Архитектурное чудо — Чолпон-Атинский ипподром

главный архитектор института "Иссык-Кулькурорттуризм" Юсуф ТАГИРОВ
ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Впервые за 25 лет новейшей истории Кыргызской Республики построен ипподром на 10 тысяч зрителей. Это событие всколыхнуло весь Кыргызстан не менее чем II Всемирные игры кочевников. О нем все говорят, его хотят все видеть, его фотографируют. Сейчас уже очевидно, что это архитектурное чудо достойно представило не только Игры кочевников, но и в целом всю страну, ее возможности. Об этом проекте мы попросили рассказать его главного архитектора, главного архитектора института «Иссык-Кулькурорттуризм» Юсуфа ТАГИРОВА.


source url — Юсуф Ибрагимович, вы стояли у истоков проекта ипподрома. Его архитектура действительно поражает воображение. Нашим читателям будет интересно узнать, как это все создавалось?

— Конечно, приятно сознавать, что архитектура ипподрома не оставляет никого равнодушным, хотя в официальных выступлениях на открытии II Всемирных игр кочевников это не прозвучало. Видимо, всему свое время. Но за период возведения ипподрома его создатели — коллектив строителей СМУ-3 корпорации «Азат», возглавляемый Айдаром Мендеевым, действительно совершил трудовой подвиг. Это следовало отметить. При этом даже гендиректор корпорации «Азат» Медис Казакбаев дневал и ночевал на стройке, подбадривая рабочих, на ходу решая вопросы строительства с поставщиками и субподрядчиками.

— Но и вы, как нам известно, также три месяца беспрерывно находились на стройке до ее завершения…

— Это прежде всего было связано с крайне сжатыми сроками работ, в которые даже условия параллельного проектирования и строительства не укладывались. И поэтому после утверждения основных архитектурных решений Госстрой распорядился о моем постоянном пребывании на стройке. Это, конечно же, способствовало не только своевременному завершению строительства в намеченные сроки, но и соответствующему качеству архитектуры.

— За сроками строительства ипподрома следил весь Кыргызстан, и люди даже делали ставки. И при этом, как известно, раздавались голоса о качестве строительства. Что вы скажете на это?

— Прежде всего следует отметить, что качество объекта складывается из нескольких составляющих. Первое — это качество архитектурных решений, второе — проектно-сметной документации, третье — строительства и последнее — это качество строительных материалов. По трем последним осуществляется постоянный контроль соответствующими надзорными органами. В профессионализме их работы сомневаться не приходится, и, если выявлялись отступления от регламента, проверяющие предписывали принятие соответствующих мер. А вот качество архитектурных решений — это категория субъективная и рассматривается на Градсовете. В данном случае архитектурное решение ипподрома одобрил Градсовет Госстроя. Однако при этом следует отметить, что по срокам строительства даже поставщики стройматериалов зачастую не успевали за нами, и особенно по доставке отделочных материалов — нам приходилось брать то, что предлагали.

Появился специфический термин: если в советское время при аналогичных условиях строительство шло «с листа», то здесь — строили «со слов», чертеж шел вдогонку.

— Кстати, об архитектуре ипподрома. В ней явно просматриваются характерные черты национального содержания. Это силуэты юрт, кереге, тундук на фасаде, все это очень привлекает…

— Если говорить об архитектуре ипподрома, то это понятие в целом имеет более широкое представление, нежели то, что видят зрители. Это прежде всего функция объекта, его форма и масштаб, а также архитектура земли, озеленения и интерьеры помещений, то есть все то, что в итоге составляет архитектуру объекта. Задача архитектора — придать всему этому набору элементов определенную эстетику, обеспечивающую объекту выразительность и своеобразие. И вот здесь пришлось поразмыслить над тем, каким образом увязать основную функцию ипподрома с окружающей природой, доминантой, которой является одна из святынь кыргызского этноса — озеро Иссык-Куль.

В результате, учитывая традиции национального гостеприимства, мы выбрали тему «каменного (гранитного) ковра» — дорожки в сопровождении группы фонтанов и партерных светильников.

Композиционно начало «каменного ковра» акцентировано постановкой трехпролетной приглашающей арки с медальонами символов кыргызского этноса. При этом «каменный ковер» как бы пронизывал весь первый этаж здания, центральной трибуны ипподрома и заканчивался гранитной лестницей с выходом на Аллею парадов на фоне панорамы озера Иссык-Куль и белоснежных вершин Кыргызского хребта Ала-Тоо. Это стало одной из главных “фишек” проекта.

При этом сама архитектура здания центральной трибуны ипподрома как бы ассоциируется с различными аспектами быта кыргызского этноса: это может быть юрта, или приглашающая арка, или даже два горных хребта Кунгей и Терскей, которые оберегают озеро Иссык-Куль под звездами вечного небосвода всемогущего Тенгри. Все это, конечно, рассчитано на ассоциативное воображение зрителей.

В целом же своеобразие и выразительность всего архитектурного ансамбля ипподрома основаны на эпосе «Манас», где архитектура восточной и западной трибун представляют образы кыргызского айыла, который охраняют нукеры легендарного Манаса — кырк чоро. Насколько это удалось выразить средствами архитектуры, конечно, судить не нам, но главной цели, как нам кажется, мы достигли.

В современной истории архитектуры Кыргызстана появился объект, отражающий национальный аспект в архитектуре и возможности национальной строительной индустрии. Это должно стать толчком для создания национального колорита в современной архитектуре Кыргызской Республики.

— Конечно, строители, создав за столь короткие сроки такое сооружение, заслуживают самого глубокого уважения. Вы сами как это воспринимаете?

— Во-первых, я впервые в жизни так близко и активно участвовал в возведении объекта, от которого получил громадное удовольствие. В условиях параллельного проектирования и строительства приходилось на месте принимать самые различные решения, и в этом мы всегда находили общий язык со строителями. В результате здание ипподрома, по оценкам сведущих специалистов, выглядит даже лучше, нежели предусматривалось первоначальным решением.

чолпон-атинский ипподром

Чтобы читатели немного имели представление о масштабах сделанного, приведу некоторые цифры, характеризующие объект в целом. Общая длина всего здания ипподрома составляет 350 метров. Протяженность участка строительства — около одного километра. Максимальная высота здания центральной трибуны — почти девять этажей. Но при этом всех поражала консольная ферма теневого навеса длиной 26 метров — детище главного конструктора проекта В. Мануковского. Эти конструкции послужили предметом разговора на международной научно-практической конференции, проведенной на Иссык-Куле.

В целом максимальное число работающих на объекте доходило до 1500 человек с учетом всех субподрядчиков. В день принималось до 1000 кубометров бетона. Общее количество субподрядных организаций — порядка 170. Всем этим следовало управлять, и все участники проекта — заказчик, строители, надзорные органы — работали на результат. В данном процессе случались форс-мажорные ситуации — трижды объект после проливных дождей накрывал сель.

Ливневая канализация, рассчитанная лишь на водоотведение осадков, не выдержала напора грязекаменного селевого потока, в связи с чем МЧС пришлось создать селезащитные сооружения не только для ипподрома, но и в целом для Чолпон-Аты.

Но самым кульминационным стал момент, когда тремя 50-тонными кранами, подпираемыми тремя экскаваторами, устанавливалась 30-метровая спаренная ферма на здании центральной трибуны. Удалось это сделать лишь на третий день и только с четвертой попытки, когда за установку взялся сам гендиректор корпорации «Азат» Медис Казакбаев.

При этом вся стройка замерла в ожидании, и, когда ферму установили, всем стало ясно, что ипподром построим в срок.

— А какие еще проблемы возникали при строительстве?

— Проблемы были, и их в основном устраняли собственными силами, но и от помощи не отказывались. Например, МЧС, не мешкая, в срочном порядке построило селесбросный канал для защиты территории ипподрома. Но вот с дорожниками при строительстве подъездной дороги к ипподрому ситуация вылилась в настоящую проблему, которая до сих пор окончательно не решена.

Во-первых, лишь после длительных и нудных переговоров наконец и кое-как построили подпорную стену для видовой площадки, подъезд к ней сделали без необходимых полос торможения-ускорения для съезда на видовую площадку. Во-вторых, так и не построили подпорные стены для пандусов съезда на ипподромную дорогу, обеспечивающих безопасность движения. Необходимость их строительства оказалась для всех очевидной лишь в результате эксплуатации дороги, и первый вице-премьер-министр М. Абулгазиев безусловно с этим согласился.

follow site — Вы — главный архитектор проекта ипподрома, а по документации оказываетесь и руководителем группы, это не одно и то же?

— Да, не одно и то же. Это совершенно разный уровень ответственности. Вопрос в том, что на момент разработки проекта ипподрома у меня оказался просрочен сертификат главного архитектора проектов. Продление его в свое время стало для меня достаточно проблематичным, когда бывший на то время главой Госстроя К. Нарбаев только по ему одному известным причинам чуть ли не ежемесячно требовал моего увольнения. И только благодаря директору института К. Абдракову оно не состоялось. Продление моего сертификата произошло лишь в процессе разработки проекта ипподрома. Конечно, я, как специалист, не с Луны свалился и не знаю, почему на момент продления личных документов специалист является как бы несостоятельным, исполняя при этом возложенные на него обязанности. В моем понимании это явное нарушение служебной этики администрацией и формальное отношение к данному вопросу Госэкспертизы Госстроя. Ведь по условиям параллельного проектирования и строительства объекта Госэкспертиза принимает незавершенный проект на рассмотрение с определенными условиями, а продление сертификата специалиста в период разработки проекта разве не является данным условием? Такое возникает, когда люди боятся собственной тени.

— И последний вопрос. Комплекс сооружений ипподрома действительно внушительный. Кто из архитекторов вместе с вами работал над проектом?

— Над его отдельными частями трудились архитекторы К. Абдраков, Р. Кокоев, С. Игнатов при участии молодых архитекторов А. Маканбаева, К. Асангариева, Н. Шеримбаевой, Б. Исмаиловой, М. Кариева, А. Маматиллаева, А. Чебан, Т. Сариева, архитекторов А. Клепачева и У. Сасыкеева, которые разрабатывали интерьеры помещений, а также коллектив специалистов — инженеров ОсОО «Гарант проект». Общее руководство и организационную поддержку в состоятельности проекта, а также архитектурных решений в процессе строительства ипподрома осуществлял его куратор, архитектор А. Абдыкаров.

Беседовала
Анастасия ЛЕВИНА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *