Почему и как выстоял Баткен

Поделиться

Визитная карточка. Султанбай Айжигитов окончил Рижский институт инженеров гражданской авиации, Высшие курсы КГБ СССР, экономический факультет Кыргызского государственного университета. В 80-х годах работал инженером Фрунзенского объединенного авиаотряда, позже служил в органах национальной безопасности КР. Дважды занимал пост губернатора Баткенской области: в 2005-2008 гг. и краткий период (8 месяцев) — в 2010-2011 гг. Работал советником двух президентов КР — К. Бакиева и А. Атамбаева. В последние годы трудится над научной темой «Концепция экономической безопасности и социально-экономического развития Кыргызской Республики до 2035 года». Преподает в БГУ макроэкономику и экономическую безопасность. Лидер ОО «Акниет кыймылы». Владеет кыргызским, русским, узбекским, английским языками.


— Султанбай Абдрашитович, летом 2010 года вы работали губернатором Баткенской области. Располагали ли вы, как майор спецслужб, информацией, что на юге страны предпринимаются действия, которые могут привести к очередному межнациональному конфликту?

— То, что я был профессиональным сотрудником и офицером спецслужб, не предполагает автоматической осведомленности обо всех происходящих событиях. Поступление своевременной, достоверной и актуальной информации — это целая система. Другое дело, остаются навыки организации сбора таковой информации, анализа и прогнозирования развития оперативной обстановки, системного подхода, которые помогают оказаться на шаг впереди событий, особенно в условиях чрезвычайных ситуаций.

Ферганская долина, в том числе юг Кыргызстана, — настоящая «пороховая бочка». Оснований для межнационального конфликта здесь множество, и самых разнообразных, начиная с бытовых и заканчивая жизненным пространством и политическими амбициями. А если появляются силы, заинтересованные в дестабилизации обстановки, как случилось в 2010 году, — это просто катастрофа. Любые неудачные перемены и ошибки обостряют ситуацию, а посему ответственность и компетентность властей, гармонизация интересов, своевременная информация и предупредительные меры, системный подход играют огромную роль.

— Судя по официальной информации и сообщениям информагентств, в те тревожные дни было неспокойно и на территории Баткенской области. В частности, группы молодежи предпринимали попытки получить оружие у пограничников, грозили взять штурмом погранзаставу… Существовала ли реальная опасность, что вспыхнет и Баткен?

— К сожалению, такие факты имели место и действительно существовала опасность, что вспыхнет и Баткен, а в силу особенностей области последствия могли быть еще хуже и трагичнее, чем в Оше и Джалал-Абаде.

— Какие действия предприняли Вы, чтобы не допустить этого?

— 11 мая 2010 года, сразу после назначения меня губернатором области, я приказом создал областной штаб по обеспечению безопасности области, куда включил своих заместителей, первых руководителей районов и городов, а также глав правоохранительных и силовых структур, таможню, командиров воинских частей и пограничных отрядов. Перед административными структурами поставил задачу тщательно отслеживать социальную, политическую и экономическую ситуацию на своих территориях, тесно работать с населением, мобилизовать ресурсы на решение насущных проблем, не допускать признаков, которые могут привести к межнациональным столкновениям. А внимание правоохранительных и силовых органов акцентировал на усиление контроля за оперативной обстановкой и прогнозирование возможных тенденций ее развития, соблюдение законности, дисциплины в воинских частях и пограничных отрядах, охрану государственной границы.

Штаб заседал раз в неделю — каждый участник докладывал о ситуации в касающейся его части, анализировалась и прогнозировалась обстановка, принимались решения по проведению соответствующих мер и взаимодействия. Ежедневно к концу дня я созванивался с членами штаба, при необходимости встречались лично. Были созданы народные дружины, которые патрулировали улицы городов совместно с милицией.

Еще за месяц до трагических июньских событий до нас доходили оперативные сведения о том, что на юге страны идут некие приготовления к провокациям. Впоследствии стремительность, с которой развивались события в Оше, Джалал-Абаде и Баткене, это подтвердила, а предупредительные меры, принятые нами в области, оказались весьма уместными.

О начале событий, 11 июня в 7 часов утра, мне доложил по телефону начальник УВД по Баткенской области. Он сообщил, что ночью по тревоге в Ош переброшены 80 бойцов нашего УВД, беспорядки продолжаются и получили дальнейшее развитие в Джалал-Абадской области, а также что некие прибывшие ночью люди, начали провокационную деятельность и в нашей области и что в 9 часов в центре Баткена намечается митинг. Я попросил его незамедлительно организовать вывод из области трудовых мигрантов узбекской и таджикской национальностей, сформировать во всех населенных пунктах области интернациональные народные дружины, дал команду руководителям районов и городов о всяческом содействии милиции в этом вопросе, созвонился со всеми членами областного штаба. Таким образом, к 8 часам утра мы обеспечили четкое взаимодействие структур власти и населения. Ближе к обеду всех трудовых мигрантов из Узбекистана и Таджикистана уже вывезли из области, бить оказалось некого, во всех населенных пунктах провокаторов встречали интернациональные народные дружины и вежливо выпроваживали.

Тем не менее усиленно распускались слухи о «страшных зверствах» в Оше и Джалал-Абаде, об убийствах студентов, женщин и детей. В какой-то момент люди поддались слухам, их можно понять, они искренне беспокоились за судьбу своих детей-студентов, обучающихся в учебных заведениях Оша. Приблизительно в 11 часов к зданию обладминистрации подошло более 1 000 человек из районов и городов, стали поступать сведения о скоплениях людей возле районных и городских акимиатов с теми же переживаниями. Я вышел к собравшимся, они были сильно возбуждены, многие в отчаянии, требовали оружие и организовать транспорт для спасения своих детей. Когда народ немного успокоился и дал мне слово, я заявил, что оружие дать не могу, но твердо пообещал вытащить всех баткенских студентов из зоны конфликта. Объяснил, что если они возьмут оружие в руки, то поспособствуют дальнейшей эскалации конфликта, подвергнут еще большей опасности себя, своих дочерей и сыновей. Предложил собрать координаты детей: Ф. И. О., адреса в Оше, мобильные телефоны. Тут же поручил своему руководителю аппарата организовать сбор данных, распределить их среди сотрудников и садиться за телефон, обзванивать всех студентов и инструктировать, чтобы ни в коем случае не покидали свои жилища, не пытались выбраться из зоны конфликта самостоятельно, дожидались звонка и приезда сотрудников милиции. Через радиостанции области — объявить населению, на какие контактные телефоны звонить, чтобы передать координаты детей или близких людей, оказавшихся в зоне конфликта. Начальнику УВД области поручил организовать 10 оперативных групп из числа 80 сотрудников милиции, откомандированных накануне в Ош, передать им собранные сведения для организации эвакуации людей из зоны конфликта. Предварительным центром сбора эвакуированных определили с. Жапалак, расположенное в западной части Оша, на трассе Ош — Баткен, а оттуда уже вывозить их на территорию Баткенской области.

То же самое велел организовать главам районов и городов, кроме того, найти минимум 2-3 единицы транспорта от каждого айыл окмоту и крупных населенных пунктов, собрать посильную гуманитарную помощь, чтобы не было порожняка, поскольку из Оша поступала просьба помочь продуктами питания и питьевой водой. Насколько мне известно, первые три дня после начала трагических событий гуманитарная помощь в Ош поступала только из нашей области.
Для сопровождения машин мы привлекли ветеранов афганской войны, силовых структур, добровольцев и даже «чернобыльцев», В этот же день, чуть позже, в микрорайоне Оша «Западный» организовали штаб по координации эвакуации. Из резервного фонда губернатора выделили деньги для платы звонков сотрудников облладминистрации по мобильной связи и других оперативных целей.

Распоряжения отдавались на глазах обеспокоенной толпы, собравшейся возле здания обладминистрации. Она внезапно притихла, успокоилась, а затем стала принимать активное участие в процессе. Все сработали отлично, уже к 16 часам первые автомашины начали выезжать с территории области в направлении Оша, а к 21 часу первая партия эвакуированных студентов — примерно 400 человек — прибыла в Баткен, напряжение спало, все вздохнули облегченно, у людей появились надежда и уверенность, что все будет хорошо.

Я тут же позвонил Р. Отунбаевой, чтобы доложить об обстановке и, как думал, приподнять ей настроение. Однако не успел ее поприветствовать, как Роза Исаковна довольно холодно заявила: она знает, что Ош организованно громят баткенцы. Об этом якобы доложили ей жители Наукатского района, которые наблюдают длинную организованную вереницу автомашин, следующих из Баткена в направлении Оша и обратно. Значит, организацию эвакуации наших людей из Оша мы осуществили настолько хорошо, что это произвело впечатление на жителей Наукатского района.

Жаль только, что была неверно понята ими. Я объяснил Р. Отунбаевой, что это не так, и доложил о вышеизложенном, но она, видимо, не очень доверяя мне, так же холодно поблагодарила и попрощалась. Я огорчился и, честно скажу, сильно расстроился. Однако на следующий день, когда связался с ней, Роза Исаковна оказалась более приветливой и внимательной. Я понял — она перепроверила информацию и разобралась.

В итоге за три дня из зоны конфликта мы вывезли около 3 000 человек, из них около 2 000 студентов, а остальные — постоянно проживающие в Оше выходцы из Баткена и баткенцы, очутившиеся в зоне конфликта в силу различных причин. Это не считая попутно вывезенных студентов и взрослых, оказавшихся в Оше в тревожные дни. Благодаря проведенной операции, в июньской трагедии не погиб и не пропал без вести ни один человек из Баткенской области.
Не могу обойти стороной еще одну интересную историю. В конце дня 11 июня ко мне подошел один из моих сотрудников и сообщил, что ему позвонили знакомые из аэропорта Оша, который был полностью блокирован, и рассказали, что там скопились около 200 человек из Баткенской области, прилетевших из России, они просят помочь выбраться оттуда. Здесь я вспомнил о своих однокурсниках по Рижскому институту инженеров гражданской авиации, которые организовали частную авиакомпанию, эксплуатирующую самолеты Ан-2. Позвонил одному из них — Нуру Абдрашитову, в настоящее время работающему представителем «Аэрофлота» в аэропорту «Манас», — объяснил ситуацию, попросил помочь, сказав, что люди готовы оплатить. Каково же было удивление собравшихся в аэропорту, когда за ними прилетел самолет. Не вдаваясь в подробности, хочу сказать, что мы вытащили их из блокированного аэропорта, и не только их.

Как известно, беда не ходит одна. Вслед за эскалацией напряженности в Ошской и Джалал-Абадской областях наглухо перекрылось транспортное сообщение между югом и севером страны, прекратилось движение не только потока людей, но и товаров. Народ панически принялся скупать основные продукты питания и потребления. К 14 июня на территории Баткенской области цены подскочили в 3-5 раз, с прилавков стали исчезать мука, сахар, подсолнечное масло и другие товары. Многие продукты по цене оказались недоступны большинству населения. Началась новая волна беспокойств и скоплений у зданий государственных администраций, опять зашевелились провокаторы и паникеры. Требовались срочные неординарные меры.

Товары на тот момент могли поступать в область только из Узбекистана и Таджикистана. Сначала я связался с губернатором Ферганской области, последний выразил сожаление по поводу происходящих в Кыргызстане событий, сказал, что в его регионе пока спокойно, но в соседних Андижанской и Наманганской областях ситуация тяжелая. В свою очередь я кратко рассказал коллеге, что в Баткенской области удалось стабилизировать ситуацию и это положительно отразилось и на обстановке в Ферганской области, в этой связи попросил посодействовать в обеспечении необходимыми товарами, особенно бензином, разумеется, за плату. В ответ получил поддержку. Затем позвонил председателю правительства Согдийской области Таджикистана, ныне премьер-министру страны Кохиру Росулзаде, с той же просьбой — он ответил, что находится в Душанбе в приемной Президента Э. Рахмона и перезвонит через тридцать минут. Действительно перезвонил и сообщил радостную для нас весть: в ходе аудиенции он проинформировал Президента о моей просьбе, на что Э. Рахмон не только с пониманием отнесся к нашей просьбе, но и дал указание продавать нам все нужные товары по цене на 30% ниже рыночных, кроме того, срочно доставить гуманитарную помощь, и ее в виде продуктов питания, строительных материалов, бензина и т. д., всего весом 100 тонн, доставили к нам уже 16 июня. Всю поступившую помощь, за исключением 10 тонн бензина, мы переслали в Джалал-Абадскую область, испытывавшую на тот момент острую нужду.

Воодушевленный поддержкой, я срочно собрал всех коммерсантов, руководителей правоохранительных органов, сообщил о помощи соседей и поставил задачу в срочном порядке заполнить рынок всеми необходимыми товарами. То же самое поручил главам районов и городов. К 16 июня прилавки вновь заполнились товарами, а цены вернулись на прежний уровень.
Пользуясь случаем, как бывший губернатор Баткенской области, хочу через вашу газету еще раз выразить глубокую признательность лично Президенту Э. Рахмону и Кохиру Росулзаде за неоценимую поддержку Баткенской области в те тяжелые дни.

Далее пошли рутина, отлаженная система стабилизации, анализ и прогноз ситуации, работа с населением и т. д. В течение месяца и более наша область, будучи во всех отношениях стабильной, выполняла функции центра юга страны, через Баткен функционировало воздушное сообщение, осуществлялись финансирование, гуманитарные миссии и многое другое.

— Помнится, в июньские дни высказывалась точка зрения, что если организаторы смогут наряду с Ошской и Джалал-Абадской областями втянуть в конфликт и Баткенскую и таким образом весь юг окажется в огне, то можно смело разыгрывать карту «юг-север». Возможен ли был на самом деле такой сценарий?

— Однозначно да. Более того, межнациональный конфликт в Баткенской области мог обрести не только кыргызско-узбекскую окраску, но и кыргызско-таджикскую, а с учетом особенностей региона с его анклавами, неразрешенными острыми пограничными, водными, транспортными и иными проблемами последствия оказались бы гораздо более трагичными, чем в соседних областях. Весь юг мог быть ввергнут в пучину долгосрочного хаоса и межнациональной резни, со всеми вытекающими последствиями, а вся страна — оказаться на грани распада и гражданской войны.

— В этой связи многие спрашивают, представлены ли вы к правительственным наградам?

— Нет. «Наградой» стало освобождение от занимаемой должности. Но я пережил это, не озлобился, не затаил обиду.

Истинной наградой для меня стали безопасность и спасенные жизни людей, чувства до конца исполненного долга, собственного достоинства, осознание внесенной лепты в политическую стабильность страны, в предотвращение гражданской войны и возможного распада государства.

— Какие уроки, на ваш взгляд, должны быть извлечены из июньских событий?

— Во-первых, с каждой стороны межнационального конфликта жертвами являются прежде всего простые люди.

Во-вторых, такие конфликты становятся более организованными и целевыми.

В-третьих, их организаторами выступают спаянные общими интересами безответственные национальные политики и соответствующие спецслужбы, недобросовестные бизнесмены и, конечно же, криминалитет, которому достается самая грязная роль. Настоящая адская, гремучая коррупционная смесь. Политиков и спецслужбы интересует власть, бизнес — возможность перераспределения рынков и ресурсов, а криминалитет — «политическая крыша», перекраивание сфер влияния и возможность безнаказанного мародерства.

В-четвертых, необходима системная консолидация здоровых сил общества, а они у нас есть, и немалые.

— Существует ли почва для новых межнациональных столкновений в Кыргызстане?

— У нас в стране проживают представители более 80 национальностей, которые оказались здесь в силу разных исторических причин и обстоятельств, с древнейших времен до современных. Каждая из них в определенные периоды занимала какие-то определенные социально-политические, экономические, культурно-языковые, конфессиональные ниши, доминировала или была ведомой. Взаимоотношения их в историческом прошлом складывались не всегда корректно. И, наконец, с течением времени вследствие миграции, различного уровня естественного прироста соотношение численности контактирующих народов меняется. Все перечисленные факторы могут стать причинами межнациональных конфликтов или использованы различными противоборствующими социальными группами для достижения определенных целей. Необходима гармонизация этих факторов, иначе беда. А гармонизация возможна в том случае, если в обществе доминируют здоровые силы, обеспечены долгосрочная социально-политическая стабильность и устойчивый социально-экономический рост. В таких условиях социальные группы станут стремиться к взаимодействию и сотрудничеству, а не к конкуренции.

Но, к глубокому сожалению, за 25 лет независимого существования Кыргызстан так и не смог выйти из состояния перманентной социально-политической нестабильности и финансово-экономического кризиса. Смена правительства в среднем через каждые 11 месяцев, плохо обоснованные изменения его структуры, очередное ожидаемое перекраивание Конституции, отсутствие механизмов консолидации — тому яркое подтверждение. Все это разрушает взаимодействие и сотрудничество в обществе, усиливает недобросовестную конкурентную борьбу социальных групп, готовых использовать национальный и региональный факторы. Каждая из них в условиях хронической нестабильности считает возможным испытать судьбу и не упустить свой шанс, что способствует высокому уровню вероятности новых не только межнациональных, но и межрегиональных столкновений.

Во избежание трагических событий необходимо: вести идеологическую работу, позволяющую каждому человеку идентифицировать себя как гражданина единой страны, с едиными интересами и ценностями; консолидировать здоровые силы общества; изменить выборную систему, основанную исключительно на деньгах, — главный источник коррупции в стране; скорректировать денежно-кредитную систему — главный тормоз нашего экономического развития; обеспечить долгосрочный устойчивый экономический рост на основе сочетания стратегического планирования и рыночной самоорганизации.

Асель АМАНБАЕВА.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий