Кто и как становится террористами?

click here Выступая недавно на торжественной церемонии открытия новой служебной базы полка специального назначения, глава государства подчеркнул особую роль правоохранительных органов в борьбе с религиозно-экстремистскими и террористическими организациями. Живем мы в очень непростое время в условиях прогрессирующей радикализации верующей части общества. Последние события — задержание имама Кара-Сууйского района Рашода Камалова, рьяно проповедовавшего течения радикального ислама, интенсивная вербовка и отправка наших граждан в Сирию для участия в боевых действиях на стороне исламистов и, наконец, антитеррористическая операция по ликвидации боевиков ИГИЛ 16 июля в Бишкеке, ярко свидетельствуют об активизации деятельности религиозных фанатиков. Естественно, милицейские службы, которые занимаются предотвращением этих современных угроз и вызовов, не сидят сложа руки. О том, какие конкретные меры принимаются ими, рассказывает исполняющий обязанности начальника 10-го Главного управления МВД по противодействию экстремизму и предупреждению терроризма Раим САЛИМОВ. 

2 see      — Товарищ полковник, назовите, пожалуйста, приоритетные направления работы вашего главка.
— Это пресечение деятельности подпольных ячеек экстремистских и террористических организаций, предупреждение межнациональных конфликтов, выявление лиц, занимающихся вербовкой граждан для отправки в Сирию,  воспрепятствование влиянию нетрадиционного ислама, а также системные идеологические мероприятия против пропаганды экстремистских идей и борьба с незаконной миграцией.
Сегодня в Кыргызстане на учете в ОВД состоит более 1 800 активных членов экстремистских организаций. Большинство из них — сторонники «Хизб ут-Тахрир». Всего на территории государств-членов ОДКБ и ШОС осуществляют подрывную деятельность около 50 экстремистских, террористических и сепаратистских организаций. 18 из них, в том числе ИГИЛ, особенно опасны. Это заставляет нас искать и применять новые, более эффективные методы упреждения. Над этим мы сейчас работаем.
     — Раим Абдрахманович, не могли бы вы составить условный портрет потенциального террориста, как и по каким причинам им становятся? 
— Так называемым воинам джихада в среднем 25-30 лет. Большинство людей думает, что терроризм — это порождение бедности, следствие воспитания в неполных семьях, психических отклонений личности и другие. Отчасти это так. Однако в действительно-сти социальный портрет террориста несколько другой. Террористы, как правило, выходцы из рядов среднего класса, высших и средних слоев общества, из полных и благополучных семей. И что самое удивительное, очень мало среди них тех, кто имеет религиозное образование. Подвергаясь мощной идеологической обработке, за короткий срок молодежь, не зная канонов традиционного ислама, становится фанатиками.
     — И все-таки, на какой «крючок» вербовки больше всего попадают наши граждане, выезжая в зоны боевых действий?
— Раньше они направлялись туда больше по религиозным убеждениям, сегодня в основном из-за своих социально-бытовых проблем, на чем искусно играют проповедники религиозного экстремизма. Обычно предлагают заблудшим хорошую работу и жилье в Турции, а после соответствующей подготовки переправляют в Сирию. Если раньше вербовали только мужчин, то сегодня объектом пристального внимания исламистов становятся целые семьи. Их заманивают перспективой устроиться на работу и бесплатным обучением своих чад в медресе. Несовершеннолетние дети легче поддаются обработке и представляют собой готовую смену радикалам. По оперативным данным, сегодня в зоне боевых действий в Сирии находятся 105 наших соотечественниц, 57 семей и 71 несовершеннолетний ребенок. Настораживает также тенденция увеличения доли участия женщин в пропаганде радикальных идей и в совершении экстремистских преступлений. Если в 2005 году этот показатель составлял всего 1,1% от общего количества сторонников экстремизма, то в текущем году он вышел на отметку 23%.
     — Есть ли данные о количестве наших граждан, участвующих в боевых действиях в Сирии? 
— Точную цифру назвать не могу. Но есть информация о нескольких сотнях наших соотечественников, воюющих на стороне исламистов, и более 40 погибших.
go to site      — Зачастую сами служители религиозного культа являются приверженцами экстремизма, проповедуя его преступные идеи…
— Вы совершенно правы. Такие факты есть. Сегодня в стране действует около двух с половиной тысяч мечетей и более 80 исламских учебных заведений. Откровенно скажу, что не только простые верующие, но и даже имамы не знают основ веры. По данным недавнего опроса, 70% из них не имеют официального религиозного образования. А некоторые прячут под внешним благочестием и показной религиозностью полное невежество и духовное убожество. В результате мы видим, как в стране растут последователи радикальных исламских движений. Как пример приведу историю того же Рашода Камалова, имама Кара-Сууйского района Ошской области, имеющего разветвленную сеть своих сторонников не только в Центральной Азии, но и в Европе. Поражает цинизм его планов по свержению конституционного строя в Кыргызстане и построению на его территории халифата. Расследование уголовного дела в отношении Р. Камалова с достаточной доказательной базой завершено и передано для рассмотрения в суд.
Отмечу, что проблемными по религиозной ситуации и концентрации активных членов международных террори-стических и экстремистских организаций являются Кара-Сууйский, Араванский и Ноокатский районы Ошской области, Ляйлякский район и город Кызыл-Кия Баткенской, а также Жайыльский район и город Токмок Чуйской области. Религиозная обстановка в них находится под нашим особым контролем. Следует отметить, что в нынешнем мусульманском духовенстве имеются приверженцы различных течений ислама. Поэтому очень важно не допустить конфессиональные противоречия со всеми вытекающими из них последствиями. В этом отношении положительную роль сыграла инициатива главы нашего государства по урегулированию религиозной ситуации с принятием соответствующей концепции.
click      — Товарищ полковник, в рамках дозволенного расскажите о секретах служебной деятельности вашего главка…
— Никакой особой тайны в этом нет, за исключением лишь оперативных разработок подпольных ячеек и активных членов экстремистских и террористических организаций. Работаем в тесном контакте с другими соответствующими силовыми структурами, международными организациями, Государственной комиссией по делам религий, общественностью и населением.      Большую роль в предупреждении экстремистских проявлений играют общественно-профилактические центры (ОПЦ). Раньше они существовали только на бумаге, но с приходом главы МВД генерал-майора Мелиса Турганбаева центры эффективно заработали и стали нашими помощниками в борьбе с преступлениями экстремистской направленности. В целях обмена опытом по инициативе министра наши сотрудники побывали в Китае, России и Турции.
В заключение хочу особо отметить, что проблемы противодействия терроризму и экстремизму неэффективно решать только в отдельно взятой стране. Это общая задача мирового сообщества. Тесное взаимодействие и сотрудничество должны стать приоритетными направлениями в общей борьбе с экстремистскими угрозами. И мы готовы к такому сотрудничеству.

follow site Интервью брал Сергей СИДОРОВ.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий