ОТКРЫТЫЕ ЛИЦА ИРАНА

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

http://cepta.cat/download/2019-03-21/2207.html (Часть 5)

 

Дворцовые комплексы шахов, правивших в разные периоды Ираном, конечно, представляют собой разительный контраст с условиями, в которых жил аятолла Хомейни. Всего на территории Тегерана, как нам  сказали, пять дворцовых комплексов. Нас повели в Саадабад, разумеется, расположенный в северной, самой прохладной части города Речка Дарбанд, выбравшись из ущелья, пробегает и по его территории. Комплекс был построен  в начале прошлого века династией Каджаров  в качестве летней резиденции, но довелось в нем  жить в основном династии Пехлеви. Экскурсию в Саад- абад не случайно-то и поставили в программе сразу после посещения махалли Джамаран. Но, честно говоря, ни так называемый Зеленый дворец (Green Palase), в котором жил предпоследний из шахов — Реза Пехлеви, ни Белый дворец, служивший резиденцией его сыну Мухаммеду Реза Пехлеви, окончившему жизнь в изгнании, не произвели на нас сильного впечатления. Хотя, разумеется, оба дворца свидетельствуют о роскоши широчайшего масштаба: тут тебе и ювелирной работы лепнина на потолках, и громадные, едва не достигающие голов люстры с канделябрами, и мраморные ступени, и золотая посуда, и золотые краны в ванной комнате повелителя, и опять же золотые дверные ручки с фирменным знаком — короной… А Green Palase, названный так, как и Белый дворец,  из-за цвета, который преобладает в их наружной отделке, так тот просто ослепляет из-за несметного  количества зеркальных кусочков, которыми выложена  мозаика в его залах. Однако на всем этом  уже лежит печать затхлости: и шелк на стенах поблек, и зеркальная  мозаика, хоть и сияет, смотрится как-то дешево…

Нас Саадабад интересовал прежде всего как место встречи Сталина и  Мухаммеда Пехлеви во время проведения  в 1943 г. Тегеранской конференции лидеров  трех союзных государств — СССР, США и Великобритании. На  этой встрече Сталина, Рузвельта и Черчилля, как известно, решался вопрос об открытии второго фронта. Мы об этом хорошо знаем и по учебникам истории, и по фильму «Тегеран-43», захватывающе рассказавшем о предотвращенной попытке покушения на «большую тройку», и самое главное, знаем благодаря  тому, что жива и пульсирует память о Великой Отечественной войне.

Поразило, что современные  иранцы почти не знают об этой конференции, включая тот факт, что она проводилась на территории советского (ныне российского) посольства. С чем это связано? Возможно,  с неприятными воспоминаниями: начиная с  августа 1941 г. территория Ирана была оккупирована советскими и британскими войсками, чтобы избежать втягивания Тегерана в войну на стороне Германии, а также захвата нефтяных месторождений. В то же время выходит, что Иран тоже сыграл значительную роль в победе над фашизмом, потому что по его территории союзники доставляли технику по ленд-лизу для воюющего СССР. Как бы то ни было, нам удалось только узнать, что встреча молодого шаха и Сталина произошла на территории Саадабада. А уж в каком из дворцов или залов, никто из сопровождавших иранцев не ведал. Если верить размещенным в интернете воспоминаниям Н. Власика — телохранителя И. Сталина, — то аудиенция состоялась в «поистине сказочном хрустальном дворце». А это похоже на зеркальное великолепие Green Palase.

10

…Посещение Национальной библиотеки не входило в программу поездки, однако один из нас очень хотел увидеть интересовавшие его старинные рукописи, и организаторы устроили такую экскурсию, о чем никто не пожалел.

…Дверь в отдел древних рукописей, конечно, особенная, бронированная, со сложной системой замков. Хранитель медленно отворяет ее, и мы оказываемся в небольшом, метров три на пять, зале, где выставлены бесценные сокровища.  Становится понятной особенность конструкции двери. Древнейшая из хранящихся здесь рукописей создана более тысячи лет назад. Под стеклом лежит «самый красивый в исламском мире» Коран, как охарактеризовал его хранитель. Драгоценный экземпляр, написанный в 1219 г. в Ширазе,  раскрыт, и предоставляется возможность оценить величайшее мастерство его создателя. Каждая строка заключена в золото, по периметру  страниц — тончайший орнамент. Яркость красок и четкость каллиграфии сохранились так, как будто над ними корпели вчера, а не  тысячу лет назад. Только бумага немного пожелтела. Хранитель говорит очень тихо, словно боясь нарушить голосом  созданный для уникальных  экземпляров микроклимат. Здесь же  хранятся два маленьких листка, исписанных рукою имама Али, погибшего от рук врагов почти 1200 лет назад. Имам считался блестящим знатоком Корана и полемистом. Писал очень мелким почерком, на сохранившихся листках изложены 43-я и 58-я суры Корана. Рядом — кусок  кожи газели форматом чуть больше современного стандартного листа, на ней рукою другого древнего мастера выведена 3-я сура Корана. Под следующим стеклом — «лучшая в мире медицинская энциклопедия», по определению хранителя.

На левой  стороне — текст, на правой — физиологическое изображение человека с внутренними органами: все просто и понятно. И тоже великолепная сохранность красок. Фотографировать, само собой, запрещено. Хранитель  стремится  быстрее провести экскурсию и ответить на возникшие вопросы уже за дверью. На вопрос, можно ли найти снимки книг в интернете, он говорит, что в интересах безопасности они не все сосканированы и выставлены в мировом визуальном пространстве. Под безопасностью имеется в виду в том числе предотвращение самой возможности повторить узоры, выведенные на страницах ценных изданий. Дело в том, что в  Иране мастера  очень щепетильно относятся к своему труду и даже каждый ремесленник на своем изделии (серьгах, кувшинах, скатертях и т. д.) ставит роспись, чтобы никто не скопировал и не выдал за свое.

Национальная библиотека работает круглосуточно, выходных у нее — всего 3 дня в году. Ее общий фонд составляет 2 миллиона экземпляров. Кроме фарси, есть  литература на английском, французском, немецком, русском. Имеется, между прочим, книга А. А. Акаева. Готова библиотека принять и эпос «Манас», если пришлют.

По отзывам знакомой, прожившей в этой стране несколько лет, иранцы — читающий народ, и больше времени проводят за книгой, нежели в интернете.  Проходящую каждый год в Тегеране Международную книжную выставку, для  которой выделяют самую большую в стране мосаллу имени Хомейни (место для совершения общественного намаза), посещает очень много молодежи. Люди отправляются на нее с заранее составленными списками книг, которые хотели бы приобрести. Не удивляйтесь, если в такси водитель процитирует вам стихи Саади, Хафиза или  Омара Хайяма: их знание передается в семьях из поколения в поколение…

8

Бросив вызов Западу своим решением строить совершенно новую модель государства и вести самостоятельную внешнюю политику, Иран, получив  в ответ жесткие международные санкции, не озлобился и не опустил руки. Напротив. И это, пожалуй, самое поразительное, что его характеризует. Достаточно сказать, что он занимает 5-е место в мире по количеству регистрируемых международных стандартов в области нанотехнологий. 31% изобретений, регистрируемых сегодня в самом Иране, связаны с нанотехнологиями.

Первым иранцем, с которым мы заговорили, переступив порог аэропорта, был переводчик Мохсен Хагбин, и уже вскоре после  знакомства он, старательно выговаривая слова, произнесет такую интересную фразу: «Мы поднялись не ИЗ-ЗА эмбарго, а БЛАГОДАРЯ ему». Позже г-н Нияван (к сожалению, не успела записать его имя), заместитель руководителя парка технологий Pardis, выскажет мысль примерно такого содержания: «Теперь мы даже рады санкциям, потому что ту продукцию, которую раньше импортировали, стали производить сами». Нужно знать психологию иранца, его чувства национального достоинства и патриотизма, чтобы  уловить тонкий смысл, который они стремятся передать. Да, в условиях эмбарго им приходилось и приходится нелегко. Но они смогли выйти из ситуации достойно, сами обеспечив себя необходимым и вдобавок совершив рывок  в науке, во всех важнейших сферах производства, поэтому вправе теперь давать такую оценку санкциям.

Парк  технологий Pardis, расположенный в 20 километрах от Тегерана, это демонстрирует. К нему ведет шоссе Демавенд, названное по имени высочайшей вершины Эльбурса. Путеводители сообщают, что Демавенд является наивысшей  точкой (5610 метров) не только Ирана, но и всего Ближнего Востока. На самом деле гора  является потухшим вулканом, и, поднявшись на нее, можно увидеть не только Тегеран, но и Каспийское море. Пейзаж справа и слева от шоссе дает возможность убедиться, насколько интенсивно осваиваются окрестности Тегерана: какой холм ни возьми — на нем развернуто строительство какого-то комплекса.

1

Какой-то участок магистрали между Тегераном и парком технологий — платный. Нам объяснили, что строительные компании, построившие дорогу, взимают первое время плату за проезд, чтобы окупить затраты.

Pardis, если быть точным, давно уже не парк, а город с огромным населением и улицами. Что интересно, самая главная и широкая, по которой въезжают в него, называется улицей Инноваций, а все остальные — соответственно улицами  Инноваций № 1,  № 2 и т.д. Общая территория парка пока составляет  38 га, но в перспективе ее планируют увеличить до  тысячи гектаров. Созданный больше десяти лет назад, Pardis продолжает расширяться. Делится на две зоны: инноваций и науки. В общей сложности здесь разместили свои предприятия более 170 компаний, которые трудятся в сферах нано-, био-, информационных технологий, фармацевтики, химии, градостроительства и во многих других. Они на 15 лет освобождены от уплаты налогов и таможенных пошлин. Парк функционирует при президенте страны, поэтому  его финансирование осуществляется напрямую, без участия министерств. Большая часть компаний — государственные, остальные покупают здесь землю и возводят свои предприятия. Налажено устойчивое сотрудничество с университетами — не только с иранскими, но и с зарубежными, включая американские. Несмотря на эмбарго, продукция (технологии) экспортируется в 25 стран мира, при этом 47% ее — в государства Азии. В Америку тоже уходит, но пока мало. Среди инноваций, созданных учеными Pardis, — лекарство для лечения ВИЧ и СПИДа, которое надолго укрепляет иммунитет больного. Во многих странах оно уже прошло испытания, зарегистрировано и применяется. Нам демонстрируют также  лекарства от мигрени и для лечения «диабетической стопы», созданные на растительной основе, а также цифровой передатчик телевещания. Передатчик — как раз из  того списка продукции, технологию которой иранцы были вынуждены разработать из-за эмбарго и наладить производство.

И еще очень важный  факт:  государство в лице Pardis приветствует интерес школьников к науке и создает им для этого условия. «У нас в парке детям разрешается трогать все», — сказал г-н Нияван. Под «все» он на самом деле имел в виду уголок различного оборудования, где дети, играя, узнают, например, разницу между обычной лампочкой и энергосберегающей. Стреляя из специальной винтовки, они постигают, как с помощью лазера попадать в цель.

9

Уезжая из Pardis, обращаем внимание, что на его улицах много  иномарок, ввоз которых в страну недешев, — нигде в Тегеране такого количества не видели. Работа  в компаниях на территории парка, видимо, высоко оплачивается.

7

У Pardis есть второе название: «Иранская кремниевая долина». Оно выведено огромными буквами под его вывеской на фасаде одного из зданий по аналогии с Кремниевой долиной в штате Калифорния. Аналогия неудивительна. В Интернете есть информация, что 20% ведущих программистов Кремниевой долины в Штатах — это специалисты иранского происхождения.

Продолжение следует.
http://zoezuckermann.com/includes/como/4686.html Кифаят АСКЕРОВА.
Фото автора.
Бишкек-Тегеран.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *