Тридцать лет спустя

Поделиться
  • 3
    Поделились

Авария на Чернобыльской АЭС в ночь с 25-го на 26 апреля 1986 года привела к страшной экологической катастрофе, большим человеческим потерям и стала общенародным бедствием, затронувшим судьбы миллионов людей. Из 180 тонн ядерного топлива (диоксида урана), находившегося в реакторе разрушенного четвертого энергоблока, третья часть попала в окружающую среду, подвергнув радиационному заражению огромные территории Украины, Белоруссии и России. В ликвидации последствий аварии участвовали более 800 тысяч человек из всех республик СССР, в том числе 3 200 кыргызстанцев.

О мужестве, проявленном нашими чернобыльцами во время сложных и опасных для жизни аварийных работ, и о том, как сложились их судьбы спустя три десятка лет, мы попросили рассказать президента общественного объединения ветеранов и инвалидов «Союз Чернобыль» КР Кадырбека САСЫКУЛОВА.

— Кадырбек Бейшенович, вспомните, пожалуйста, как все начиналось и чем непосредственно занимались наши ликвидаторы на АЭС?

— По приказу Министерства обороны СССР мы призывались военкоматами. Переодев в Кой-Таше, нас эшелоном отправили в Куйбышев, а затем в Харьков. Там были сформированы подразделения спасателей из всех союзных республик. Они работали на разных направлениях в зоне радиационного поражения. На АЭС мы прибыли в конце мая, когда пожар уже ликвидировали и началась зачистка территории. Занимались самой ответственной и опасной работой — очисткой крыши 3-го энергоблока от графита и остатков ядерного топлива, грузили их лопатами на носилки, а потом все это сбрасывали вниз. Всё приходилось делать на бегу, потому что радиация действовала практически мгновенно — чтобы получить «лошадиную» дозу, хватало двух минут. Занимались также захоронением в так называемых могильниках задействованной в ликвидации аварии техники, в том числе боевой — армейских вертолетов, бэтээров и военных КАМАЗов. После консервации 4-го энергоблока с помощью построенного саркофага наши ребята принимали участие в дезактивации территорий населенных пунктов как в 30-километровой зоне отчуждения, так и за ее пределами, где радиационный фон также намного превышал допустимые нормативы. О последствиях никто из нас тогда не задумывался: мы были молоды, энергичны и воспитаны в духе патриотизма.

— Случилось так, что для чернобыльцев жизнь разделилась на две части: до аварии на АЭС и после нее. Страны, которая их послала туда, уже нет, а выжившие в техногенном аду, их дети и даже внуки нуждаются во внимании и поддержке…

Чернобыльцы— Сегодня на учете в Кыргызском государственном медико-дозиметрическом регистре состоят 1 309 ликвидаторов аварии, из них более 80% — инвалиды различных групп, около трех тысяч их детей, многие из которых имеют врожденную патологию здоровья. Наше общественное объединение, созданное в 1992 году, занимается вопросами реабилитации чернобыльцев и решением их социальных проблем. Без ложной скромности отмечу, мы добились, чтобы о жизни кыргызстанских чернобыльцев знали не только в республике, но и за ее пределами, тесно взаимодействуя с аналогичными структурами стран СНГ и международными организациями. Знаковым событием для нас стал состоявшийся в Бишкеке в ноябре 2011 года международный круглый стол на тему «Современное состояние реабилитационных мероприятий в отношении к ликвидаторам аварии на Чернобыльской АЗС и перспективы на ближайшие годы». В его работе приняли участие руководители и эксперты министерств и ведомств государств Содружества, представители объединений чернобыльцев России, Казахстана, Таджикистана и других стран СНГ, а в качестве наблюдателей — посланники МАГАТЭ, ООН, Всемирной организации здравоохранения, Всемирного банка, Японского Агенства по сотрудничеству (ЛСА) и других международных организаций. Обсуждались вопросы медицинской и социальной реабилитации чернобыльцев, гуманитарного содействия в решении их актуальных проблем. Замечу, в этом плане Кыргызстан выглядит намного благополучнее других стран СНГ. Сегодня только у нас и в России сохранились льготы для ликвидаторов аварии, их отменили даже в Украине… 

Чернобыльцам ежемесячно выплачивается 7 000 сомов, в том числе и на лекарства. Однако, несмотря на инфляцию, эти выплаты много лет не индексировались. Средств не хватает на санаторно-курортное лечение и на регулярное обследование в диагностических центрах, в чем наши ребята остро нуждаются. Сейчас мы готовим поправки в «чернобыльский» закон, предусматривающие индексацию льгот и пенсий до прожиточного минимума. В соответствии с итоговым документом, принятом на вышеназванном форуме, решается вопрос о создании на Иссык-Куле многопрофильного круглогодичного реабилитационного центра при поддержке международной организации «Союз Чернобыль» и с привлечением спонсоров. Предположительно, он будет размещен во втором корпусе санатория «Голубой Иссык- Куль». Правда, в силу определенных обстоятельств вопрос решается не так быстро, как хотелось бы, но мы над этим вплотную работаем. Недавно побывал у чернобыльцев Москвы, Киева и Минска, обещали помочь, потому что в создании центра заинтересованы ликвидаторы аварии всех без исключения стран СНГ. Еще одна большая проблема — это обеспечение наших чернобыльцев жильем. За 30 лет после аварии они получили от государства всего пять квартир, многие живут на съемных с детьми, которые требуют особого ухода по состоянию здоровья, не говоря уже о родителях.

— Кадырбек Бейшенович, при ликвидации последствий аварии на АЗС какой была допустимая доза радиации?

Чернобыльцы— Официально, за все время пребывания там, — не больше 25 рентген. Нам выдавались специальные «карандаши»-накопители. Ежедневно после работы мы сдавали их врачам-дозиметристам, данные засекречивались. Не помню случая, чтобы кому-то из ликвидаторов медики ставили дозу больше установленной нормы и даже в ее пределах. Они просто берегли нашу психику, скрывая реальные показатели. Со школьной скамьи мы имели представление о радиационном заражении. Однако это была всего лишь отвлеченная теория, а в Чернобыле столкнулись с жесткой практикой: как определить, получил ты допустимую или смертельную дозу радиации… И только потом, когда одни чернобыльцы начали массово уходить из жизни, а другие приобрели «букет» заболеваний, сказавшихся на их детях и внуках, стало понятно, что рентгенов они нахватались, как говорится, выше крыши, в том числе и ваш покорный слуга. По-разному сложились наши судьбы. Кто-то нашел себя в жизни, кто-то сломался в силу жизненных обстоятельств, но 30 лет назад они все достойно выполнили свой долг, спасая страну от большой беды.

— Какую помощь оказало государство к юбилейной дате?

— Я уже говорил о льготах ликвидаторам аварии, которые сегодня сохранились только в России и у нас. К 30-летию чернобыльской трагедии решением нашего правительства непосредственные участники аварийных работ и вдовы тех, кто ушел из жизни, получат по 20 тысяч сомов, а инвалиды — 30 тысяч. Признаюсь, случается, когда некоторые чиновники остаются глухи к нашим просьбам, но ведь мы не требуем чего-то сверхъестественного, а только то, что положено по закону.

Наше чернобыльское братство свято хранит память о тех, кого уже нет рядом с нами. И эта память еще теснее сплачивает наши ряды в преодолении недугов и сегодняшних жизненных проблем.

Интервью взял Сергей СИДОРОВ.
Фото Нины ГОРШКОВОЙ и из личных архивов чернобыльцев.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий