Светлый июнь Года истории и культуры (фото)

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Размышления, восторг, боль, память и молитвы

К концу мая отцвели маки, и горы будто «облачились» в нескончаемый изумруд. Високосный год, провозглашенный Президентом А. Атамбаевым Годом истории и культуры, преподносит такие сюрпризы, что поневоле хочется обратиться к Небу с вопросом: «Поясните, Ваше Высочество!». 29 февраля сплошным благоуханием распустился миндаль. Резкие перепады температур: водное обилие cверху, потрясающее горы, разверзающее и сдвигающее Землю, и тут же солнце, распаляющее воздух до +25 в марте, грозы с молнией-громами в апреле… Год, к сожалению, отмеченный разгулом природной стихии, гибелью людей, слезами потерявших кров и упованием на Господа, Президента, премьера, его полномочных представителей в областях, акимов, глав айыльных округов, МЧС…

Тем не менее Год истории и культуры повсеместно отвечает сути провозглашенного. Вторые Всемирные игры кочевников — инициатива Президента Атамбаева — набирают дивиденды признания и благодарения. На юге июнь начался шествием I Международного этнофестиваля. Событие грандиозного масштаба. Руководство области и города Оша, члены организационных комитетов и жюри во главе с руководителем Госдирекции по проведению Года истории и культуры Султаном Раевым встречали гостей — мастеров фольклора, художников, рукодельниц, мастеров керамики, канатоходцев из Ошской, Джалал-Абадской, Баткенской областей, из Узбекистана, Таджикистана.

10 июня 2011 года. Ош, центральная площадь, поминальный обед в память о погибших. Первая слева - Салима Шарипова, рядом руководитель этноцентра "Алымбек датка айылы" Патила Жунусова и представители территориальных советов Оша
10 июня 2011 года. Ош, центральная площадь, поминальный обед в память о погибших. Первая слева — Салима Шарипова, рядом руководитель этноцентра «Алымбек датка айылы» Патила Жунусова и представители территориальных советов Оша

Площади, скверы, парки города, летний кинотеатр, этноцентр «Алымбек датка» стали местом демонстрации национальных обрядов, древних обычаев и традиций кочевых народов, национальных яств, включая плов от принимающей стороны, и тут же выставка знаменитых и широко востребованных ляйлякских ковров, конского снаряжения — седел, отделанных кожей и серебром, стремян, поводьев и уздечек, чресседельников.

На площадке у Ошского национального драматического театра имени Султана Ибраимова, где состоялось торжественное открытие и откуда начал свое шествие по городу этнофестиваль, показывал свое искусство коллектив кара-сууйских канатоходцев, состоявший из виртуозов в возрасте от пяти до пятидесяти лет.

Праздничным звучанием встречали карнаи, сурнаи. Танцевал коллектив Ошского узбекского академического музыкального театра имени Бабура. Тут же рядами выставили классические узбекские блюда и сладости.

Ош — средоточие многих национальных культур испокон веков, задолго до рождения Великого Шелкового пути.

— У нас получилось и этнопартнерство, — с удовлетворением отметил Султан Раев.
— В нашем городе «заговорили» века, — определил многообразие идентичностей и обилие национальных изделий мэр Оша Айтмамат Кадырбаев.

Пусть пекарь всегда печет хлеб. Ош. Осень 2011 года
Пусть пекарь всегда печет хлеб. Ош. Осень 2011 года

Мастера из Маргилана на глазах зрителей на станке давних лет ткали роскошный узбекский атлас.
Двенадцать лет назад в Европе на конкурсе творчества ремесленников из трехсот изделий выбрали и признали победителем работу тогдашнего руководителя ремесленников Таджикистана Мукарамы Каюмовой. И в этот раз в Оше представлялись достойные традиционные работы древнего края.
На второй день этнофестиваля подвели итоги, вручили сертификаты для участия во II Всемирных играх кочевников, и мероприятие завершилось гала-концертом победителей.

Даже начавшийся было ураганный ветер, уже узаконившийся в течение всего мая, срывавший, бывало, крыши и валивший столбы, вдруг отступил.

…В Гульче — центре Алайского района — с участием большого числа фермеров прошла ярмарка сельскохозяйственной техники и продукции, организованная совместным проектом Фонда Ага Хана и швейцарского «Хельветаса». Мероприятие сопровождалось концертной программой группы «ЭтноОш». Представитель финансового партнера проекта Сайдулла Бектемиров и менеджер Улукбек Жолборсов высказали веру в созидательные итоги таких ярмарок.

Одновременно в историко-этнографическом центре Курманжан датки, там же в Гульче, состоялась конференция, посвященная 215-летию Алымбека датки, 205-летию Курманжан датки, 100-летию их потомка — первого президента Академии наук Киргизской ССР Мусы Адышева и 25-летию самого историко-этнографического центра. Интересно было слушать Саткын Эргешеву — ветерана партийной советской работы, первого директора славного ныне центра, поэта Базарбая, историка Турсунай Омурзакову.

Молодой, недавно назначенный акимом района Илияз Ташкулов, с самого начала прошедший испытание одним, но очень ответственным днем Недели российского кино, вошел в должность без всякого периода адаптации. Вопросы истории и культуры он старается решать не для галочки, а для общей пользы и с прицелом на будущее.

В центре Оша осенью 2011 года
В центре Оша осенью 2011 года

В Ноокатском районе 4 июня прошла эстафета Ошской области «Улуу Мурас — Великое наследие». В ней участвовали полномочный представитель правительства в Ошской области Таалайбек Сарыбашев, руководители отделов облгосадминистрации, акимы всех остальных шести районов, их заместители, начальники управлений культуры, председатель областного совета ветеранов Абдибаит Тажибаев. Размах мероприятия впечатляющий: юрты, показ старинной утвари, настенных панно с древним орнаментом, инсценировки исторических сцен, подготовленные всеми айыльными округами. Здесь же — народный мини-эпос об Аксаткын и Кулмурзе, погибающих во имя своей любви, шутливая и задорная песня о влюбчивом повесе, не скрывающем своего влечения от замужних красавиц, его разоблачает прелестница, называя отцом своих детей, сыном своего свекра, и уводит прочь. Хохочут все. Торжественные фанфары карнаев и сурнаев, фольклор и назидательные пожелания предков о человечности и искренности, зажигательные танцы, в кругу танцующих оказываются все, кто неравнодушен к ритмам Ферганской долины. Программа продуманная и обширная — много желающих и много талантливых исполнителей. Эстафету «Улуу Мурас — Великое наследие» от Ноокатского района принял аким Чон-Алайского района. Концерт продолжался, люди не расходились.

Возвращаясь в Ош, я смотрела на красоту нашей земли и думала:

«Ведь нельзя ничего этого трогать даже мыслями негативными… Наше ярко выраженное единение наций по культуре, по традициям и по вере — от Бога. Против Бога нельзя идти. Трижды извлечены уроки, и я верю, что теперь никто никогда не поддастся словесам и авантюрам. В течение веков наши предки сами достойно решали все проблемы, на старте цивилизованных веков тем более нельзя никому передоверять, позволять играть нашими судьбами».

Июнь — грустный месяц. Тысячи и тысячи людей помнят боль, утраты и молятся, чтобы страна жила в мире, счастье, достоинстве и чести.

Против воли я вспомнила тот июнь…

Каждый, кто пережил потерю родителей, детей, близких, однозначно утверждает, что время не лечит. Просто некое инородное тело врастает в твою суть и плоть и живет тихо, пока кто-либо или что-либо не заденет, и тогда случается впадание в нестерпимые страдания от корней волос до кончиков ногтей.

Никто не хотел войны. Село Учкун Кара-Сууйского района Ошской области. Осень 2012 года
Никто не хотел войны. Село Учкун Кара-Сууйского района Ошской области. Осень 2012 года

В начале июня 2010 года мы совершенно неожиданно потеряли маму. Соседи — кыргызы, узбеки — были рядом до окончания всех обрядов похорон. За четыре года до этого ушел папа (после семи лет болезни), но тогда где-то в подсознании днями, месяцами мы готовили себя к мысли, что, возможно, его не станет. А здесь, на пороге моего 60-летия, за одну неделю не стало мамы. Ведь ее перевели из реанимационного отделения в палату, и мы совершенно успокоились. Я не могла представить, что моя подвижная, выносливая, чадолюбивая и самоотверженная мама, которая старше меня всего на 17 лет, возьмет и уйдет. Теперь понимала, почему она временами благословляла меня, просила ни в каком случае себя не проклинать, не корить, не казнить. Беречь себя и детей. Почему бы мне не понять, что устами моей родной, неотблагодаренной, простившей мне все казусы судьбы и меня самой, говорит со мной Мир Оттуда!

Мне было до жути плохо. Настолько плохо, что пришла дочь с моей внучкой. Я лежала пластом.
И вторые поминки — в четверг 10 июня. Были все соседи — и кыргызы, и узбеки. Потом, прибравшись вместе с невесткой, дочь сидела со мной рядом. Около полуночи зять приехал за своей семьей, и дом наполовину опустел. В какое-то время почудилось, что на расстоянии вытянутой руки зазияло нечто незримое, пугающее, темное, заслоняющее свет. Я понимала, что надо обойти — пробиться. Но это нечто было осязаемо неизмеримым, неподъемным.

Ранним утром в пятницу я открыла ворота, потому что по принятым нормам мужчины после утреннего намаза приходят почитать молитву в доме, где прошли похороны.

Гарь и дым над городом, крики людей, вой сирен — я не поняла ничего. Вышла на дорогу — там было написано «SOS».

Здесь всем нам жить. Сузакский район Джалал-Абадской области. Июнь 2011 г.
Здесь всем нам жить. Сузакский район Джалал-Абадской области. Июнь 2011 г.

Я закрыла ворота, прибежала домой, включила телевизор, но там ни о чем толком не говорилось. Неужели трехмесячные акции, выступления «лидеров» обернулись в НЕЧТО?! И почему «SOS»?! Я была не в курсе событий уже около 20 дней.

Позвонила тете Жене — ровеснице моей мамы, русской соседке, и она сказала, что в полночь около дома их внуков рядом с домом быта началась война и пожары по всему городу.

Мне позвонил племянник, чтобы я спешно собралась, — мы все уезжаем в Ноокат. Я отказалась уезжать. Но назавтра выпроводила невестку и внучку за баррикады, уже сложенные у въездов на наши улицы. На «круговой» их ждали братья невестки. Город вымер. Редко проезжали черные машины без номеров.

Так начались наши дни в состоянии войны. Испепеленные районы и город в баррикадах. Число погибших росло изо дня в день. Появившиеся ниоткуда снайперы косили и тех, и других… Всего три дня — беженцы, смрад, дым, копоть, кровь, мародерство, продовольственный кризис. Потом некоторые спасшиеся, отсидевшись в подвалах, вполголоса говорили, что видели в узеньких оконцах высоких темных людей в непонятной черной форме, говоривших на непонятном языке.

Интернет взрывался от неописуемых по цинизму и лживости сообщений. А мы встречали на пункте ВЛКСМ наших горожан из Узбекистана.

IMG_3355Это гражданская, общенародная беда… Военные на машинах и на каретах скорой помощи доставляли к границе наших граждан. Молодая женщина с новорожденной девочкой, припав к моему плечу, рыдала со словами, что доченька родилась не на своей земле. Все женщины, по очереди обнимая ее и поглаживая «сверток» с новорожденной, плакали и успокаивали. Пожилая женщина, которую доставили на скорой, два парня несли носилки, а мы хотели ее подбодрить, крепко ухватилась за наши с Мирой руки и умоляла больше никуда ее не отпускать.

Шок и стресс. Но от убитых — изувеченных, пропиленных, изнасилованных — ужас стократный…
К девяти утра по улице Ноокатской-Мамырова я спускалась к мэрии в своем длинном траурном платье и траурном платке. Большей частью в этот и последующие дни мы собирались здесь. Потом мы, женщины-матери — кыргызки, узбечки, русские — призывали к миру через телеканал «ЭлТР». На пятый-шестой день матери застреленных, хозяйки сожженных домов сквозь горе и утраты стали соглашаться с нами идти на телеканал умолять народы о примирении. Я восхищалась женщинами — есть ли в мире более совершенное творение, чем Мать?!

«Когда Бог хочет наказать, он лишает рассудка», — так говорили о зачинщиках, которые не одним поколением своим будут наказаны.

…И возвращалась. Мне казалось, что рядом со мной шла моя мама, то следом, то забегая вперед. Придя домой, я заходила в огромный пустой двор, потом в дом и говорила:

«Мама, вы так заторопились, сами заторопили время из-за этих дней? Понимаете: сейчас не могут похоронить родителей, детей из-за снайперов. Они одинаково убивают и кыргызов, и узбеков. Сегодня мы видели диски — на одних насилуют женщин и разрезают животы беременным кыргызкам, на других — узбечкам.
Я плакала и давала интервью о том, что нельзя голословно обвинять одну сторону.
Мама, как это жутко. Такая непосильная ноша — народное горе. Кто они — те, кто хочет распределять города и земли по признаку национальности? Они возомнили себя богами?».

Мемориал "Слезы матери", возведенный в центре Оша к июню 2011 года
Мемориал «Слезы матери», возведенный в центре Оша к июню 2011 года

— Нельзя нас трогать! Без вмешательства извне мы — кыргызы и узбеки — разберемся сами. Не лезьте. Мы жили веками и будем жить, — требовала я на Международной женской конференции в Европе 7 сентября 2010 года. — А геноцида не было. Это говорю я — мать, член Союза ветеранов афганской войны, которая ездила по блокпостам, по городу, выступала со многими женщинами-матерями на площади и по телеканалам, журналист и писатель кыргызской национальности, любящая трудолюбивых узбеков — педагогов, врачей, театральных деятелей, поэтов и писателей, тех государственных деятелей, которые работали на политику, экономику и социальный расцвет Кыргызстана, садовников и дворников. И которая дралась и была бита впервые за 60 лет жизни, боялась пули снайпера или убийцы с ножом, который мог выскочить откуда угодно… Но думать об этом было некогда. Нужна была стабильность, а времени оставалось все меньше. То, что может затянуться больше трех-пяти дней, может растянуться на десятилетия, смотрите историю…

Мне дали столько времени, сколько нужно было выговориться, значит, верили.

И еще мне чудилось, что кивает мне моя драгоценная МАМА!

Салима ШАРИПОВА,
главный редактор международного альманаха «Ош», директор ОО «Ассоциация писателей, журналистов, деятелей культуры «Таазим — Поклонение», почетный профессор Чуйского университета, Заслуженный деятель культуры Кыргызской Республики, член Союзов писателей и журналистов Кыргызстана, Таджикистана, член Международного сообщества писательских союзов (Москва).
Фото Кифаят АСКЕРОВОЙ.

Добавить комментарий