Пн. Ноя 19th, 2018

Алмазбек Атамбаев: «Я упрям и настойчив»

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Президент Алмазбек Атамбаев дал интервью "5 каналу" и телеканалу "МИР"

Вопросы задавали Евгения Бердникова и Динара Суюмалиева. Предлагаем вашему вниманию эту беседу.

Кыргызстан прорвался
— Наверное, пришло время подвести такие традиционные итоги 100 дней президентства.
— Еще  не  100, а 3 месяца, 90 дней.
— Но прежде чем говорить о 100 днях президентства, хотелось бы все-таки подвести итоги премьерства, поскольку они не сходят с повестки дня страны. Ахматбек Кельдибеков утверждает, что все-таки профицита бюджета в 2011 году не было. И фактически дефицит составил 17 млрд. сомов. Тот остаток в казначействе в 3,2 млрд.сомов, который был, его нельзя назвать профицитом. Вам есть  что возразить?
— Я бы сказал, таковы итоги премьерства. Во-первых 2011 год худо или бедно страна прошла стабильно.
Кроме того, в 2011 году довольно существенно повысилась заработная плата учителей, врачей, работников культуры, спорта. Увеличились пенсии. Впервые за 20 лет средняя пенсия сравнялась с прожиточным минимумом. Что касается дефицита и профицита, если подходить чисто формально, как к финансовому термину… Что такое дефицит бюджета? Это та часть бюджета, которая в нем отражена, но не покрыта источниками, т.е., возможно, эти источники не придут и какие-то выплаты остановятся. На самом-то деле, если подходить с этой стороны, к нам многие источники не пришли, в том числе кредит ЕврАзЭС — 106 млн. долларов. Но если говорить чисто практически, чтобы простому человеку было  понятнее, я могу сказать одно, что Кыргызстан перешел из 2011 года в 2012-й с более чем 3 млрд. сомов в казне. И при этом все выплаты шли вовремя, пенсии, зарплата.
Несмотря на то что парламент не одобрил продажу  ряда объектов с аукционов, хотя это было заложено в бюджете, тот же "Телеком", такой кредит, как ЕврАзЭСовский, это тоже большая сумма, в итоге все равно, скажем так, Кыргызстан прорвался,  причем выполнив все свои обязательства и перед населением, и перед внешними кредиторами, и с запасом денег в кошельке.
Поэтому я считаю, что итоги года, кто бы что ни говорил, они неплохие.
— Еще один вдогон к профициту вопрос. Есть информация, что он образовался  в том числе за счет МеgаСоmа, который вынудили купить государственные казначейские облигации и причем под проценты гораздо ниже рыночных.
— Вы знаете, в МеgаCоmе, ряде других компаний есть государственная доля. И если у них есть свободные деньги на счетах, во всем мире принято реализовывать ценные бумаги. Некоторые страны их реализуют ежемесячно на 20-30 млрд. ЕU и на 200-300 млрд. EU в год. Мы в прошлом году от этого получили всего 200 млн. USD. Эта разница  — небо и земля, в сто раз, в тысячу раз. И при этом был сбит  спекулятивный процент, раньше ценные бумаги уходили в среднем по 25% при том же Кельдибекове. В прошлом году мы эту планку снизили благодаря тому, что сказали компаниям, где есть государственная доля: слушайте, а почему вы не берете государственные ценные бумаги? Ведь государство гарантированно за них  расплатится. При этом не проигрывает ни тот же МеgаCоm, ни другая компания, в которой есть государственная доля, но выигрывают страна и ее бюджет. И это правильный подход. И дальше мы должны идти именно таким путем. А если верить некоторым нашим  депутатам, получается, что выгодно было бы, как раньше, брать под 25-30%.  Да, МеgаCоm, по-моему, взял где-то под 10%.  Но это же выгодно для нашей казны,  для народа. В конце концов эта же сумма  будет нам погашена дивидендами МеgаCоmа и ряда других компаний, то есть все просчитано. В этом году не будет нагрузок на бюджет благодаря тому, что сделано в прошлом году.

Не надо искать черную кошку
— И в продолжение МеgаCоmа, после того как Антикоррупционный совет, созданный вашим Указом, заинтересовался делом МеgаCоmа, был арестован его руководитель, которого ассоциируют с именем премьер-министра и называют человеком Бабанова. Местная пресса начала писать, что между Президентом и премьер-министром пробежала черная кошка. У вас правда появились разногласия?
— Вы знаете, я встречаюсь несколько раз в неделю с премьер-министром, конечно, не афиширую это. Я, как никто, заинтересован, чтобы правительство работало стабильно. Конечно, всякие слухи будут. Например, я тоже очень уважаю как топ-менеджера Азамата Мурзалиева. Он много сделал для МеgаCоmа. Но, к сожалению, рядом с ним появились люди, которые немножко его повернули не на тот путь. Когда идут такие денежные потоки, причем наличными деньгами, каждый месяц чуть ли не миллиард сомов, или молодость сказалась, или рядом оказались не те люди… Конечно, и я переживаю, что очень сильный топ-менеджер оказался замешан в этих делах, но это, к сожалению, факты. И если мы хотим навести порядок в стране, то неприкасаемых  не должно быть, кто бы это ни был. Это по МеgаCоmу, по другим фактам, которые вскрываются АКС. Что касается моего отношения к премьер-министру, правительству, я, как никто, заинтересован, чтобы это правительство стабильно работало.   Как можно давать оценки, требовать отставки правительства, которое еще даже полгода не отработало. Вот это уму непостижимо. Как говорится, есть пословица "Цыплят по осени считают". Дайте доработать хотя бы до осени, потом ставьте оценки. Правильно, да? А то мы не успели сформировать правительство, а уже требуют его отставки. Я понимаю, что отдельные министры как-то себя не так проявят. Я допускаю, что некоторые из них  могут потерять работу, но в целом правительство, как минимум, должно показать себя, свою работу. А все эти сплетни всегда были и будут, особенно в Кыргызстане.
Неприкасаемых не будет
— Говоря про МеgаCоm,  мы подошли в общем-то к основной теме, к  тренду, который вы задали, начав работу Президентом,  — борьбе с коррупцией. И многими она  воспринята как некие необоснованные репрессии. Стали вспоминать 1937 год, говорить о переделе ресурсов. Арест Азамата Мурзалиева многие склонны считать пролоббированным вопросом иностранными бизнесменами — Машкевичем, Рейманом, иностранными компаниями.
— Поверьте мне, не так это все. И хотим мы или не хотим, но несколько  таких главных проблем есть в Кыргызстане. Это, во-первых,  коррупция. Во-вторых, национализм. В-третьих, манкуртизм. Со всеми этими проблемами нам надо бороться. И что бы там ни говорили, и с коррупцией тоже. Это не всем нравится, потому что те, кого арестовывают, находятся под следствием, они все чьи-то родственники,  близкие люди. И среди них, есть, например, люди, которых и я близко знал. Например, заместитель министра здравоохранения, мы всегда вместе ходили на митинги. Но я не имею права вмешиваться. Если идет следствие, возбуждено уголовное дело, то решать должен, конечно, суд. Но если мы не покажем, что  в Кыргызстане больше нет неприкасаемых, то очень трудно будет навести порядок. И поверьте мне, все предупреждены: руководители правительства, силовых структур, спикер парламента, что неприкасаемых в Кыргызстане больше не будет. Касается это и Президента. Пожалуйста, если я где-то в чем-то буду замешан, я готов сразу отвечать, мне никакая неприкосновенность не нужна. Коррупция  — это беда, которая съедает Кыргызстан, и нам нужно с ней бороться. Никакой там охоты на ведьм нет. Но отныне в Кыргызстане никому не позволено воровать.
Не допустить беды
— Еще об одной довольно важной проблеме, которая существует в Кыргызстане. Одним из ваших первых указов стал Указ о неотложных мерах по укреплению общественной безопасности. И как только его  опубликовали, сразу появились разговоры, что, наверное, Президент к чему-то готовится. Можете сказать, на что направлен этот Указ? На нормализацию ситуации сейчас или на предотвращение каких-то негативных последствий в будущем?
— Я вам так скажу, у нас же был урок в 2010 году, когда силовые структуры, страна оказались неподготовлены к большой беде. А где гарантия, что завтра этой беды не будет? Меня страшно удивило, что в Кыргызстане даже нет концепции национальной безопасности. У нас нет вообще центра управления кризисными ситуациями, т. е. в таких случаях я, как главнокомандующий, не смогу собрать необходимых министров. Больше того, один из министров (МЧС) вообще находится в Оше. И это абсурд, конечно, и мы будем эту ситуацию менять. Мы должны понимать, что Кыргызстан — суверенная страна и наши суверенность и независимость мало кому нужны. Стабильный, сильный Кыргызстан, я смотрю, нужен только нам. И мы должны этого добиться. Указ в первую очередь направлен на достижение стабильности, укрепление силовых структур,  продумывание всех планов и схем на случай чрезвычайных ситуаций. Надо строить тот же центр управления кризисными ситуациями, причем в надежном месте, в помещении, которое даже бомбежку выдержит. Мало ли что. Потому что "хочешь мира — готовься к войне". Зато люди будут спать спокойно. Нам следует быть готовыми ко всему. Поэтому поручено, например, восстановить хронологию трагедии июньских событий.  И уже открываются очень интересные новые факты. И я думаю, кое-что уже к годовщине июньской трагедии мы обнародуем. Там есть пункты и по банковским ячейкам. Я хочу разобраться.
Дружба — дружбой…
— По банковским ячейкам есть очень много вопросов. Ведь если будет идти расследование, оно затронет очень многих ваших соратников?
— Скажу так: дружба дружбой, а служба службой. Для меня, как Президента страны, не должно быть ни соратников, ни родственников. У меня всегда был такой принцип. Как глава государства, я должен разобраться и наказать виновных, если таковые есть. Вы, наверное, заметили, что все заместители генерального прокурора поменялись. Потому что я и сам в первую очередь хочу узнать правду. До конца. И народ Кыргызстана должен знать правду.
Если было воровство, то нужно назвать тех, кто воровал, конкретно, пофамильно. И то же самое нужно сделать по июньским событиям 2010 года. Как они готовились, кем  были организованы? Там очень интересные вещи всплывают. Кому  были выгодны беспорядки? Нужно разобраться до конца, невзирая на чины, лица и какие-то личные отношения.
— Вернемся к вопросу о банковских ячейках: ваши оппоненты говорят, что это коррупционное дело № 1 и пока вы его не раскроете, не имеете морального права на все остальные расследования. Перед силовиками поставлены какие-то сроки в этом деле?
— Важно раскрыть правду не только о банковских ячейках, но и, например, о поставках радиоактивного угля. Всплыли новые факты.  Не должно быть так:  одно дело  расследуем, а все остальное замораживаем. Этого хотят те, у кого рыльца в пушку. Мы будем по всем фронтам идти в наступление и расследовать все коррупционные дела. Но вы сами должны понимать, что, конечно, были заинтересованные лица, которые постарались уничтожить все следы. Надеюсь, что все равно какие-то ниточки будут находиться. И по июньским событиям, и по банковским ячейкам. Я упрям и настойчив.

click Продолжение в следующем номере.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *