Кыргызстан: уроки мужества

За годы суверенитета мы пережили трагедию в Аксы, два семейно-клановых режима. После их изгнания страна начала жить с чистого листа. Народные революции продемонстрировали мировому сообществу непоколебимый дух кыргызстанцев разных национальностей в борьбе за свои права и подлинную свободу, возродили уверенность народа в своих собственных силах. Логичный конец «ханов», превративших страну в собственную вотчину, не стал неожиданностью. Испокон веков отличающиеся обостренным чувством справедливости, кыргызы не могли смириться с тем, что семья первого президента грабила народ, а после того как его прогнали, еще более изощренным грабежом стал заниматься клан Бакиевых. «Тюльпановая» революция 2005-го и Апрельская 2010 года преследовали одну цель — свержение не оправдавшей чаяний народа власти, а историки рассматривают их как главную составляющую будущих демократических преобразований в стране.

О революционных процессах, их уроках, причинах и последствиях мы попросили рассказать известного общественного и политического деятеля Токона МАМЫТОВА.

— Токон Болотбекович, на ваш взгляд, что послужило толчком для мартовской революции 2005 года и какая ситуация сложилась в стране накануне?

— Я тогда работал заместителем председателя Службы национальной безопасности и владел достоверной информацией о революционных настроениях в обществе. На фоне массовой безработицы, повального обнищания населения, системной коррупции на всех уровнях государственного управления, концентрации власти в руках «семьи», преследования инакомыслящих кощунственно звучали лозунги первого президента типа «Кыргызстан — наш общий дом» и «Кыргызстан станет второй Швейцарией». Неприятие у людей вызывали манипуляции Акаева и его близкого окружения государственными постами, выборными процессами и сытными должностями, а также повальная «прихватизация».

Протестные настроения народных масс особенно усилились после событий 17 марта 2002 года в селе Боспиек Аксыйского района Джалал-Абадской области, когда милиция стреляла в мирных демонстрантов, протестующих против передачи Китаю приграничного участка Узенгу-Кууш. Отмечу, что именно тогда начался отсчет погибших в столкновениях народа и власти.

— Какие меры принимали органы национальной безопасности для стабилизации обстановки в стране?

— Не скрою, в те годы определенная часть чекистского корпуса и других силовых структур обслуживала интересы «семьи». Но основной костяк спецслужб и правоохранительных органов оставался верным своему предназначению и долгу. Так считали многие здравомыслящие граждане страны, в том числе и член государственной комиссии по расследованию событий марта 2005 года, пользующийся огромным авторитетом в народе покойный Дооронбек Садырбаев. Мы неоднократно рекомендовали главе государства не испытывать терпение народа, услышать его, заставить чиновников не нарушать закон, конструктивно работать с оппозицией. Но, увы, нас не услышали…

Более того, за несколько дней до революции чекисты выступили инициаторами встречи президента с оппозицией для передачи ее требований политического и социального содержания. Акаев, было, согласился на наше предложение, но в последний момент по каким-то причинам отказался, упустив последний шанс предотвратить народные волнения. Роковая ошибка главы государства стоила очень дорого ему самому: теперь уже требования выражались в лозунге «Акаев, кетсин!» со всеми вытекающими последствиями. Единственное, что можно записать в «актив» беглого президента, — он не отдавал приказ стрелять в людей на площади Ала-Тоо. Свержение акаевского режима стало первым уроком мужества для суверенного Кыргызстана, и напоминанием будущим руководителям государства о том, что сила власти — в доверии народа…

— …Бакиев наступил на те же грабли, что и его предшественник, и, как сейчас принято говорить, украл победу «Тюльпановой» революции…

— Не только украл, но и предал. Правда, в революционной эйфории в первые два года его правления предпринимались определенные попытки изменить ситуацию в стране к лучшему, избавиться от тяжелого наследства, но после 2006 года обещания преобразований превратились в пустые лозунги и популистские заявления. Дальше — больше. Заменив акаевские кадры во всех верхних эшелонах власти людьми из своего близкого окружения по принципу кумовства, личной преданности и по клановой принадлежности, второй президент довольно быстро узурпировал власть, так и не став настоящим руководителем государства.

Скажу так: если предыдущий режим отличался жёсткостью, то бакиевский — особой жестокостью. Результатом правления «семьи» стали массовые кровопролития, преследование, физическое устранение идейных противников и тех, кто стоял на пути ее незаконного бизнеса; небывалый уровень коррупции, раздел страны в собственных интересах, оптовая распродажа ее сырьевых ресурсов и разгул криминала, услугами которого бакиевцы часто пользовались. Чего, например, стоит только один антиконституционный Закон о создании Центрального агентства по развитию, инвестициям и инновациям (ЦАРИИ) как единственного распорядителя государственной казны в лице его главы, сына президента Максима Бакиева. В 2009 году были даже попытки внести поправки в Конституцию страны, по которым в случае болезни президента страной станет управлять его отпрыск. A возьмите внешнюю политику бакиевской власти? Двуличное поведение в отношениях со странами-партнерами и авторитетными международными организациями исключительно ради интересов «семьи» негативно отразилось на имидже Кыргызстана в мировом сообществе. От полной изоляции страну спасла Апрельская революция. С большим трудом ее новому руководству удалось восстановить «лицо» государства на мировой арене, неукоснительно выполняя взятые на себя международные обязательства. О преступлениях, совершенных кланом Бакиевых и их приспешниками, уже много сказано. Отмечу только, что у антинародной власти, терроризирующей своих граждан, не было будущего, и ее ждал вполне предсказуемый конец: свержение и паническое бегство на волне общенационального гнева. Так и произошло. Революция 7 апреля показала, что разгневанный народ не испугали ни тюрьмы, ни пули. Скажу больше, шесть лет назад Кыргызстан оказался перед сложным выбором. Речь шла о том, сможет ли он сохраниться как государство, обсуждалась даже тема распада страны. Но при поддержке народа удалось отвести ее от края пропасти и начать жить по-новому. Хочу особо подчеркнуть, что и при Акаеве, и при Бакиеве ряд членов правительства и руководителей различных структур, несмотря на давление, честно работали в интересах государства и народа. Многие из них и сегодня вносят весомый вклад в развитие страны.

— За тяжкие преступления против народа беглый президент и его «опричники» должны были понести суровое наказание, но его неотвратимость и сегодня под большим вопросом…

— Cбежав из страны, Бакиев, его родственники и ближайшие сподвижники нашли прибежище в разных странах. Генеральная прокуратура неоднократно на официальном уровне обращалась к их руководству и соответствующим органам с требованием экстрадиции заочно осужденных К. Бакиева, его сыновей Максима и Марата, брата президента Жаныша и других в соответствии с Минской конвенцией «О правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам». Но все попытки заканчиваются безрезультатно. Если бы в нашем Уголовном кодексе была статья «Террор» с такими признаками преступлений, как издевательство и насилие власти в отношении собственного народа, то прокуратура смогла бы легко доказать вину двух семейно-клановых режимов, и любая страна в соответствии с решениями Совета безопасности ООН, ОБСЕ и Евросоюза выдала бы нам их членов.

— Токон Болотбекович, вопрос как к профессиональному чекисту: какую роль в стране играет оппозиция?

— Смотря какая. Если конструктивная, то может принести большую пользу государству, и с ней надо тесно сотрудничать. В последней очень много талантливых специалистов в той или иной отрасли экономики и истинных патриотов. У них есть четкое видение ее восстановления и развития, а в целом реформирования государственной системы после Апрельской революции до ее совершенства. Страна сегодня остро нуждается в опытных менеджерах экономики, управленцах и хозяйственниках. Но есть и другая оппозиция — радикальная, с ее попытками вернуть страну в хаос…

— …И очередным поводом для таких оппозиционеров стало недавнее обострение ситуации на кыргызско-узбекской границе. Ваше мнение по этому факту как экс-главы Пограничной службы?

— Во-первых, любые действия радикалов, направленные на дестабилизацию обстановки в стране, должны решительно пресекаться. Наверное, именно дестабилизации добивались они, подстрекая население Джалал-Абадской области на несанкционированные митинги. Во-вторых, скоропалительно решать приграничные проблемы — значит поступиться национальными интересами государства. Такое мы уже проходили при Акаеве, потеряв Узенгу-Кууш, Каркару и земли в Таласской области. Вопрос должен решаться так, как предписано международными протоколами и в соответствии с положением ООН, только на межгосударственном двустороннем уровне с учетом интересов страны. Процесс этот сложный и длительный, требуется время и дипломатический подход.

В заключение отмечу: наш народ достойно и мужественно пережил две революции, и у него достаточно сил, чтобы защитить их завоевания. Мы выбрали свой путь, есть трудности и ошибки. Но надо пройти его достойно, думая в первую очередь о стране.

Интервью взял
Сергей СИДОРОВ.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий