Статистика — зеркальное отражение существующей реальности

Жумакадыр АКЕНЕЕВ, заслуженный экономист Кыргызской Республики, д. э. н., профессор, ныне член совета по статистике при Президенте КР
ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

В последнее воскресенье апреля по уже 20-летней традиции отмечают свой профессиональный праздник работники статистической службы Кыргызстана. Кто такие статистики, рассказывать особо не нужно — это экономисты, работающие в сфере статистического учета.  И статистика, по летучему выражению, «знает всё!». Одним из руководителей этой важнейшей для любой страны сферы с 1993-го по 1997 год был Жумакадыр АКЕНЕЕВ, заслуженный экономист Кыргызской Республики,  д. э. н., профессор, ныне член совета по статистике при Президенте КР. Он рассказывает читателям «СК» о первых годах становления статистической службы в стране, ставшей на многотрудный путь суверенного развития.


— Уважаемый Жумакадыр Асанкулович! Когда в Кыргызстане начали отмечать этот профессиональный праздник?

— В апреле 1995 года правительство своим постановлением официально учредило День работника статистики КР, а в 1996-м мы отметили 70-летие со дня организации первых структур статистики в республике. Первый орган статистики появился в Кара-Киргизской автономной области в апреле 1926 года, а с 1936-го его преобразовали в Центральное статистическое управление Киргизской ССР, подведомственное ЦСУ СССР. Оно действовало и финансировалось под эгидой ЦСУ по 1992 год. В 1993 году ЦСУ Кыргызстана преобразовали в Госагентство по статистике при правительстве КР. Указом президента страны меня назначили первым его официальным директором в феврале 1993 года. О своем назначении я узнал из газет и радиосообщения, придя на работу в качестве советника тогдашнего премьер-министра Т. Чынгышева. Коллективу меня представил первый вице-премьер Г. Кузнецов. Тогда я не знал, что женщины составляли подавляющее большинство в статорганах. Когда мы с вице-премьером вошли в зал Госагентства, где собрались около 650 человек — сотрудники центрального и некоторых региональных филиалов, — мне показалось, что я попал в женский клуб, и лишь потом увидел в первых рядах немногочисленную группу мужчин, в основном из руководящего состава.

follow — С чего вы начали и сколько реформ успели реализовать?

— В этой должности я работал более четырех лет. С позиции сегодняшних дней я считаю, что этот период в моей жизни остался самым интересным и наполненным событиями. Почему? Время, когда я туда пришел, не назвать простым — финансирование из союзного центра сохранилось лишь частично, а местный бюджет не мог в первые годы после обретения суверенитета в полной мере выделять средства на статистику. Предстояло срочно решить одну из первых проблем — текучесть кадров. Пришлось срочно искать себе заместителей, как в среде статистики, так и в иных сферах. После нормализации ситуации оказалось: текучесть кадров составила всего 2-3 процента. У большей части женского коллектива (60-70 процентов) в трудовой книжке было всего две записи — о приеме на работу после вуза или техникума и об уходе на заслуженный отдых.

Что касается реформ — понятно, что статистика плановой и рыночной экономик существенно различаются. Хотя в начале моего периода все схемы сбора информации сохранялись — районные службы собирали информацию о хозяйствующих субъектах, сдавали ее в областное управление, где цифры выборочно перепроверяли, затем областные документы сдавались в отраслевые отделы Госагентства по статистике. Первые цифры по итогам прошедшего года публиковались на 45-й день нового года, с опозданием на полтора месяца.

Схему пришлось менять в корне. С изменением сбора информации, компьютеризацией системы вначале первые итоговые материалы публиковались с опозданием на месяц, а сейчас основные цифры можно увидеть на второй-третий день после окончания месяца, а прочие — на четвертый-пятый, но не позже, чем в течение декады. Собирается информация не на основе бумажных отчетов, а в режиме онлайн, через Интернет. Действует многофункциональная компьютерная система, которая перепроверяет отдельные данные, жестко контролирует процесс сбора.

click here — Наверное, сложно было переходить от планово-рыночной, административной статистики к рыночной?

— Нелегко, и следующей проблемой, требующей решения, стала необходимость избавиться от счетов — любимого деревянного инструмента всех экономистов до появления компьютеров. Когда я пришел в Госстатагентство, по всем этажам стоял треск — люди виртуозно работали на счетах, складывая таблицы из сотен цифр. Практически никаких ошибок не возникало. Правда, до компьютеров мы испытали и короткий период перехода от счетов к электронным микрокалькуляторам в 1993-94 годы. Я знал, что, когда уходил в правительство или еще куда-то, сотрудники отодвигали электронику и доставали проверенные годами счеты, пришлось пригрозить лишением премий. Но уже в 1994-м, на первых, очень громоздких компьютерах мы начали переход к электронному учету статданных. Обучали нас консультанты из МВФ, ВБ, Европейского статистического ведомства (Евростат).

Одним из важнейших шагов стало создание и укрепление международного отдела статистики, где работали 7-8 человек, знающие английский язык и статистику. В поиске дополнительных доходов для ведомства мы наладили сотрудничество с зарубежными статистическими и научно-исследовательскими структурами Китая, Тайваня, Японии, США, обменивались с ними открытой информацией на платной основе. Далее уже наши партнеры попросили нас предоставлять информацию о странах региона, тогда мы начали взаимодействие с Казахстаном, Узбекистаном, Таджикистаном. Появились дополнительные средства, на которые нам удалось укрепить материально-техническую базу — покупали автомобили для районных управлений НСК, обновляли компьютерную базу, внедряли новые технологии. В итоге мы первыми в СНГ за полтора года (с середины 1993-го по конец 1994-го) перешли к статистике рыночной экономики, это особо подчеркивали в МВФ.

source — Какие методологии применялись тогда?

— Работали по трем линиям: очень помогали нам Евростат, Турецкое агентство по развитию (TIKA) и Статуправление ООН. Впоследствии мы на взаимных связях работали с Национальным статистическим институтом Нидерландов, напрямую контактировали с Федеральным управлением статистики ФРГ, в частности земли Новая Силезия. Мы неоднократно выезжали туда, они приезжали с семинарами к нам, обучая сотрудников рыночной экономике и статистике.

Тогда мы создали существующие и сейчас Учебный центр по статистике и НИИ статистики. С их помощью мы переучили сотрудников всех районных и областных филиалов статуправлений. Вспоминаю, что в районах возникли сложности с освоением компьютерных технологий, техника по году пылилась без применения. В командировки приходилось брать с собой специалистов, которые на местах обучали, как использовать новую технику. В 1995 году мы полностью перешли на эту систему в масштабе страны.

Тогда же, по нашему обоснованному предложению к руководству страны, наше статагентство преобразовали в Госкомитет по статистике при правительстве, а меня ввели в состав правительства. В дальнейшем мы поняли, что статистическое ведомство должно иметь большую независимость, не испытывая давления со стороны вышестоящих. Поэтому через короткое время произошла еще одна реорганизация — в Национальный статкомитет с подчинением аппарату Президента КР. Время было сложное: возникла гиперинфляция, нарастала миграция из страны, распадались госпредприятия, образовывалась бизнес-среда. На основе цифр НСК верховная власть намечала пути управления суверенной страной, способы реорганизации экономики и социальной сферы.

В НСК тогда работали около 1 800 человек. Благодаря реорганизации, повышению отдачи появилась прибыль, ее направляли, в том числе, на рост зарплаты, премирование, поощрение сотрудников. В результате текучесть кадров вообще прекратилась.

В 1996 году в системе статистики решением коллегии появился наградной знак «Отличник статистики», которым поощряли сотрудников статслужб за хорошую работу в системе более 20 лет, награда предполагала заметную прибавку к зарплате. Областные ведомства обменивались взаимным опытом, налаживали взаимосвязи. Тогда в ведомстве появился и пансионат на Иссык-Куле (в с. Бостери). Мы старались поощрять сотрудников центрального аппарата и возможностью поездок в зарубежные страны на курсы повышения квалификации, раз в год почти каждому давали такую возможность. Помогали мы и ветеранам ВОВ, а также пенсионерам нашей системы в масштабе всех регионов, через руководителей областных и районных статуправлений — выделяли в тяжелые годы осенью средства на продукты, обеспечивали углем.

— В каком году появился закон о госстатистике?

— В 1994 году Жогорку Кенеш принял подготовленный нашим ведомством Закон «О госстатистике в КР», согласно которому все хозсубъекты были обязаны предоставлять в органы статистики информацию о себе. В любое время органы госстатистики имеют право перепроверить эти данные и принять административные меры (штрафы и т. д.) А во многих странах мира, к примеру, в Китае, за дачу ложных статданных, которые привели к негативным последствиям, даже применяется смертная казнь.

В 1997 году перед нашим ведомством правительство поставило задачу — подготовить проведение всеобщей переписи населения при грантовой поддержке статуправления ООН. Сотрудники с моим участием начали реализацию этой задачи, но в апреле 1997 года я узнал, также из СМИ, о своем назначении министром сельского хозяйства и мелиорации.

follow url — Как ваша нынешняя деятельность связана со статистикой?

— Будучи ученым, общественным деятелем, членом Президентского совета по статистике, я хочу констатировать, что НСК от своих позиций немного отступил, сейчас он только собирает официальные данные, которые предоставляют госорганы и хозяйствующие субъекты на местах.

Статорганами не используются в полной мере рычаги, которые предоставляет закон о госстатистике. Элементарный пример: с августа 2015 года мы находимся в составе ЕАЭС. За эти месяцы в статистике Кыргызстана отмечены частые несовпадения с данными соседних стран. Пограничная служба КР, подсчитывая число большегрузных машин, пересекающих границу страны, сдает данные в налоговые органы, а оттуда — в НСК КР. По имеющимся данным, отмечен рост активности грузопотока в 2-2,5 раза, при этом официальные данные по товарообороту показывают падение на 35-40 процентов. Наши предприниматели, освобожденные от многих налогов, к сожалению, часто указывают заниженный размер партий товаров. Получается, что 20-тонник везет 2 т груза, а иногда и меньше. Если бы работники статистики реально контролировали процесс на границах, то такого перекоса не было бы. Считаю, что ничто не мешает органам статистики ставить посты на пограничных пунктах, проверять и перепроверять информацию о ввозимых и вывозимых грузах.

Статистика — зеркальное отражение существующей действительности. Поэтому на совете по статистике при Президенте КР я обратил внимание, что сотрудники статслужбы должны применять разрешенные законом рычаги для достоверности данных.

Также хочу подчеркнуть: официальный ВВП Кыргызстана составляет около 8 миллиардов долларов США. Но мы абсолютно не учитываем, что около миллиона (из шести) наших граждан находятся за пределами страны, создают товаро-материальные ценности, а доход свой в большинстве случаев перечисляют в Кыргызстан (в последние годы от 2 до 3,5 миллиарда долларов, а по итогам 2015-го — 1,6 млрд.) За этими миллиардами долларов стоит реальный труд, валовой доход, созданный нашими гражданами за рубежом. Считаю, что при подсчете ВВП на душу населения следует минусовать число граждан, находящихся за пределами страны. При делении же ВВП на все 6,3 миллиона граждан, мы имеем низкий показатель на душу населения.

Эта статистика фигурирует в данных ООН, МВФ, поэтому нашу страну иногда ставят на последние места в ряду более чем 200 стран мира — где-то рядом с африканскими странами, Республикой Чад и Эфиопией, где нет образования и здравоохранения, а люди часто умирают от голода. У нас же ситуация иная — живем в целом неплохо, голода нет, автомобили чуть ли не в каждой семье, по ряду показателей (к примеру, по числу студентов) мы в числе передовых стран мира. По уровню жизни, могу это утверждать после посещения стран региона, мы — на втором месте после Казахстана. А по официальной же статистике — мы на последнем, уступая и Таджикистану, и Туркмении. После посещения некоторых сел Узбекистана, Туркмении, Казахстана могу заверить: наши сельчане живут лучше!

И двухэтажные дома у нас не считаются преступным деянием. Теневую экономику надо вытаскивать из тени. Если статистика не улавливает насущные темы, то ее данные могут ухудшить показатели работы любого правительства, представить в негативном виде. Статистика должна быть объективной, не уменьшая и не преувеличивая показатели развития страны. Думаю, что вполне целесообразно организовать конференцию, на которой детально обсудить с участием независимых местных и зарубежных экспертов, коллег из других стран тему развития статистики в Кыргызстане и регионе, доказать, что ряд показателей нашей экономики имеет гораздо более высокое значение, чем демонстрируется сейчас. Возвращаясь к цифре уровня ВВП, думаю, что правы эксперты, экономисты, банкиры, которые доказывают, что реальный ВВП КР сейчас достигает 20 миллиардов долларов, но никак не восемь.

go here — Думаю, что мы продолжим обсуждение многих насущных тем. Спасибо за интересную беседу!

Беседовала Елена МЕШКОВА.
Фото из архива Ж. А. Акенеева.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *