«Слезы» гордых кинематографистов

Кинорежиссера Джали СОДАНБЕКА читателям газеты особо представлять не нужно. Его творческий арсенал достаточно известен. Выпускник знаменитого ВГИКа, народный артист КР, член Комитета по присуждению Государственной премии имени Токтогула в области литературы, искусства и архитектуры, автор целого ряда документальных лент. Он является режиссером-постановщиком художественных фильмов: «Бурма», «Процесс», «Не ищи объяснения», «Дилетант», «Гибель во имя рождения», «Переполох», «Будь что будет…». В 1990 году его остросюжетную картину «Гибель во имя рождения» с большим успехом показали в 14 крупнейших городах США и Канады. В 2011 году на международном конкурсе киносценариев в Сеуле его сценарий исторического художественного фильма «Слезы гордой девы», посвященный легендарной кыргызской воительнице ХVIII века Жаныл Мырзе, из 155 работ-участниц был удостоен Гран-при. Однако фильм по нему до сих пор не снят. Почему? С этого вопроса и началась наша беседа с режиссером.

— Признаюсь, этот «неудобный» вопрос задают мне очень многие. Нередко просто стараюсь избежать его. Однако вы спросили, и я отвечу. Если коротко говорить о сценарии «Слезы гордой девы», написанном по мотивам прекрасной народной поэмы «Жаныл Мырза», — это особая историческая тема. Особая потому, что посвящена воспеванию подвигов не мужчины, как бывает обычно, а легендарной кыргызской девушки-воительницы, взявшей мужской псевдоним Жаныл Мырза. Идея экранизации малого эпоса возникла у меня еще в студенческие годы во ВГИКе. Написать сценарий о героической Жаныл Мырзе, защищающей свою землю от врагов с оружием в руках, для меня было заманчивым и интересным. «Слезы гордой девы» — моя киноверсия, в которой образ Жаныл Мырзы несет огромный заряд патриотизма и боли за судьбу своего народа.

Вообще, тема подвига девушки-воительницы встречается не только в кыргызском искусстве. Известно, что к ней обращались народы и других стран, различных по историческим судьбам.

Например, французы возвеличили свою всемирно известную дочь Жанну д’Арк, мы, кыргызы, в неменьшей степени гордимся отважной Жаныл Мырзой. Будущий фильм должен быть об истории этой гордой и красивой девушки, которая в силу чрезвычайных обстоятельств вынуждена была стать воином, можно сказать, амазонкой, героически защищая свой народ от нашествия душманов-жунгаров. Через легендарный образ Жаныл Мырзы выражаются все лучшие чаяния кыргызского народа, сумевшего подняться до воспевания лучших человеческих качеств женщины, поставившего ее в один ряд, и даже выше прославленных батыров того времени. Жаныл Мырза в молодом возрасте трагически погибает от рук врагов, так и не успев выйти замуж. Все это вошло в основу моего сценария «Слезы гордой девы».

— Вернемся все же к вопросу, почему признанный, прошедший международную экспертизу сценарий так и не реализован на экране?

— На этот вопрос мне весьма трудно ответить. Грешным делом думал, что хотя бы после съемок фильма «Курманжан датка» и мой сценарий запустят в производство, придав ему статус госзаказа, но, увы… Департамент кинематографии при Министерстве культуры в начале 2015 года запустил в производство тему о Шабдан баатыре, я не оговорился, именно тему, а не сценарий, и только после этого начали писать сценарий. Больше года мучились над написанием нескольких сценарных вариантов. И, естественно, работающие над этим люди получали зарплату. В мировой же кинематографической практике запускают в производство только готовый и утвержденный сценарий. И только по утвержденному варианту снимается фильм. У нас же все наоборот, в департаменте кинематографии при Министерстве культуры, информации и туризма под руководством Мукталы Бектеналиева телега бежит впереди лошади. Сначала запускают тему в производство, потом мучительно долго пишут сценарий.

Подобной чехарды в истории кыргызского кино еще не бывало. А что стало с тем же фильмом «Шабдан баатыр», пока ничего не понятно. Полная закрытость. Мало того, департаментом объявлены и конкурсы на написание сценариев о Тайлак баатыре и Алымбек датке. Конечно, это достойные исторические личности, о которых нужно снимать картины. Однако почему в департаменте в упор не видят мой готовый сценарий о Жаныл Мырзе, получивший международное признание? Его включили в список так называемого перспективного плана, в котором он занимает последнее, седьмое место. Впереди другие темы (а не сценарии) об иных исторических личностях. Еще три года назад мною было предложено М. Бектеналиеву поговорить с руководством «Казахфильма» о совместной постановке фильма «Слезы гордой девы». На этой студии сохранились костюмы жунгаров после исторического фильма «Мин бала». Тогда глава департамента заметил мне, что это хорошая идея и нужно обязательно съездить к казахским друзьям.

— Вы поверили?

— Да, поверил, но дело не сдвигалось с места. Тогда я предложил ему другую идею — обратиться с письмом в посольство Южной Кореи о совместной постановке, так как там прекрасно знают о существовании этого сценария, тем более я получал Гран-при из рук посла этой страны. Тенденция совместной постановки фильмов давно практикуется в мировом кинематографе. Бектеналиев вновь сказал, что идея хорошая, и попросил меня написать текст письма. На другой же день я принес ему необходимый текст. Но он с тех пор (прошло уже больше двух лет) якобы никак не может попасть на прием к корейскому послу. Как я теперь понял, это было очередной отговоркой главы киноведомства.

— Получается, получивший международное признание сценарий в Кыргызстане нужно отстаивать перед госчиновниками. И вправду выходит, что нет пророков в своем Отечестве…

— Да, это, видимо, так. Сегодня в КР кино снимают одни и те же приближенные к департаменту люди, зато другие творческие личности простаивают. И получается, что нет никакого контроля над этим самоуправством со стороны соответствующих органов. На мой взгляд, частая смена правительства и министров культуры — это только на руки кинодепартаменту. Видимо, там этому даже рады, поскольку пока каждый новый министр входит в курс дела, что занимает немалое время, чинуши продолжают свою бесконтрольную деятельность. Спрашивается, кто давал им право подобным образом распоряжаться средствами налогоплательщиков — кому давать постановку фильма, а кому нет?

Корифеи кыргызского кино, стоявшие у истоков рождения отечественного экранного искусства, чьи фильмы прославляли на мировой киноарене не только республику, но и огромную союзную державу, сегодня не у дел. В частности, народный артист СССР, лауреат Государственной премии СССР Болот Шамшиев уже лет тридцать ничего не снимает. Не допускают к работе на базе киностудии «Кыргызфильм» народного артиста КР известного кинорежиссера Геннадия Базарова. А ведь время-то идет. Я сам уже более 20 лет не снимаю, столько же — известный кинорежиссер Каридин Акматалиев и другие режиссеры отечественного киноискусства. Да, в последнее время некоторые наши фильмы получают призы на различных кинофестивалях, но они — продукция частных киностудий, к ним департамент кинематографии по большому счету никакого отношения не имеет.

— Выходит, на департаменте свет клином сошелся? Ведь для решения вопроса есть в конце концов руководство министерства…

— Министр Алтынбек Максутов нас не принимает, даже ни разу не поинтересовался, почему мы столько времени простаиваем. Видимо, во всем доверяет главе департамента и верит его резонам. А директор киностудии «Кыргызфильм» Гульмира Керимова, несмотря на свое вгиковское образование, похоже, соглашается со всем, что ей диктует директор департамента Мукталы Бектеналиев, у которого образование очень далеко от культуры. Жаль, что у Керимовой нет своего принципиального мнения. Такое положение вещей порядком надоело, и в начале 2015 года я обратился с письмом к Президенту Алмазбеку Атамбаеву, попросив принять меня в любое удобное для него время.

В конце февраля того же года мне позвонил один из сотрудников аппарата и дал странный совет, сказав, что надо воспользоваться моментом, когда Президент будет совершать праздничный намаз в дни Орозо айта или Курман айта в мечети села Арашан. И все. Согласитесь, разве этот ответ — уровень представителя президентского аппарата? Если даже охрана пропустит, то как я в мечети буду разговаривать с Президентом на творческую тему? Это просто не поддается разуму. Надеюсь с помощью прессы все же попасть на прием к главе страны.

— В Кыргызстане действует творческая организация — Союз кинематографистов, он разве не может изменить нелепую, на ваш взгляд, ситуацию?

— В принципе может. Но там тоже достаточно много казусов. И это требует отдельного разговора. Как говорится, не все сразу…

— Согласен, но в этом деле кто-то должен нести ответственность?

— М. Бектеналиев, по сути, превратил департамент кинематографии в частную туристическую фирму. Он по поводу и часто без повода разъезжает по зарубежным странам. И никто не интересуется, хотя бы за последние три года, сколько средств из бюджета департамента потрачено на эти бесполезные «туристские» поездки. По мнению подавляющего большинства кинематографистов, пора упразднить практически не нужный кинодепартамент при Министерстве культуры, а его бюджет и функции передать киностудии «Кыргызфильм», которая должна подчиняться министерству так же, как и все театры, — напрямую.

В республике сегодня, например, действуют порядка двадцати театров, не считая двух филармоний и цирка. Нет же в министерстве департамента театров. Если все сценические коллективы нормально функционируют без подобного бюрократического подразделения, почему должен быть департамент кинематографии? Или у правительства много денег? Сейчас в столь кризисное время повсеместно идет сокращение госаппарата. При Министерстве культуры должен быть только один департамент по туризму, потому что это совершенно другая отрасль, не связанная с искусством. Он весьма необходим.

Александр ШЕПЕЛЕНКО.
На снимке: кинорежиссер Джали Соданбек.
Фото из личного архива собеседника.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий