Всемирные игры кочевников: амбиции и реальность (фото)

Почему не дотягиваем до мировых стандартов

II Всемирные игры кочевников канули в историю. Хочется верить, что они не повторят судьбу песенного фестиваля «Мейкин Азия», тоже рожденного на Иссык-Куле и тоже международного. 

Мне посчастливилось побывать на первой «Мейкин Азии» в 2013 году. Уровень организации тоже был не слабый, хотя с размахом II Игр кочевников, конечно, не сравнить (оно и понятно: там бюджет составлял всего $100 тысяч, а тут только спонсорских средств привлекли $3 миллиона). …Три вечера мы наслаждались в «Рух Ордо», где проходила «Мейкин Азия», ярким шоу популярной песни, голосами исполнителей, слетевшихся не только со всей Азии, но и из Европы, Америки, переживали за конкурсантов и организаторов. Всем — и в первую очередь кыргызстанцам, включая нас, журналистов, — хотелось, чтобы фестиваль пробил Кыргызстану дорогу к возрождению. Тогда страна переживала, пожалуй, пик своей новейшей истории: позади были две революции, жестокое и абсурдное столкновение на юге, что впереди — неизвестно… Слишком много ошибок наделали к тому моменту, и стала совершенно очевидной бесперспективность дороги конфликтов, бесконечных притязаний на власть, пора было сворачивать на другой путь — созидательный. Наша газета назвала I Международный Иссык-Кульский фестиваль популярной песни «Мейкин Азия» (таково его полное название) «чайкой Иссык-Куля». Свой репортаж мы опубликовали с заголовком «Лети, чайка Иссык-Куля!». Вернувшись в Бишкек, прочитала в комментариях на одном из сайтов: «На Иссык-Куле рождалось много проектов, умрет и этот…»

Организаторы «Мейкин Азии» обещали, что она станет ежегодной. Но на следующее лето денег не нашлось, руководство страны решило, что лучше их потратить на новый проект — Всемирные игры кочевников, а песенный фестиваль проводить раз в два года. Вторая «Мейкин Азия» состоялась в 2015-м, но она была уже не такой яркой — чайка, едва взлетев, начала складывать крылья.

Правда, «Мейкин Азия» была детищем тогдашнего министра культуры и туризма, талантливого драматурга Султана Раева, а Игры — Президента страны, но ведь и должность президента у людей невечная…

Всемирные игры кочевников: амбиции и реальностьВпрочем, я взялась писать этот репортаж не ради того, чтобы порассуждать, жизненна ли идея Всемирных игр кочевников. Все хорошее, как известно, жизненно. Только нужно суметь его воплотить. Когда в 2012-м Президент Алмазбек Атамбаев выдвинул идею Игр на проходившем в азербайджанском городе Габале заседании Совета сотрудничества тюркоязычных государств и его поддержали другие президенты, предполагалось, что Игры будут по очереди проходить в странах кочевой цивилизации. По информации нашего коллеги, общавшегося на Иссык-Куле в дни Вторых игр с официальной делегацией Монголии, команда которой по количеству медалей заняла второе место, те намеревались объявить на церемонии закрытия, что готовы взять на себя эстафету Третьих игр. Однако Кыргызстан решил никому не отдавать этого права и сделать их своим брэндом. Заявка, конечно, амбициозная. Хотя многие рядовые кыргызстанцы, судя по откликам на сайтах, склоняются к тому, что Игры по аналогии с Олимпийскими нужно проводить в разных странах, чтобы каждый раз они носили чей-то ярко выраженный колорит, а не только кыргызский.

Чтобы народы и страны по-настоящему сближались. Чтобы дать возможность другим показать себя — может быть, они организуют все гораздо лучше и можно будет перенять лучшее. За неделю до начала Игр в интервью 24.kg руководитель отдела внешней политики аппарата Президента Сапар Исаков сообщил, что при организации первых игр были недоработки, но их постарались максимально учесть. Значит, должны быть учтены ошибки и при проведении вторых, если решили «фишку» никому не отдавать.

Всемирные игры кочевников: амбиции и реальностьНа сей раз Игры были действительно грандиозными по сравнению с первыми. По масштабам затрат. По числу откликнувшихся и приехавших стран (62! — в три раза больше, чем в первый раз). По количеству видов соревнований (25 — в два с половиной раза больше). По размаху подготовки (капитальная реконструкция трассы, ведущей на побережье; строительство ультрасовременного ипподрома, аналогов которого, по словам идейных вдохновителей проекта, нет в Центральной Азии и который, как рассчитывают, будет приносить большую прибыль в дальнейшем, поскольку на нем можно проводить скачки международного уровня и приглашать с концертами звезды мира; возведенный по последнему слову техники физкультурно-оздоровительный комплекс, на который «Газпром нефть Азия» потратил примерно $6 миллионов. По зрелищности церемонии открытия (если верить Википедии, факт исполнения тысячью комузистами «Маш ботоя» Атая Огонбаева уже внесен в Книгу рекордов Гиннеса). По разнообразию проведенных на джайлоо Кырчин и берегу озера культурных мероприятий, одни названия которых вызывали жгучее желание их посетить и увидеть: фестиваль песчаных культур «Волшебный песок Иссык-Куля», конкурс рисунка на лучшее изображение сокола, фестивали «Этномода», «Этнохит», «Кочмондор ааламы», конкурсы на лучшую установку юрты… Кроме того, выпустили почтовые марки, коллекционные монеты, которые, как пишут, разошлись в один день.

НО ТАК ЛИ УЖ ЗАМЕЧАТЕЛЬНО ВСЕ БЫЛО?

Всемирные игры кочевников: амбиции и реальностьНачнем с ПРОЗРАЧНОСТИ, точнее, с НЕПРОЗРАЧНОСТИ. Если готовятся такие масштабные и стоящие многие миллионы мероприятия, как Игры кочевников, все должно быть рассчитано если не с начала, то хотя бы за год. Должна быть обнародована смета: четкие данные о планируемых расходах, статьях, источниках затрат, прогнозируемые доходы и их использование. Таковы мировые стандарты. Увы, и с первыми Играми было непонятно, во что они обошлись, какие принесли доходы, и со вторыми. Журналистам приходилось и приходится выуживать информацию по крупицам: из выступлений чиновников, имеющих отношение к организации Игр, из сведений, опубликованных на сайтах разных ведомств. Если собрать все вместе, получается такая картина. На первые Игры ушло примерно $2,5 миллиона. На вторые, только на церемонии открытия и закрытия, выделили $3 миллиона (как выясняется, они покрылись за счет спонсорских средств); львиную долю расходов на строительство, реконструкцию автомобильной трассы, ипподрома и другой необходимой инфраструктуры составили грантовые средства, привлеченные Президентом А. Атамбаевым.

Общие затраты, как заявлялось, должны были также компенсироваться за счет выручки от продажи билетов и сувениров. Ни одного сома из кармана налогоплательщика не уйдет, обещал один высокопоставленный чиновник. В то же время он сообщал, что из бюджета государства выделено 150 миллионов сомов на встречу гостей, 20 миллионов — на проведение концертов, мероприятий, а также ссуда Госкомспорту для заключения контракта с санкт-петербургской компанией «Солярис», осуществившей режиссуру зрелищных церемоний на зимней Олимпиаде в Сочи. Но ведь бюджет, как известно, формируется в основном из отчислений налогоплательщиков.

Всемирные игры кочевников: амбиции и реальностьЧто касается доходов, которые принесли Игры, то на сайте госзакупок КР можно выловить обрывчатую информацию, сколько заработали некоторые пансионаты, компании, частные предприниматели, однако представления об общей сумме это не дает.

На вопросы наиболее любопытных журналистов организаторы Игр отвечали, что обо всех затратах расскажут после них, гарантируя полную прозрачность, Но, позвольте, почему «после», а не «до», как должно быть? Да даже если и «после» — уж две недели как разъехались спортсмены и туристы, а ясности как не было, так и нет.

Поговорим о СЕКРЕТАРИАТЕ Всемирных игр кочевников, созданном распоряжением премьер-министра в декабре прошлого года для их обеспечения и подготовки. Довольно-таки любопытное образование с отечественной «изюминкой». Из опыта участия во многих международных форумах знаю, что секретариаты отличаются компетентностью, предупредительностью и исполнительностью.

В любой момент можно получить исчерпывающую информацию обо всем, что связано с мероприятием. Это касается и выстраивания отношений с журналистами, собирающимися освещать его. В секретариате же ВИК-2016 (который возглавил, кстати, наш коллега, и это поначалу обнадеживало — уж кому как не ему знать, что надобно брату-журналисту) не могли ответить ни на один элементарный вопрос. Трубку либо не брали, либо линия была постоянно занята, а когда ты все же дозванивался, то на том конце оказывались несведущи, обещали узнать и ответить. Но в итоге не узнавали и не отвечали. Можно было бы простить некомпетентность волонтерам, но с нами говорили сотрудники («специалисты», как сообщалось на сайте секретариата), командированные по распоряжению премьера из разных государственных органов. То есть люди, которые получали за это зарплату. По какому принципу они отбирались — неизвестно, но явно не по деловым признакам. А надо бы по конкурсу.

Весьма показательным стал процесс аккредитации журналистов. Начинали с помпой, якобы по международным стандартам, чтобы обеспечить полную безопасность на Играх: потребовали указать в анкете год и место рождения, номер паспорта и адрес проживания (предполагалось, что вся информация даже будет вводиться в чипы). Обещание выдать бейджики до 25 августа не выполнили, повезли без них, а когда вручили уже на побережье, за несколько часов до открытия, то те оказались без фамилий, фотографий и чипов — бесполезными картонками. Служба безопасности отказалась пропускать по ним на церемонию открытия — пришлось предъявлять паспорта, которые сверяли по спискам. А на церемонии закрытия список журналистов вообще потерялся.

Вдобавок в чьей-то голове на каком-то этапе родилась «гениальная» идея: для руководителей СМИ, денно и нощно пиаривших Игры, составить отдельный список и повезти по пригласительным билетам как почетных гостей. Позвонили и велели срочно прислать анкету. По техническим причинам в первый день наша анкета по назначенному адресу не ушла. Наутро мы получили из секретариата эпистолярное произведение, содержание и стиль которого стоит того, чтобы привести полностью:

Доброе утро, не хочу Вас огорчать, но, если я сегодня не получу от Вас заполненную анкету, мы в свою очередь не сможем обеспечить Вас бейджиком, а бейджик, как Вы знаете, играет немаловажную роль. Еще раз, это весьма срочно. Прилагаю бланк для заполнения повторно, если Вы его не сохранили или по каким-то причинам удалили. Спасибо за внимание, это последнее предупреждение.

Получив анкету, велели сидеть и ждать звонка и пригласительного. В итоге ни того, ни другого никто не дождался, машины с журналистами уехали, руководители остались.

В парламенте поднимают вопрос о том, чтобы наградить организаторов Игр. В правительстве это обещают сделать. Не удивимся, если в списке окажется и наш коллега с двумя замами, которые должны были обеспечить нормальную работу секретариата. У нас все возможно.

ДОРОГА. Сказ о ней особый. Четкой информации, кому и на чем можно передвигаться в дни Игр по северному побережью, не поступало. Сайт секретариата со ссылкой на МВД, сообщил, что вводится временное ограничение для грузовых и большегрузных транспортных средств, автобусов и микроавтобусов, а также сельскохозяйственной техники и транспортных средств, перевозящих опасный груз. Но «временное ограничение» — понятие расплывчатое. Например, было непонятно, микроавтобусы пропускают в отдельные часы или только те, у кого есть спецразрешение? Поэтому многие бишкекчане не рискнули поехать 4 сентября на открытие этногородка на джайлоо Кырчин, а осмелившиеся сделали для себя открытие: трасса до Чолпон-Аты совершенно свободная — «бусы», знай себе, курсируют туда-сюда.

Всемирные игры кочевников: амбиции и реальностьЕхать в тот день по этой дороге было удовольствием с учетом того, что значительный участок все-таки отремонтировали: асфальт гладкий, как стеклышко, погодка летняя. Неприятные сюрпризы начались с Чолпон-Аты: помимо больших китайских автобусов, которые, как и обещала мэрия, бесплатно везли с городского автовокзала до Кырчина, такую же услугу — небесплатно, конечно, — оказывали частные «бусы» и легковые авто. Иссык-кульцы, потерявшие доходы из-за того, что ремонт магистрали затеяли в курортный сезон, подсуетились и решили вернуть хотя бы часть потерь. Добавьте к этому транспорт официальных делегаций, машины с дипломатическими номерами, персональные и служебные авто больших и маленьких чиновников, туристов из регионов… В итоге узкую дорогу в Семеновское ущелье, где располагается джайлоо Кырчин, очень быстро забило — образовалась многокилометровая пробка. Сотрудники ГАИ въезд в него запретили. Участок дороги от Чолпон-Аты до села Семеновка, откуда начинался поворот в ущелье, не успели расширить и реконструировать — трасса стремительно забилась несколькими рядами машин, едущими и сверху из Ананьево, и навстречу из Чолпон-Аты, в результате затор образовался и здесь. Путем отчаянных манипуляций, точнее, жестикуляции регулировщика, аварий удалось избежать, однако драгоценное время для тех, кто приехал из Бишкека, Нарына, Таласа всего на один день, чтобы попасть в этногородок, было потеряно: иные, махнув рукой, повернули назад, кто-то пошел пешком. Нашему «бусу» повезло: он простоял в заторе всего полчаса, и, когда разрешили трогаться, водителю путем успешного маневрирования удалось оказаться в числе первых. Увидев это, в машину запрыгнули все, кто успел из стоявших на обочине пассажиров других микроавтобусов. Дальше ехали, как в бочке: не согнуться, не посмотреть в окно — где уж тут до красот Семеновского ущелья.

ИНФОРМИРОВАНИЕ о соревнованиях и мероприятиях культурной программы. Путешествие в «бочке-бусе», пробивающемся общими усилиями и водителя, и подсказывающих пассажиров к единой цели — Кырчину, мгновенно превращает всех нас в добрых знакомых и дарит неожиданные встречи. Турган из Нарына — врач, общественница, борется против умыкания невест. На мой вопрос «Меньше стали воровать?», отвечает: «Нет. Пошла тенденция красть совсем молоденьких». Турган интересно узнавать традиции и искусство других народов, поэтому и приехала на Игры.

Времени у нее в обрез, до вечера планирует уехать домой, но она оптимист — верит, что успеет и этногородок оправдает ее ожидания. Сетует только, что нет программы — неизвестно, где, во сколько, какие мероприятия проводятся.

На сайте секретариата 2 сентября появился и висит по сей день «Проект программы культурных и спортивных мероприятий в рамках ВИК-2016». Видимо, сочли это достаточным. Но, во-первых, Интернет доступен в нашей стране далеко не всем, тем более находящимся в дороге, во-вторых, проект он и есть проект. Между тем сам же сайт еще 31 августа информировал, что программа утверждена.

…Когда уже вернулась в Бишкек, прочитала в Интернете обращенный в пространство крик души незнакомого Эркина Керимбаева, прозвучавший 2 сентября:

А где программа, расписание, место и время проведения! Помогите! Мы в Чолпон-Ате, и нигде невозможно ничего узнать! Это просто издевательство!

…Джайлоо Кырчин возмещает все неудобства дороги к нему. На всем протяжении трассы от Бишкека, в Семеновке, Чолпон-Ате жжет солнце, а здесь уже не лето, но еще и не осень: мягкий воздух, невысокая сочная трава, тронутые золотом березы на склонах гор, кони, юрты, дым костров, подростки с ловчими беркутами, красавицы наездницы и джигиты в доспехах древних воинов… Успеть бы надышаться, рассмотреть, запомнить… Кстати, «кырчин» означает юношество — пору, наполненную надеждами, устремленностью. Почему так назвали это место предки? Может, потому, что молодая, сочная трава давала силы жить, поднимать детей, растить скакунов, обучать и отправлять в полет ловчих соколов…

Маленький лучник Тагай в стеганом чапане, шапке, отороченной мехом, и его сестренки в ярких национальных платьицах приехали из Бостырей, чтобы участвовать в обряде разрезания пут. Родители специально сшили им красивые костюмы. Однако организаторы сказали, что дети или их наряды по каким-то параметрам не подходят. Родители расстроены: надо было заранее информировать об условиях участия… Мелочи, не мелочи… Есть простой и испытанный способ определить, соответствует ли мероприятие заявленным стандартам: посмотреть на него не из окна кабинета, «лексуса» или «мэрса», а пройтись рядом с Тагаем и такими же, как он, простыми мальчишками, девчонками и взрослыми…

Кифаят АСКЕРОВА.
Фото автора.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий