Часть IX: Неблагоприятный инвестиционный климат или «когнитивное оружие»?

(Продолжение. Начало в №№ 24, 25, 28, 30, 34, 40, 54)

Сегодня мы вынуждены констатировать, что наше государство не сможет в ближайшем будущем взять на себя лидирующую роль в инвестиционном процессе, отечественные и другие национальные банки в сложившихся макроэкономических условиях пока не в состоянии направить масштабные инвестиции в реальный сектор экономики. Что касается населения, то его возможности достаточно значимы, однако экономическая и политическая нестабильность в последние годы, коррупция, отстраненность правительства от процессов регулирования экономики серьезно подорвали готовность большинства потенциальных внутренних инвесторов делать вложения во что-либо, кроме валюты и товаров длительного пользования.

В качестве реально возможного источника инвестирования продолжает рассматриваться международный рынок финансовых ресурсов. Нет необходимости напоминать, что до сих пор по вполне понятным причинам бума иностранных инвестиций в Кыргызстан не наблюдалось. Причина данного явления очевидна, в общем случае ее принято называть инвестиционной непривлекательностью или, что более корректно, недостаточным благоприятным инвестиционным климатом в стране и ее регионах.

В начале реформ мы были уверены, что у Кыргызстана большой инвестиционный потенциал и очень скоро начнется инвестиционный бум. Казалось, для этого есть все условия: богатые минеральные и природные ресурсы, достаточно развитая производственная структура, относительно дешевая и квалифицированная рабочая сила, грошовая электроэнергия, гармоничные климатические условия, выгодное геоэкономическое расположение. Были уверены, что с переходом на рельсы рыночной экономики, с внедрением передовых западных технологий, в условиях саморегулирования и свободной конкуренции, как нас убеждали, страна начнет бурно развиваться во всех направлениях, автоматически повышая инфраструктурный, инновационный, институциональный, финансовый и потребительский потенциалы. Особенно воодушевляло, что мы «впереди всей планеты» по строительству демократического общества и либеральной экономической системы, считая их несомненной гарантией снижения уровня инвестиционных рисков и бурного притока западных инвестиций в страну. Однако нашим надеждам не суждено было сбыться.

Почему?
Зарубежные инвесторы не являются альтруистами, они выполняют созидательные функции только тогда, когда знают, что смогут достичь собственных целей. В этой связи правительство Кыргызстана, неукоснительно следуя рекомендациям «лучших в мире» консультантов, уж сколько лет пытается создать для них максимальные льготные условия. Однако побудительными мотивами прямого инвестирования являются, прежде всего, новые рынки, сохранение существующих рынков, дешевизна рабочей силы и ресурсов. Все это вместе взятое составляет 70% мотивации. Аналоговые послабления, субсидии и прочие льготы оказывают на инвесторов совсем небольшое влияние.

Можно заключить, что не искусственные стимулы привлекают инвестиции, а растущие рынки. Если мы хотим стать привлекательными для иностранных инвесторов, то нужно показать всему миру устойчивый тренд развития страны и расширения внутреннего рынка, как это делают Китай, Малайзия, Южная Корея и даже наш ближайший сосед Казахстан, а не унизительно предлагать всевозможные искусственные льготы в ущерб национальным интересам. Другими словами, только устойчивый и долгосрочный инновационный рост экономики может стать источником расширения инвестиционного потенциала страны и надежной гарантией снижения уровня инвестиционных рисков, что по сути и значит быть привлекательным для иностранных инвестиций. А что касается искусственных стимулов вопреки национальным интересам — это больше от лукавого.

Чем же причина того, что Кыргызстан, будучи «примерным учеником» строительства капитализма и неукоснительно следуя рекомендациям «лучших в мире» экспертов и консультантов, так и не смог за 25 лет выйти из перманентного состояния экономического и политического кризисов?
Дело в том, что еще на заре нашей независимости высшее руководство страны и национальное интеллектуальное сообщество поразились так называемым «когнитивным оружием», которое подавляет и подчиняет сознание человека. «Когнитивное оружие» — это внедрение в интеллектуальную среду целевой страны ложных научных теорий, концепций, стратегий, влияющих на ее государственное управление в сторону ослабления значимых национальных потенциалов. Руководителей первого уровня из национальной среды общения вытягивают в международную с навязыванием им обаятельных иностранных «лучших в мире» экспертов и консультантов.

Национальное экспертное сообщество дискредитируется и его подменяют уже подготовленными агентами влияния, которых продвигают во все структуры власти, СМИ, в высшие деловые, культурные и интеллектуальные слои общества. Для этих целей национальных специалистов из различных сфер вывозят «пачками» за рубеж на краткосрочные курсы переобучения, где не столько обучают, сколько внушают определенные установки, некие идеи саморазрушения, которые затем внедряются курсистами в нашу страну. Внедренная ложная теория поражает национальную науку, соответствующие научные школы и поколения. Производные от этого экспертные сообщество и система образования готовят соответствующие ущербные кадры, запрограммированные на ложные представления о важнейших парадигмах управления и развития государства. Этими кадрами насыщаются органы государственного управления, возникает ошибочная деструктивная политика… и механизм саморазрушения запущен.

Следуя рекомендациям извне, Кыргызстан провел реформы в сферах образования, здравоохранения, социальной защиты, в сельском хозяйстве, банковско-финансовой системе, осуществил программу PESAK и наконец преобразования в системе выборов.

В результате получили полную неразбериху в социальной сфере, невостребованную национальную науку и инновации, из достаточно развитого агропромышленного комплекса — раздробленные кустарные фермерские хозяйства. Полностью разрушили промышленную структуру, создали банковско-финансовую систему, которая искусственно поддерживает крайний дефицит денег в экономике и высокие ставки процента, способствующие развитию валютных и иных спекуляций за счет удушения реального сектора экономики обнищания народа. Тому подтверждение — низкий уровень монетизации экономики страны. В лучшие времена он достигал 25% ВВП, а сейчас составляет 17%. Монетизация экономики — это количество денег в экономике, которыми население и предприятия рассчитываются друг с другом. Как известно, деньги — это кровь экономики. А теперь представьте человека, организм которого в течение долгого времени обеспечивается кровью меньше чем на четверть от необходимого. Это же состояние комы! Экономика КР искусственно поддерживается в таком состоянии последние 25 лет. Для нормального функционирования экономики уровень монетизации должен быть не менее 80%. К примеру, в Китае он составляет 195%, в Японии и Нидерландах — почти 250%, в развитых странах Западной Европы — не менее 150%. Если в экономике слишком мало денег, то она начинает сокращаться и деградировать. И это на фоне отсутствия внятной политики долгосрочного социально-экономического развития и отрешения правительства от регулирования экономических процессов, как того и требовала радикально-либеральная теория. С точки зрения инвестиционного климата, вышеизложенное означает планомерное разрушение инвестиционного потенциала страны и без того ограниченного высокими инвестиционными рисками.

Что касается выборов, то путем последовательного изменения Конституции, а вместе с ним и закона о выборах, мы создали выборную систему, построенную исключительно на деньгах, позволяющую реализовать конституционное право быть избранным только узкому кругу людей, имеющим состояние, а остальным остается право даже не выбирать, а только голосовать. И то не всем, а только тем, кто сдал биометрические данные. Потому электорат, разочарованный в выборах, больше стал интересоваться «выборными тарифами», чем программой кандидатов, превращая выборы в своеобразный аукцион различных форм распродажи голосов.

А там, где деньги, там и коррупция. Таким образом выборные органы страны формируются коррупционными по умолчанию, далее ими по умолчанию формируются исполнительные органы, а те в свою очередь назначают соответствующих структурных управляющих и т. д. С каждыми выборами коррупция все плотнее пронизывает наше общество сверху донизу. Отсюда качество государственного менеджмента и нашей жизни.

Институтом германской экономики в качестве важнейшего и общего инвестиционного риска, мешающего осуществлению иностранных инвестиций в странах СНГ, в том числе и в Кыргызстане, выделена проблема коррупции. Потому что она затрагивает интересы абсолютно всех участников инвестиционного процесса, как самих иностранных инвесторов, так и принимающей стороны, во многом предопределяет все прочие проблемы иностранных инвестиций. Добросовестных иностранных инвесторов отпугивает сочетание коррумпированности и дезорганизованности государственного аппарата, превратившегося в конгломерат групп и отдельных лиц, преследующих свои корыстные цели. Это вопрос доверия инвестора к государству и власти. Если торговля может выжить даже при минимальном доверии к государству и власти, то сфера инвестирования в производство, особенно в высокотехнологичные проекты, вряд ли будет процветать. А зависимость потока прямых иностранных инвестиций от степени доверия к государству и власти носит почти прямолинейный характер, что отражает современное положение дел как в мировой экономике, так и в Кыргызстане.

Наиболее важным представляется оценка и управление рисками на макроуровне, поскольку от этого зависят риски на последующих уровнях. К рискам на макроуровне относятся: риск потерь от коррупции, криминальный риск, инфраструктурный риск, политический риск, правовой риск, инфляционный и валютные риски. Они не саморегулируемые, их нельзя оставлять стихии рынка, здесь исключительно важна роль государства вопреки навязанным нам учениям радикально-либеральной доктрины.

Что же касается микроэкономического уровня инвестиционного риска, то он непосредственно проявляется на уровне отдельных предприятий, но может усиливаться макроэкономическими и региональными рисками.

Сложившиеся выборная и банковско-финансовая системы стали механизмами саморазрушения инвестиционного потенциала страны и источниками высоких инвестиционных рисков. Самое страшное — они способствуют духовной деградации общества, где главным поведенческим лозунгом становится «Выгодно продай». Друга, любимого человека, ребенка, должность, Родину… Не важно что, главное выгодно. В таком обществе в течение двух-трех поколений вырождается национальное самосознание, атрофируется гордость, общественным самосознанием становится космополитизм — готовность принести в жертву национальные интересы в угоду сомнительной идее «мирового гражданства», коррупция становится неотъемлемой и составной частью социально-экономической системы. А политическая система не имеет никакого принципиального значения ни для внешних игроков, ни для собственного народа. Она имеет значение только для кучки национальных политиканов. А это уже вопросы не только экономической, но и национальной безопасности.

Кыргызстан, имея достаточный инвестиционный потенциал и необходимые ресурсы для достойного развития, постепенно теряет контроль над ними из-за неэффективного их использования и отсутствия долгосрочной, системной и научно продуманной стратегии развития. Все наши проблемы, в том числе и неблагоприятного инвестиционного климата, могут решиться исключительно мерами политики долгосрочного экономического роста.

Речь идет о политике бескомпромиссной борьбы с коррупцией. О социальной политике, рассматривающей социальную сферу не как иждивенческую, а как объект инвестиций в возможно полное развитие и реализацию человеческого капитала, в совершенствование общественных отношений и обеспечение инновационного развития экономики страны. Речь о разработке и реализации промышленной политики с использованием механизмов, соответствующих рыночным условиям, с целью обеспечения структурной перестройки, гармоничного развития добывающей, обрабатывающей и перерабатывающей отраслей. Особое место необходимо уделить обеспечению продовольственной безопасности — путем перехода от философии развития сельского хозяйства к философии системного развития сельской местности, гармоничного сосуществования города и села. Необходима серьезная реформация финансово-экономических отношений и выборной системы.

Султанбай АЙЖИГИТОВ,
экс-губернатор Баткенской области, независимый эксперт.

"СК"

Издательский дом «Слово Кыргызстана»

Добавить комментарий