыву партии и правительства на предприятиях военно-промышленного комплекса Урала, Сибири и других регионов. Причем  по 16-18 часов в сутки. Многие из них умирали прямо за станками. К сожалению, бойцы невидимого фронта так и остались незамеченными. У меня самого дедушка был бойцом трудового фронта и работал на заводах Урала. Даже по прошествии столького времени этой категории людей не предоставлены социальные льготы, они не приравнены к ветеранам войны, что несправедливо. До сих пор мало кто их вспоминает. Это очень печально и обидно.
Последняя проблема заключается в том, что до сих пор нет единого мнения как среди ученых-историков, так и политиков о количестве стран-участниц антифашистского союза. Некоторые коллективы авторов указывают, что если до войны противниками фашистского блока были 18 государств, то к концу войны их насчитывалось более 50. Другие указывают, что если в начале антифашистская коалиция объединяла 26 государств, то в конце — 56. Пора бы и  здесь внести ясность.
Думаю, на все эти и другие вопросы Великой Отечественной надо найти ответы и довести их до сознания многих людей, особенно молодого поколения. 70 лет, прошедших после войны, — немалый срок. Пора ее военно-политические, исторические и моральные аспекты рассмотреть всесторонне, объективно и дать им достойную оценку.

Б. АБЫТОВ,
доктор исторических наук, профессор, проректор ОшГЮИ.
Фото Нины ГОРШКОВОЙ и Кифаят АСКЕРОВОЙ. 

Добавить комментарий