«Пожарный» Иванов и другие

Мы продолжаем знакомить наших читателей с наиболее яркими страницами истории кыргызской милиции и ее сотрудниками, внесшими большой вклад в дело борьбы с преступностью. 

Пожалуй, самым резонансным уголовным делом в начале 80-х годов прошлого века стало разоблачение преступной группировки Иванова-Лезина-Мануйлова, совершившей серию тяжких преступлений в столице и ближайших районах. В том числе разбойное нападение на тир ДОСААФ с целью завладения оружием, убийство главного механика асфальтобетонного завода К. Бреннера и гражданина Б. Глазунова, а также бандитский налет на кассу Политехнического института с похищением 90 тысяч рублей. На ковер в ЦК Компартии Киргизии вызвали высокое милицейское начальство, от которого потребовали задержать преступников в самые кратчайшие сроки. Но по горячим следам обезвредить банду не удалось. По распоряжению тогдашнего министра внутренних дел Джусунбека Ахматова, для раскрытия особо тяжких преступлений, совершенных группой Иванова, создали оперативно-следственную группу из 12 самых опасных оперов уголовного розыска, сотрудников следствия и прокуратуры: С. Кубегенова, К. Албанова, В. Чернецкого, А. Суталинова, К. Толканчинова, В. Исакова, Ю. Дешко, Р. Качканакова, Л. Торопова, В. Кигишьяна и других.

Самрат Кубегенов
Самрат Кубегенов

Как рассказал один из ее членов, ныне полковник в отставке Самрат Кубегенов, чтобы раскрыть это преступление, следователям и криминалистам потребовалось около шести тысяч часов напряженной работы, 12 тонн бензина и полгода командировок в разные концы бывшего Союза, было собрано около двух тысяч вещественных доказательств, опрошено более 500 свидетелей. О подробностях операции по задержанию преступников не сообщалось. И только 10 марта 1983 года в газете «Советская Киргизия» появилась короткая информация, что уголовная коллегия Верховного суда Киргизской Республики под председательством Н. Ибраимовой за совершение умышленных тяжких преступлений приговорила К. Иванова, В. Лезина и С. Мануйлова к высшей мере наказания с конфискацией имущества. Приговор приведен в исполнение в Алма-Ате. О том, как вышли на след банды Иванова, знал лишь узкий круг людей, в том числе и инициатор рискованного и даже авантюрного варианта поимки бандитов старший уполномоченный уголовного розыска по особо важным делам УВД г. Фрунзе Самрат Кубегенов.

В это время в одной из зон усиленного режима отбывали наказание двое авторитетных грабителей, державших в руках весь спецконтингент колонии. МВД приняло решение избавиться от них и этапировать их в город Иркутск. Оперативное чутье подсказало Самрату, что отправленные в Сибирь «сидельцы» могут вывести на след дерзкой банды. По предложению С. Кубегенова их вновь этапом вернули во Фрунзе в СИЗО. Вот как об этом рассказывает сам Самрат Кубегенов: «Я отпустил их и дал три дня сроку, чтобы они пообщались с местным общаком: обычно воровской мир не только хорошо осведомлен о таких резонансных преступлениях, но и знает, кто их мог совершить.

Я понимал, что очень рискую, но сильнее было желание задержать этих отморозков. Трое суток не выходил из кабинета, оставлял открытым сейф с табельным «макаровым», готовый застрелиться в случае неудачи. В томительном ожидании прошло два дня. На третий звонит дежурный УВД: какие-то не совсем трезвые двое парней требуют встречи со мной.

Заходят: «Извини, гражданин начальник, подзадержались немножко, свобода есть свобода, но пришли не с пустыми руками…». Самоуправство — дело наказуемое, но как говорится, победителей не судят.

…Первым брали С. Мануйлова. Бывший сотрудник правоохранительных органов, физически хорошо подготовленный, мог оказать яростное сопротивление. Поэтому операцию по его задержанию просчитали до мелочей. Предварительно установили наблюдение за его домом в Карагачевой роще и жилищем любовницы по улице Куренкеева, куда после ограбления кассы Политеха Мануйлов завез дорогой мебельный гарнитур. Застигнутый врасплох, подельник Иванова не успел даже выпустить из вольера бойцовых собак. «Кололи» С. Мануйлова три дня и не безуспешно. Припертый к стенке неопровержимыми доказательствами и показаниями свидетелей, он назвал имя лидера банды.

Никто и подумать не мог, что старший расчета противопожарной части города Каракола К. Иванов — на самом деле безжалостный убийца. Появление оперативников стало для преступника полной неожиданностью. Правда, он пытался оказать сопротивление, но в схватке Самрату Кубегенову удалось надеть на него наручники. Задержать третьего участника банды В. Лезина было уже делом техники. Кстати, при обыске его квартиры оперативники обнаружили большое количество ювелирных изделий и часть денежных средств, похищенных из кассы Политехнического института.

Вместе с будущим генералом К. Куватбековым
Вместе с будущим генералом К. Куватбековым

Профессиональное раскрытие этого уголовного дела сегодня используется как методическое пособие для обучения курсантов Академии МВД. Сослуживцы полковника С. Кубегенова вспоминают, что начальство его ценило за умение «работать на земле», хватку, особое оперативное чутье, хотя руководителям опер был неудобен. Потому что всегда говорил правду в лицо, твердо отстаивал свою позицию, не взирая на высокие милицейские чины и должности.
Остается только добавить, что из 26 лет службы в столичном уголовном розыске 24 года Самрат Кубегенов занимался раскрытием тяжких и особо тяжких преступлений. Товарищи по работе, несмотря на то что в шутку называли его «спецом по трупам», готовы были прикрыть его собой в любой ситуации, и это было традицией столичных оперов.

Сергей СИДОРОВ.

"СК"

Издательский дом «Слово Кыргызстана»

Добавить комментарий