Кино — искусство дерзающих

watch Буквально на днях в поисках какой-то бумаги я был вынужден рыться в своих домашних книжно-журнально-газетных «залежах», на разбор и систематизацию которых всё никак не найду времени.  Злясь на себя и торопливо перебирая одну стопку за другой, я взял в руки какую-то из своих многочисленных записных книжек, раскрыл её, пробежал глазами две-три строчки, а потом уже не мог оторваться от чтения и вообще забыл, что искал.
Оказалось,  что это были  короткие записи, которые я делал…  48 лет назад, и, что еще более удивительно, они напрямую относятся к нашему кино — тому самому,  которое сегодня отмечает
70 лет со дня рождения.

Вот вам и случайность!  Вот и пойми теперь, кто и почему «планирует» её возникновение и,  более того,  «увязывает» с тем или иным «родственным» событием текущего времени. Ну да ладно!  Разбираться в таких премудростях — это прерогатива философов,  а мы займёмся главным предметом нашего внимания — нашим кино. И при этом, как я полагаю, было бы целесообразно взять в  качестве отправной точки нашего разговора

go Первый генеральный смотр
Множество кыргызстанцев разных поколений хорошо осведомлены о том, что «киргизское киночудо» отчётливо обозначилось в конце 50-х — начале  60-х годов прошлого века. В республике активно заговорили о явных успехах кинематографистов в сфере документального кино, об их творческих  дерзаниях,  поисках и стремлении уйти от шаблонов, откровенно официального восприятия и трескуче-пафосного изложения событий,  а также заметных проявлений общественной жизни.
Творческая интеллигенция, журналисты, киноведы  да зачастую и республиканская пресса в целом   поддерживали начавшиеся перемены,  смелую позицию молодых режиссеров и операторов.  Все это, несомненно, оказывало свое воздействие на формирование общественного мнения, приучало зрителей воспринимать новизну в фильмах как должное.  Одним словом, Киргизия была готова принять перемены в области кино, хотя эти изменения и носили довольно принципиальный характер.
Однако заметного идеологического «попустительства» наших властных структур к новшествам в кино было ещё недостаточно для безоговорочного выпуска фильмов на экраны.  Была ещё Москва. Вот она-то на своей   идеологической «таможне» и проводила досмотр новых киноизделий и бесповоротно решала,  опустить или поднять перед ними шлагбаум,  открывая доступ к многомиллионной аудитории.
Начальствующие киргизфильмовцы часто бывали в Главном управлении по кинематографии Министерства культуры СССР, где всегда рассматривалось и утверждалось количество намечаемых к производству фильмов, объёмы средств, отпускаемых на эти цели, вопросы переподготовки кадров, их аттестации и т. д.  Поэтому в главке были наслышаны о неугомонных фрунзенских киношниках и целой серии их творческих «вывертов».
Смотрю записную книжку.  Ох ты!  В феврале 1963 года в Москве состоялся просмотр наших нашумевших фильмов. Причём  не  только  в  главке,  но  и в Союзе кинематографистов  страны, который к тому времени уже приобрел довольно ощутимую весомость.
Для участия, как сказали бы теперь, в презентации фильмов в Москву прилетела небывало внушительная по тому времени группа наших кинематографистов. Подчёркиваю, именно по тому времени, так как творческие взлёты Мелиса Убукеева, Толомуша Океева и Болотбека Шамшиева,  приобретение ими всенародной известности и  авторитета — все это было ещё впереди. В главк  прибыли главный редактор «Киргизфильма», известный писатель Касым Каимов,  председатель Союза кинематографистов республики, писатель и сценарист Михаил Аксаков, кинорежиссёр Юз Герштейн, операторы Альгис Видугирис, Игорь Моргачев и ваш покорный слуга, работавший в то время в Министерстве культуры и курировавший систему кинематографии. Возглавлял группу директор киностудии Шаршен Усубалиев.
В Москву были привезены документальные фильмы «Бибисара Бейшеналиева», «Обращенные к солнцу», «Заводские встречи», «Твои подруги», «Люби свой город», а также художественный фильм «Зной» Ларисы Шепитько,  производство которого было только что завершено.
Просмотру киноработ из Киргизии главк придал исключительно важное значение. В записной книжке я прочёл фамилии участников, и меня охватило чувство какого-то взволнованного удивления. Это был действительно генералитет советского кино. Кинорежиссёры Иван Пырьев, Юлий Райзман (каждому из них по шесть раз была присуждена Сталинская премия), выдающиеся кинодокументалисты Роман Кармен, Илья Копалин, Анатолий Гловня, Ирина Венжер и другие знаменитости. В записной книжке они названы мной «китами». Просмотр вызвал большой интерес, в обсуждении фильмов  приняли участие многие москвичи. Вечером в гостинице я дословно написал: «Наши все ушли с высоко поднятыми головами».
Состоявшийся в Москве «плац-парад» стал для киргизского кино особо значимым и во многом определяющим событием. Были недвусмысленно и бесповоротно поддержаны начавшиеся на «Киргизфильме» прогрессивные творческие процессы.
Роль состоявшегося просмотра возросла ещё и потому, что в те же дни и те же наши фильмы, но только отдельно, как говорят, «в закрытом порядке» смотрели и соответствующие работники ЦК КПСС. Они не нашли в них ничего вредного или неприемлемого. И получилось так, что после февраля 1963 года руководящие партийно-советские органы республики стали выносить свои оценки новым фильмам более осмотрительно.
Творческие дерзания Убукеева, Океева, Шамшиева, Базарова и их    неравнодушных коллег уже не сковывались мучительной озабоченностью о предстоящей сдаче начальству своих работ и становились осязаемо плодотворными, так как произрастали теперь на почве по большей части размороженной.
Особенно отрадно, что бок о бок с ними — будущими классиками киргизского киноискусства  — трудились

source link В одной связке
и другие киргизфильмовцы, задышавшие полной грудью. Каждый из них был преисполнен горячего желания стать автором непременно свежей, притягательной киноленты, которая была бы отлична от других и новизной содержания, и манерой его кинематографического воплощения.
Сценаристы, режиссёры, операторы имели одинаковые в своей основе взгляды на окружающую действительность, прошли одну профессиональную школу и не тратили время на непродуктивные идеологические «разборки» и споры между собой. Все, как единая команда, занимались одним делом, им не были чужды здоровые амбиции, и каждый не хотел оказаться в аутсайдерах.
Наступило время, когда на «Киргизфильме» стало работать интересно и престижно. Буквально на глазах крепли знания и мастерство вчерашних помощников и ассистентов, состоявших на побегушках и таскавших железные коробки с пленкой. Не проходило и дня, чтобы в коридорах студии, в столовой или во дворе, на скамейках под берёзами не говорили о сегодняшнем просмотре диковинного материала,  отснятого где-то у черта на  куличках, или о просмотре  в Доме кино  нового фильма по Айтматову,  или о  сообщении из Москвы об отборе нашего фильма для участия в    престижном международном кинофестивале.
Вглядываясь сегодня в наше киношное прошлое, любой информированный соотечественник не может не испытывать чувство благодарственной радости.  А меня в ходе работы над этой статьёй не покидало сожаление, что при всём моём горячем желании я не имею возможности не только двумя-тремя фразами отметить самое существенное,  что сделано нашими корифеями, но даже назвать имена всех тех, кто достоин сыновней или братской памяти и глубокого уважения. Потому что тех, кто оказался навсегда вовлеченным в орбиту кино и достиг в полёте  заманчивой высоты,  к нашему общему счастью, много.
Благодаря умению мыслить на перспективу тогдашних руководителей сферы культуры, поистине, с одной стороны, отеческой, а с другой — государственной заботе о кадрах студия «Киргизфильм» была за короткий срок полностью укомплектована хорошо знающими свое дело специалистами всех профилей. Наряду с режиссёрами и операторами здесь трудились прочно укоренившиеся в коллективе художники, звукорежиссёры, инженеры и организаторы производства. Что же касается актёров, то заботливое и чуткое к ним отношение в съёмочных группах позволило многим из них не только полюбить кино, но и вжиться в него, достичь выдающихся успехов и всенародного признания. А таким мастерам, как Суйменкул Чокморов и Болот Бейшеналиев, студия «Киргизфильм» помогла так впечатляюще раскрыть все грани дарования, что их стали приглашать на исполнение главных ролей другие киностудии страны.
Студия сумела привлечь к работе талантливых литераторов Ашима Джакыпбекова, Исраила Ибрагимова, Кубата Жусубалиева, Мурзу Гапарова, Эркина Борбиева, Улана Токомбаева.  Студии «Киргизфильм» всегда везло и по части редакторского персонала.  Здесь долгое время с большой отдачей трудились такие блестящие знатоки слова, как    Леонид Дядюченко, Асан Шаршенов, Рудольф Чмонин.  Среди редакторов-драматургов с особой весомостью и уважением произносятся имена   народных писателей Мара Байджиева и Кадыркула Омуркулова.  Благодаря своему ярко выраженному таланту, широте и глубине мышления, ясному осознанию своего предназначения они смогли внести свой впечатляющий вклад не только в киноискусство республики,  но и в другие сферы художественной культуры страны.
Кино,  как и любая другая производственная отрасль или духовная сфера, не может развиваться само по себе.  Требуются ещё определённые источники и движущие силы, которые    обеспечивают его поступательное движение. Здесь многое зависит от того, каким потенциалом располагают

Факторы роста
кино и какова степень их оптимального использования.  Таких факторов немало. Однако в связи с нехваткой газетной площади мне придётся сказать о них в самом общем плане.  Умолчать же об этой стороне  дела было бы неправильно, так как она всегда была и остаётся очень существенной.
Не подлежит ни малейшему сомнению, что киргизское кино,  как и любой другой вид искусства,  не могло быть таким полновесным,  звучным и проникновенным, если бы не опиралось на такую фундаментальную и животворящую основу, какой являются обширнейшее и богатейшее народное творчество, веками сформировавшаяся духовность. Сейчас даже представить невозможно, насколько ущербной и приниженной оказалась бы киргизская культура без устных эпических сказаний, а особенно без эпоса «Манас». Все это оказывало и прямое, и косвенное воздействие на кино и стимулировало его рост.
Интенсивное развитие киргизского кино было также обусловлено и другим объективным явлением, произошедшим в первой половине XX века, а именно Великой Октябрьской революцией.  Были созданы беспрецедентные по своей силе и всеохватности возможности для возрождения и стремительного роста образования и культуры всех народов, вошедших в  новое советское государство.  На этот счет    можно было бы привести множество масштабных фактов как в целом по республике, так и по линии кино в особенности.
Другим несомненно положительным фактором роста национального кино является то обстоятельство, что оно набирало силы не в условиях изоляции, а в открытом пространстве, при максимальном взаимодействии и взаимопомощи всех народов страны.  Без практического осуществления этого курса не могло быть и речи о выходе искусства и литературы той или иной республики на международную арену.
В производстве киргизских фильмов участвовали не случайные люди или самоучки, а специалисты  с высшим образованием,  для  их  подготовки и  периодической переподготовки была создана и эффективно действовала чёткая система.
Создаваемые не базе нашей киностудии фильмы стали приниматься для показа в зарубежных странах, так как .уже могли полностью отвечать современным художественным требованиям и общепринятым техническим стандартам.
Учреждение в республике такой общественной организации, как Союз кинематографистов, значительно расширило возможности коллектива «Киргизфильма» оказывать своё воздействие едва ли не на все стороны кинопроизводства. Будучи органом, не зависимым от государственных структур, союз способствует более объективной оценке новых фильмов, организует их просмотры, обсуждения, проводит фестивали, чествования юбиляров, оказывает материальную поддержку нуждающимся. Все проводимые союзом мероприятия в конечном счёте служат благородному делу укрепления единства кинематографистов и  созданию благоприятных условий для их плодотворной творческой деятельности.
В нашем сознании навсегда укоренилась истина о том, что приход Чингиза Айтматова в кино — это фактор, значение которого невозможно ни переоценить, ни осознать во всей его масштабности. То, что сделано в кино лично им, что осуществлено при его содействии или по его инициативе, всё это работает и будет работать, оно вошло в живую, трепещущую  ткань киноискусства, поднимает его над обыденностью и примитивизмом, приобщая человека к тому, что сегодня необходимо ему как воздух, — к духовности. Бесценное наследие Айтматова стимулирует понимание человеком своего места в обществе и смысла своего предназначения. Конечно же, давно назрела необходимость обстоятельного исследования такого дарственного массива, в частности, применительно к активизации процесса самосознания народа, практического возрождения и закрепления его лучших свойств.
Благосклонность неких сил к нашему кино проявилась и в том, что на протяжении всего стабильного периода

На капитанском мостике
находились люди, которые не только воплощали в себе лучшие качества нации, но и, что важнее важного, умели реализовывать их с максимально возможной полнотой. Конечно же, первое почетное место закреплено в общественном сознании за  Кулипой Кондучаловой, многие годы работавшей министром культуры, из которых  она продолжительное время непосредственно руководила сферой кино.  Она не только досконально знала «акваторию» искусства республики, но и обладала потрясающим умением совмещать справедливость,  культуру общения с подчиненными и оптимальные методы достижения намеченных целей. Понятно, что несколькими фразами невозможно охарактеризовать такую крупную колоритную личность,  размах и значение того вклада, который внесла  она в дело развития культуры и приобщения к ней многих поколений соотечественников.
Полное понимание и всяческую поддержку находили кинематографисты и у сподвижника Кондучаловой Марклена Баялинова, возглавлявшего ряд лет Министерство культуры и госкино республики.
Оставил добрую память о себе и другой руководитель — Шаршен Усубалиев. Человек, место  которому в кино было определено,  как  мне думается,  заранее.  Среди кинематографистов он стопроцентно считался  «своим», но умел оставаться  для  них начальником. Усубалиев хорошо понимал душу  творческого человека, обладал  редкой  проницательностью и дальновидностью, он так вёл дело,  чтобы не приглушить творческие  дерзания Геннадия Базарова, Мара Байджиева,  Альгиса Видугириса, Нуртая Борбиева,  Кадыржана Кыдыралиева, Карела Абдыкулова, Мусы Абдиева,  Бекеша Абдылдаева и многих других перспективных авторов.  И разве не показательно, что все вышеперечисленные  кинематографисты впоследствии в  разные годы были удостоены высокого звания «Народный».  Понятно, что все они    сами стали «авторами» своей судьбы, сами год за годом, фильм за фильмом пестовали свою значимость.  Однако бесспорно и  то,  что  над ними, вернее, рядом с ними был такой администратор, который обладал способностью быть одновременно  и  единомышленником, и надёжной опорой в трудную минуту. В течение множества лет  я  ни  разу не слышал от кинематографистов ни одного худого слова, сказанного в его адрес.  Не скрою,  есть и у меня  свои «счеты» к этому человеку,  правда, они более чем приемлемого  свойства. Именно Ш. Усубалиев  «уломал» министра культуры принять решение о моем возвращении в киностудию на должность   заместителя  директора по документальным и научно-популярным фильмам…
Как  видим, в связи с беспрецедентной насыщенностью минувшие 70 лет будут занимать в летописи кыргызского кино особо значимое место. Был создан новый вид искусства, который стал неотъемлемой частью культуры народа, создан обширный фонд кинофильмов, отображающих историю страны нового времени. Нынешним и будущим поколениям кыргызстанцев есть что смотреть и над чем задумываться.
Если же говорить о сегодняшнем состоянии кинопроизводства, то оно порождает немало вопросов. Отрадно, что всё же сохранён кадровый состав, что есть немало молодых людей, страстно желающих посвятить себя этому чрезвычайно сложному, но и не менее интересному, благородному по своей сути делу. Последние два десятилетия, к нашему огромному сожалению, вынудили нас сделать печальный вывод,  что коммерциализация кино бесперспективна и на неё нельзя ориентироваться. На производство хороших фильмов требуются хорошие деньги, а частник, не убеждённый в получении прибыли, вряд ли  решится  вступать в дело. В подтверждение этого заключения можно привести множество неопровержимых доводов.
Завтрашний день кыргызского кино неминуемо станет  в ближайшее время предметом обстоятельного рассмотрения на самом высоком уровне. Сегодня  же  со  всей  решительностью и убеждённостью надо заявить, что без государственного  участия  кино,  как мощное средство содействия прогрессу, неминуемо сойдет на нет  и в конечном итоге перестанет существовать.  Хочется верить,  что недавно избранный глава государства, тяготеющий к сфере художественной культуры, не допустит такого исхода.

Аркадий БИТЮКОВ.

click От редакции. Наш автор — беспокойный член Союза  кинематографистов с 48-летним стажем. «Слово»  неоднократно печатало  его материалы по проблемам кино, в  том числе статью «Государство и кино», а также очерки  об Айтматове, Базарове, Баялинове и других известных деятелях литературы и кино.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий