Main Menu

Рассказы про Манаса, ч. V

Рассказы про Манаса
ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

(Продолжение. Начало в №№ 30, 41, 44, 50)

В 1961 году после смены партийного руководства республики студии «Кыргызфильм» дозволили снять научно-популярный фильм «Великий эпос» (сценаристы — М. Байджиев, О. Жакишов, реж. Л. Турусбекова, оператор К. Кыдыралиев, звукооператор Т. Океев). Т. Саманчину и З. Бектенову, которые с 1950-го до 1955 гг. были в Карлаге, вернувшись, 6 лет сидели под домашним арестом, разрешили читать лекции в КГУ. Активизировались и научные исследования эпоса, защиты диссертаций, в Московском институте мировой литературы подготовили академическое издание эпоса «Манас» по варианту С. Орозбакова с дословным переводом текста. З. Бектенову и мне поручили перевод «Поминок Кокетея» и «Великого похода». В Кыргызстане вышел 4-томный вариант С. Орозбакова под редакцией и Ч. Айтматова, начали издаваться варианты С. Каралаева и других сказителей.

Активизировались манасоведческие публикации и в период подготовки к 1000-летнему юбилею эпоса «Манас», который довольно успешно провели в 1994 году.

Правительство поручило мне оформить в библиотеке им. К. Баялинова зал «Манас» с картинной галереей выдающихся сказителей эпоса и графическими иллюстрациями Т. Герцена, для сувениров издать энциклопедический трехтомник «Манас», «Семетей», «Сейтек» с кратким изложением сюжетов и научными статьями на русском и английском языках.

Народный писатель Ж. Садыков, литературоведы Р. Кыдырбаева, К. Садыков составили и издали сводный вариант трилогии, чуть позже — сокращенный вариант «Манаса» составил и издал профессор Б. Жакиев.

Но вместе с тем переиздали запрещенное в 1937 году и изъятое в 1952-м из обращения московское издание «Великий поход» 1946 года, из-за которого репрессировали манасоведов. Переиздание «Великого похода» вышло без каких-либо поправок и комментариев, и вновь легендарного героя кыргызского народа представили массовому читателю как агрессора, поработившего Китай, с постоянным положительным эпитетом кровопийца, а лучшего друга Манаса Алманбета — отцеубийцей и мусульманским террористом.

Умолял я отца моего,
Стать мусульманином убеждал, —
Страшным адом ему угрожал, —
Старый кафир стоял на своем…
Мечом рубанул я наотмашь, Манас.
Скатилась на золотой престол, …
Голова Азиз-хана, отца моего…
Азиз-ханову голову поднял я,
Воздел на пику её высоко, …

Хвастается Алманбет своему другу (стр. 227).
(«Манас» Кыргызский эпос. «Великий поход», из-во «Шам», Бишкек. 1994).

Таким изображен айкєл, т. е. светлоликий, великодушный Манас художником А. Г. Петровым, выдвинутый партией и правительством Кирг. ССР на Сталинскую премию в 1946 г.

Таким изображен айкєл, т. е. светлоликий, великодушный Манас художником А. Г. Петровым, выдвинутый партией и правительством Кирг. ССР на Сталинскую премию в 1946 г.

Во времена Манаса (IX век н. э.) кыргызы были тенгрианцами, поклонялись небу, земле и воде, мусульманство пришло много веков спустя. Против этого антинародного панисламистского наслоения выступал «буржуазный националист» Э. Жеинбаев, расстрелянный в 1937 г. Именно за эту «клерикально-мусульманскую окраску в варианте С. Каралаева на примере жизни Алманбета», привнесенную переводчиками в русский текст «Великого похода», угодили в тюрьму Т. Байджиев, З. Бектенов и допустившие к печати эту книгу, хотя этим занималось и само руководство республики и каких-либо возражений не терпело, как это было с С. Саманчиным во время обсуждения иллюстраций в 1946 г.

К 1000-летию эпоса переиздали и прозаический пересказ С. Липкина «Манас Великодушный», изданный в 1948 г. (С. Липкин «Манас Великодушный». Бишкек. 1995 г., изд. «Раритет»).

«Автор книги «Манас Великодушный», «использовав рукопись пересказа «Манаса», сделанного сотрудником Бектеновым, издал ее без ссылки на автора и согласования с ним. Объявить тов. Липкину строгий выговор». (Выписка из постановления Секретариата Союза писателей СССР, протокол № 40 от 5 сентября 1949 г.)

В 1952 г. постановлением бюро ЦК КП(б) Киргизии (протокол № 270 от 27 июня 1952 г.) издание «Манас Великодушный» изъяли из обращения как антинародную книгу, а члены редколлегии получили партийно-административные взыскания за то, что «не проявили достаточной политической разборчивости и рекомендовали к изданию явно порочные антинародные версии».

Таким изображен айкєл, т. е. светлоликий, великодушный Манас художником А. Г. Петровым, выдвинутый партией и правительством Кирг. ССР на Сталинскую премию в 1946 г.

Таким изображен айкєл, т. е. светлоликий, великодушный Манас художником А. Г. Петровым, выдвинутый партией и правительством Кирг. ССР на Сталинскую премию в 1946 г.

Переводчик С. Липкин в русском тексте самовольно исказил сюжетную линию, облики героев и идейный смысл народного сказания. По воле переводчика поминки по Кокетею Манас превращает в помпезную обжираловку, которая длится целый месяц, осиротевший Бокмурун только на призы выделяет 9 тысяч верблюдов, 90 тысяч быков, 100 тысяч овец… Не много ли? И где он столько взял? В поход на Китай Манас идет, чтобы устроить кровавую месть потомкам Чингисхана, который согласно истории родился через триста лет после гибели кыргызского батыра.

Кыргызские ханы, погибшие в Китае, по варианту С. Липкина возвращаются живыми, «вспомнив, что они из разных родов, разбрелись в разные стороны, не дойдя до Таласа».

Юный Сыргак, героически павший в бою, привозит труп Манаса в Талас и, не похоронив своего вождя, «простился со своей юной женой и поскакал неизвестно куда». Таким образом Великий поход завершается не гибелью героев, а предательством, и кыргызский народ по своей наивности по сей день оплакивает их как национальную трагедию.

Символ мудрости и справедливости старец Бакай представлен как обманщик.

— Скоро мы прибудем в Талас… отправим вестника с обманной, радостной вестью, — говорит Бакай, вернувшийся из Китая с мертвыми телами Манаса, Алманбета и Чубака. Народ пирует победу: Каныкей и вдовы «не были среди пирующих: они заботились о мертвых» (стр. 251).

Алтын менен кїмїштїн
Ширеесинен бїткєндєй,
Айыў менен кїнїндїн
Бир єзїнєн бїткєндєй…
Как будто создан был Манас
Из золота и серебра,
Из поднебесной высоты,
Из теплой доброты земли.
И светится он изнутри,
Как солнце утренней зари…

Так характеризуется кыргызский батыр во всех вариантах сказания. А вот таким басмачом выглядит Манас в книге С. Липкина «Манас Великодушный» на немецком языке, изданном в Берлине, с эпиграфом:

«Вот приметы, нахмурена бровь,
Будет, не щурясь, смотреть на кровь»…
А это друг Манаса Алманбет
с головкой родного отца.

К юбилею эпоса под маркой TURSOY в Анкаре издали на кыргызском и турецком языках эпизоды «Манаса», записанные В. Радловым в 1863 году. Факт записи кыргызского эпоса и научные комментарии востоковеда прошлого века безусловно заслуживают высочайшей оценки. Выдающийся ученый России, можно сказать, языком науки воспел творение кыргызского народа как шедевр мирового класса. Эпизоды «Манаса» ученый записывал в юрте от сказителей разных регионов и разных возрастов, а потому в текстах, воспринятых на слух, много противоречий и искаженных слов.

Предисловие В. Радлова к V тому его труда «Образцы народной литературы северных тюркских племен», изданного в 1885 г. в Санкт-Петербурге, пользуется в манасоведении большой популярностью, цитируется, переводится, издается. Однако записанный текст используются исключительно в научных целях.

В Турции записи В. Радлова вышли в первозданном виде без его предисловия. Поминки Кокетея помещены под заголовком «Bok myrun», в дословном переводе «говнистый нос». Таково было прозвище юноши, с детства страдавшего хроническим насморком…

Эркелетип эл журуп…
Бокмурун болуп баласы
Атын жакшы койбогон
Атасынын чатагы…
…Беспечный, юный Бокмурун,
Он с детства нос не вытирал,

И так народ его прозвал… — извиняется старец Кокетей перед смертью.

manas5manas3На кыргызском и турецком языках переиздали эпизод, где китайский перебежчик Алманбет нецензурно оскорбляет друга и свояка Манаса казахского хана Кончо, обзывает его завшивевшей собакой, грозится изнасиловать не только девочек и молодух, но и старух (стр. 39). («Manas». TURSOY. Ankara. 1995)

Вот с такими текстами на славянском, латинском и тюркском языках кыргызский эпос «Манас» вышел к массовому читателю зарубежья. Перед иноязычным читателем легендарный герой кыргызского народа представлен как агрессор-националист, жаждущий кровной мести, а его друг Алманбет — жестокий отцеубийца, религиозный террорист, сексуальный маньяк.

И вот такую сказку кыргызский народ боготворит, воспевает, изучает, как мудрую философию, энциклопедию, как основу национальной идеологии своего государства, а ЮНЕСКО зачислило такую фантастику как величайшее художественное творение мирового класса. Парадокс! В чем дело? А дело, видимо, в том, что зарубежному читателю известно не художественное содержание эпоса, а научно-теоретические труды, посвященные эпосу кыргызского народа. Это и создает противоречивые отношения к эпосу «Манас». Как тут быть?! Вот мне и пригрезилось…

Пошел я проведать своего старого друга Манаса и вижу: он вышел из войлочной юрты и во всей боевой красе гарцует на своем белом скакуне по замкнутому кругу загона. Вокруг стоят люди, любуются величием кыргызского богатыря. Экскурсовод с упоением рассказывает о его славе и былых подвигах. А сам Манас уже седой, и у Ак-Кулы темные разводы вокруг глаз. Попытался я открыть ворота загона, но увы, сил моих не хватило. И я, как всегда, в тяжелую минуту позвал на помощь своего верного и могучего друга — Великий русский язык.

Первым долгом пришлось заново пересмотреть варианты С. Орозбакова, С. Каралаева и других сказителей. В общих чертах основной сюжет во всех вариантах един, совпадает с историческими событиями начальных веков н. э. Кыргызские родоплеменные единения, утратив национальное единство, изгоняются с родных земель на Алтай. Там родится лидер, который вновь объединяет разрозненный кыргызский народ, возвращает на родину, создает единый каганат — государство, и он идет войной на Китай, одержав пиррову победу, погибает. Каганат распадается.

Таким изображен айкєл, т. е. светлоликий, великодушный Манас художником А. Г. Петровым, выдвинутый партией и правительством Кирг. ССР на Сталинскую премию в 1946 г.

Таким изображен айкєл, т. е. светлоликий, великодушный Манас художником А. Г. Петровым, выдвинутый партией и правительством Кирг. ССР на Сталинскую премию в 1946 г.

По варианту С. Орозбакова «Великий поход» завершается перемирием, по С. Каралаеву — взятием Бейджина, гибелью Манаса и распадом кыргызского государства, что гораздо ближе к исторической трагедии кыргызов.

В 1937 году по предложению К. Тыныстанова, М. Ауэзова, Е. Поливанова и др. партийное руководство республики приняло решение:

…5. Подготовить к изданию эпизод «Великий поход» по смонтированному тексту из протокола № 299 бюро Киробкома ВКП(б) 01.06.1937 г.)

Но вскоре начались репрессии. Рабо ты по подготовке сводного варианта остановились. В 1940 году бывшие ученики К. Тыныстанова и Е. Поливанова окончили русское отделение литфака Кирпединститута. Т. Байджиева назначили зав. секретарем эпоса «Манас», З. Бектенову поручено для научных целей составить краткий пересказ сводного текста «Манаса», К. Напаеву — пересказ «Семетея» и «Сейтека» по записанному варианту С. Каралаева.

По пересказу З. Бектенова события эпоса «Манас» начинаются от изгнания кыргызов до подхода Манаса к границам Китая и взяты из варианта С. Орозбакова, дальнейшие события до гибели Манаса и его войска из варианта С. Каралаева.
Этот сводный сюжет, составленный З. Бектеновым, за который он попал в тюрьму, стал канонической основой всех сводных вариантов, составленных и изданных в последующие годы.

Пересказы «Семетея», «Сейтека», которые, по всей вероятности, как продолжение были созданы гораздо позже, К. Нанаев составил по записанному варианту С. Каралаева.

Мар БАЙДЖИЕВ.






Related News

Акварельная терапия Эмиля Насритдинова

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrint«Акварель против COVID-19» — такое название дали организаторы персональному собранию картин художника Эмиля Насритдинова вRead More

Палитра юга

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintНа сайте посольства Кыргызстана в США и Канаде организована виртуальная выставка картин члена Союза художниковRead More

Добавить комментарий