Колосс кыргызской истории

Торокул Джанузаков
ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Food Trucks: Dispatches and Recipes from the Best Kitchens on Wheels Мы, кыргызы, гордо вошли в XXI век с ощущением, что среди сотен народов мира, имеющих свою государственность, сияет и звезда свободного и независимого Кыргызстана. Свобода досталась нам по воле судьбы, в результате демократических преобразований в многонациональной империи — Советском Союзе.

Однако не все знают, что идея суверенного развития кыргызов зародилась далеко на заре советской власти. К 1920 году повсеместно на развалинах бывшей царской империи, образно называемой тюрьмой народов, возникали независимые государства: Финляндия, Польша, Украина, Грузия, Азербайджан, Армения, провозгласившие идеи свободного развития своих народов.

На окраинах России один из самых популярных лозунгов — ленинская концепция о самоопределении наций. Завораживающая и обманчивая идея захватила огромные массы «инородцев», коими считались все невеликороссы. Тем не менее достижение независимости для народов России в то время — вполне реальная задача. Только военной силой, ценою миллионов человеческих жизней, противопоставлением идеи социальной свободы в ущерб идее национальной независимости большевикам удалось сохранить в целом империю в бывших ее пределах.

Первым из числа государственных деятелей Туркестана поднял вопрос о государственной независимости народов Центральной Азии и принял практические меры по воплощению этого в жизнь выдающийся сын кыргызского народа Торокул Джанузаков. Шел он к этой цели долгим и трудным путем. Об этом говорит и его биография.

Торокул Джанузаков родился в 1893 году в с. Талды-Булаке Таласского района в семье известного манапа. Как лучшего выпускника Меркенской русско-туземной школы, в 1909 году его приняли на службу в царскую администрацию Туркестанского края помощником и переводчиком самого генерал-губернатора.

Годы учебы и работы в администрации края позволили приобрести новые знакомства не только с крупными вельможами и аристократами, но и с представителями интеллигенции, передовыми людьми России, в том числе выдающимися деятелями науки и культуры, путешественниками, посещавшими Среднюю Азию.

Торокул Джанузаков глубоко впитал русскую культуру, можно сказать, вырос в лучших ее традициях, он с глубоким уважением относился к русскому народу. Джанузаков не отождествлял царского чиновника-беспредельщика с истинно русским человеком, мудрым и широким, справедливым. В этом он не раз убеждался не только в юности, но и будучи на высших государственных должностях и в условиях накала гражданской войны. Он видел как положительные, так и отрицательные стороны присоединения туркестанских народов к России.

В период проживания в Ташкенте, являвшемся не только административным, но и культурным центром края, у Джанузакова пробудился интерес к творческой работе: его статьи, где он призывает соотечественников приобщаться к достижениям европейской цивилизации, публикуются в периодических изданиях.

К дооктябрьскому периоду жизни Торокула Джанузакова относится и выдвижение его кандидатом в Государственную думу России. Октябрьскую революцию Торокул Джанузаков принял восторженно. Иначе и не могло быть. Лозунги свободы, демократии, раскрепощения народов, выдвинутые большевиками, были заманчивы и близки ему как интеллигенту и патриоту своего народа.

Вместе со своим однокашником и другом, выдающимся сыном казахского народа Тураром Рыскуловым, он борется за строительство новой жизни по революционному укладу в родном ему Аулие-Атинском уезде (куда входила и нынешняя Таласская область).

Джанузаков руководит органами ВЧК, на которых возложили задачу бороться с контрреволюцией, саботажем и голодом. В этом качестве, по свидетельству благодарных старожилов, он оказал неоценимую помощь жителям верхней зоны Таласской долины, где отсутствовало земледелие и в первый год советской власти эти районы постигли голод и эпидемии. Он направил туда караван продовольствия. Торокул Джанузаков таким образом стал первым чекистом из числа кыргызов.

Высокая эрудиция, талант крупного организатора масс, огромная популярность среди народов Туркестанского края послужили для его выдвижения в число самых авторитетных руководителей Центральной Азии первых лет советской власти. В 1920 году его избрали заместителем председателя ЦИК Туркестанской АССР.

Неоценима роль Торокула Джанузакова в качестве председателя Комиссии ТуркЦИК по делам беженцев — участников восстания 1916 года. Благодаря его титаническим усилиям удалось возвратить огромное их количество из Китая, накормить и обустроить. Торокул Джанузаков добился освобождения территории, охваченной восстанием, от всяких налогов, что позволило прежде всего населению Кыргызстана создать материальные условия его выживания как нации. Не это ли исполнение сыновьего долга?

Доморощенный скептик может задаться вопросом: разве это не заслуга советской власти? Ну а кто же тогда ставил вопрос перед властями, аргументировал, добивался, настаивал? Этим человеком оказался пламенный патриот Торокул Джанузаков, фигурируемый в отдельных советских изданиях как «ярый националист».

История выносит свой вердикт государственному деятелю исходя из того, что он сделал для своего народа, какой вклад внес в его благополучие и процветание. Будучи верным сыном своего Отечества, Торокул Джанузаков пристальное внимание уделял экономическому и социальному возрождению кыргызского населения, изучению его культурного наследия. По его инициативе с участием руководителя союза «Букара» К. Сарыкулакова впервые в советской истории Кыргызстана начался сбор материалов по эпосу «Манас». Торокул Джанузаков, находясь в Ташкенте, постоянно держал связь с Кыргызстаном. Дружил с видными представителями кыргызской интеллигенции Абдыкеримом Сыдыковым, Ишеналы Арабаевым.

В сентябре 1920 года Торокул Джанузаков возглавил делегацию туркестанских народов на I Конгрессе народов Востока, прошедшем в г. Баку. Здесь он выступил с докладом. Его избирали членом постоянно действующего Совета действия и пропаганды на Востоке. Вместе с ним в совет вошли С. Киров, С. Орджоникидзе и другие видные руководители большевиков. Возглавил совет Г. Зиновьев. Джанузаков на конгрессе вступил в полемику с его участниками по вопросам национального устройства, озвучив особое мнение туркестанской делегации.

Тем временем общественно-политическая жизнь в Туркестане, как в его центре — Ташкенте, так и на местах, оставляла желать лучшего. Во властных структурах Туркестанской АССР подвизались много чиновников, не считавшихся с реалиями многонационального края, по инерции продолжавших осуществлять шовинистическую политику царской администрации, высокомерно относящихся к местным кадрам. Это вынужденно признали, хоть и запоздало, в руководстве большевистской партии. Центр решил вопрос отзывом из Туркестана руководителей, зараженных шовинизмом, и направил туда специальную комиссию.

В Семиречье, на родине Торокула Джанузакова, шла не менее острая, больше клановая, нежели политическая, борьба. В этом преуспели бывшие эсеры и отдельные выходцы из бай-манапской среды. Последние завидовали авторитету Джанузакова и строили вокруг него всевозможные интриги. Не последнюю роль в трансформации политических взглядов Торокула Джанузакова сыграли козни эсеров, пробравшиеся во власть в Верном и Пишпеке.

Задолго до возникновения первых советских республик руководители ТуркЦИК Турар Рыскулов и Торокул Джанузаков подняли вопрос об образовании Тюркской Республики в составе России. Для чиновников того времени это стало, как гром среди ясного неба.

Подумайте: что случилось бы с человеком, если бы в конце 80-х годов прошлого века он заявил об образовании на территории СССР независимого государства? Его сочли бы умалишенным, в лучшем случае — просто националистом.

И тогда уже ярлык националистов немедля лег на плечи выдающихся вождей народов Туркестана Турара Рыскулова и Торокула Джанузакова. «Рыскуловщина», «джанузаковщина» — так стали бичевать известные в те годы кадры.

Именно на это время приходится конфликт Торокула Джанузакова и уполномоченного туркестанского реввоенсовета Дм. Фурманова. Несмотря на то что Джанузаков по всем должностным регалиям стоял выше Фурманова, тот, пользуясь покровительством председателя Туркреввоенсовета М. Фрунзе, обходится с ним не просто грубо, а оскорбительно. Торокул Джанузаков при этом открыто и резко отвергает притязания Фурманова, о чем последний пишет впоследствии в своем романе «Мятеж», где всячески без каких-либо подтверждений пытается очернить деятельность Джанузакова, принизить его личность.

С высоты времени, на основе знакомства с дневниками Дм. Фурманова, другими источниками, можно сделать вывод, что конфликт между Фурмановым и Джанузаковым состоялся из-за предвзятости первого, который перед поездкой в Семиречье получил задание особо присмотреть за Джанузаковым только за то, что он является «близким другом националиста Т. Рыскулова».

Так, исподволь Торокул Джанузаков приходил к выводу, что свободное развитие народов возможно только в условиях полной независимости. И здесь проявилась его прямолинейность: быть с Советами, а мыслить иначе он не мог. Торокул Джанузаков окончательно порывает отношения с новыми властями и вступает в открытую борьбу за независимость туркестанских народов.

В этом он оказался не одинок. Самыми близкими его друзьями и соратниками в этой борьбе стали Зеки Велидов, бывший депутат Думы России, один из основателей и руководителей Башкирской Республики, видный востоковед, Мунаввар Кары, видный общественный деятель узбекского народа. Их мысли и чаяния разделяли тысячи, десятки тысяч представителей интеллигенции, богатых и бедных, духовенства, патриотов Туркестана. Они шли в бой за свободу и независимость. Рядом с ними было немало русских, представителей других национальностей. Они боролись за общечеловеческие ценности, против диктата и произвола, массовых убийств мирных граждан, зарождающегося тоталитаризма. Этих патриотов советская пропаганда называла басмачами.
Спустя многие годы стала известна цена борьбы за новый советский порядок на Востоке. Это почти 2 млн. погубленных жизней, массовый террор сродни геноциду.

Поистине огромна роль Торокула Джанузакова в идейном сплочении повстанческого национально-освободительного движения. В 1921 году он провел совещание командиров повстанческих отрядов в Андижане. Как отметил впоследствии другой выдающийся сын кыргызского народа Ю. Абдрахманов, прекращение вооруженной борьбы повстанцев Торокул Джанузаков напрямую связал с вопросом предоставления независимости народам Туркестана. Торокул Джанузаков проводил большую разъяснительную работу среди повстанцев, писал листовки с призывами к бойцам Красной Армии, русскому населению переходить на их сторону.

Зная возможности Торокула Джанузакова по мобилизации масс, разработали специальную армейскую операцию по его поимке и ликвидации. В одном из боев, в декабре 1921 года, в возрасте 28 лет Торокул Джанузаков погиб. Пламенный патриот, жаждавший видеть свой народ свободным и независимым, за свою короткую жизнь сделал очень много для него.

Торокул Джанузаков мог примириться с реалиями советского строя и остаться в рядах его крупных функционеров, как поступал его друг Турар Рыскулов, доросший до поста зампредседателя СНК РСФСР, мог стать крупным ученым, как его другой друг, видный востоковед Зеки Велидов… Но если бы он изменил своим идеалам, то не был бы Торокулом. Он шел до конца и погиб с мечтою о свободе своего народа.

Торокул Джанузаков был уникален по своему интеллектуальному потенциалу и в высшей степени Человеком от Бога. В народе говорилось о проклятье Торокула («Торокулдун каргышы») и не зря: спустя некоторое время все повинные в его гибели люди умерли от тяжелой болезни или в застенках НКВД.

Романтика идеи свободы и независимости своего народа овладела Торокулом Джанузаковым всецело и полностью. В истории XX века мало кто из борцов за высшие идеалы сравнится с ним по драматичности судьбы. Можно в один с ним ряд поставить, например, латиноамериканского революционера Че Гевару, который, презрев покой и комфорт повседневной жизни, сгорел в борьбе за свободу.

В Кыргызстане, на родине Торокула Джанузакова, только начинают говорить о нем. И это после многих десятилетий замалчивания его имени. Разве все это соразмерно тому, что сделал Торокул Джанузаков для кыргызского народа? Его ценили как большевики, так и белые, красноармейцы и бойцы освобождения. Любили кыргызы и русские, узбеки и казахи, таджики и туркмены. Он желал всем им свободы. И отдал самое дорогое — свою жизнь — за эту свободу.

source Дж. ДЖУНУШАЛИЕВ,
доктор исторических наук, член — корреспондент Академии наук Кыргызской Республики.
К. КОЖОМКУЛОВ, историк.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *