Main Menu

Большое видится на расстоянии

Ж. Жеенбаев и П. Капица
ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

(На фото: Ж. Жеенбаев и C. Капица)

Сегодня в Кыргызской национальной библиотеке происходит заметное в масштабе нашей страны событие — открытие книжно-иллюстративной выставки, посвященной 85-летию ученого Национальной академии наук Кыргызской Республики Жаныбека Жеенбаева (1931-2007), связавшего всю свою жизнь с исследованием физических процессов. Он много лет руководил академическим Институтом физики, а затем — и Академией наук, является автором более 300 научных работ, в том числе девяти масштабных монографий, тридцати авторских свидетельств и девяти патентов на изобретения, подготовил за свою творческую жизнь целую плеяду авторитетных в республиканском и международном научном сообществах ученых-физиков.

Сегодня, когда с момента безвременного ухода Ж. Жеенбаева прошло уже девять лет, для научного содружества республики все более ясным и очевидным становится тот факт, что он являлся не только неординарным ученым, талантливым организатором науки, но и незаурядной личностью с огромным потенциалом, который он во многом успел реализовать, хотя и планы на будущее строил масштабные и долговременные. К осмыслению его большого жизненного пути, значительного вклада в отечественную науку и к оценке человеческих характеристик вполне можно применить точное выражение известного поэта-классика С. Есенина: «Большое видится на расстоянии».

Супруга академика Жеенбаева, доктор экономики Аяткан Орозбаева в течение последних лет изучила огромные архивы мужа, систематизировала его рукописи, записи и дневники, проанализировала этапы и тенденции его жизненного и научного пути в книге «Ученый. Организатор науки. Личность», увидевшей свет в Бишкеке в 2013 году. Книга предназначена для широкого круга читателей и является, без сомнения, интереснейшим библиографическо-художественным произведением.

Каким же человеком академик Жеенбаев видится на расстоянии лет, пролетевших с момента его ухода?
Детство будущего научного лидера прошло в Прииссыккулье, в селе Курменты. Отец, Жеенбай Ускенбаев, 1891 г. р., выходец из батрацкой семьи, впоследствии стал членом ВКП(б) — компартии большевиков, работал в различных государственных и партийных структурах, но в 1938 году, как и многие другие, попал в жернова сталинских репрессий. Его обвинили в связях с Жусупом Абдрахмановым и пособничестве в распространении постулатов запрещенной партии «Социал-Туран», отправили в тюрьму, а затем расстреляли. Мать, Баиз Ускенбаева, родилась в 1909 году. Не выдержав тяжестей того времени, умерла очень рано, в 38 лет.

Из воспоминаний Жаныбека Жеенбаева:

Мне очень жаль, что мать, в трудные военные и послевоенные годы нас вырастив, подняв на ноги, дав образование, не успела увидеть наших успехов. Мы, дети, недолго ощущали материнскую любовь, а отцовскую и вообще не успели ощутить. Светлая им память.

Всю жизнь Жаныбек стремился защитить имя отца и доказать его невиновность. В 1957 году, после долгих хождений по инстанциям, ему удалось добиться пересмотра надуманного дела, решением трибунала Туркестанского военного округа Ж. Ускенбаева полностью реабилитировали и восстановили (посмертно) в рядах компартии. Жаныбек Жеенбаевич отметил в своих записях:

Я, как сын своего отца, сделал его имя бессмертным. Горжусь им.

Жаныбека, его братьев и сестру вос питал дед Ускенбай, уважаемый и мудрейший человек. Следуя его заветам учиться и стремиться достичь в жизни высоких вершин, молодой человек в 1948 году поступил на физико-математический факультет Пржевальского государственного учительского института. С отличием окончив его, он вернулся с дипломом преподавателя физики и устроился работать в Курментинскую школу, чем очень порадовал дедушку. Однако тяга к учебе и новым знаниям направила его на физфак свежеиспеченного Киргизского государственного университета, где в 1956 году он получил диплом с отличием, специализируясь на кафедре экспериментальной физики у единственного в республике специалиста в области спектрального анализа Льва Спекторова. Впоследствии Ж. Жеенбаев вспоминал о своем руководителе с теплотой и благодарностью: «Лев Спекторов являлся не только одним из сильнейших физиков республики к тому времени, но и яркой, незаурядной личностью. Его лекции были настолько образными и интересными, что я не затруднялся в выборе специализации. Одержимость и увлеченность Льва Ароновича передалась и мне. Встреча с этим ученым определила всю мою научную судьбу». Проучившись год в аспирантуре КГУ, он уехал в Москву для продолжения учебы в МГУ им. Ломоносова. Его научным руководителем стал завкафедрой физического факультета прославленного вуза Федор Королев. Большое влияние на молодого «кандидата в ученые» оказали известные физики российского и мирового уровней — Л. Ландау, М. Леонтович, И. Тамм, Н. Боголюбов и другие. В ноябре 1960 года Ж. Жеенбаев успешно защитил диссертацию и стал кандидатом физико-математических наук.

Москва, как известно, город огромных возможностей. Кроме как о профессиональных достижениях, Жаныбек Жеенбаевич всегда мог, вне сомнения, с гордостью рассказывать о своей семье, в первую очередь о красивой и романтичной истории знакомства в 1958 году с будущей супругой Аяткан, студенткой-первокурсницей Московского технологического института пищевой промышленности. Через год они поженились, устроив свой немудреный быт в комнате общежития МГУ. В 1960-м у молодых родилась дочь Бактыгуль, а уже после возвращения домой, в 1962-м, — сын Нурбек. Даже имя сына ученые родители выбирали со смыслом — по-кыргызски слово «нур» означает «луч», и это тоже знаковое понятие для физика-экспериментатора.

Жили молодые хотя и небогато, но дружно. Главное, что у них всегда присутствовало взаимопонимание, несмотря на сильную занятость, пусть и в разных сферах. Они оба обладали хорошим чувством юмора, что часто помогает в «подгонке» характеров молодоженов. Аяткан, окончив инженерно-экономический факультет упомянутого института, вернулась по распределению во Фрунзе, а впоследствии занялась научной деятельностью, защитив диссертацию на степень кандидата, а затем доктора экономических наук, и сегодня А. Орозбаева является известным в научных кругах профессором.

Исследования аспиранта Ж. Жеенбаева, будущего академика, затрагивали проблемы физики высокочастотного газового разряда, атомной спектроскопии, дуговых генераторов плазмы — плазмотронов. Диссертацию он защитил в Москве досрочно, и, по признанию российских коллег, его работа стала пионерской, то есть новаторской, она касалась сферы изучения высокочастотного разряда. По сути, вся его дальнейшая научная деятельность продолжила тему развития плазмотронов и их применения в спектральном анализе.

— Какими словами вы характеризуете личность своего супруга как ученого? — спросила я у А. Орозбаевой. Она ответила: — Это выдающийся ученый в своей сфере деятельности, трудяга, крупный физик-исследователь, известный практически во всем мире. Но и работа, и семья были у него на первом месте, хотя это крайне трудно совмещать. В нашей жизни не было чего-то более главного и второстепенного.

— Каким был ваш муж по характеру?

— Мягким, спокойным, дружелюбным и сдержанным человеком. У него по жизни сохранился целый ряд верных друзей — из школы, родного села, университетов.

Вернувшись после защиты кандидатской во Фрунзе, молодой перспективный ученый пришел в Институт физики, математики и механики республиканской Академии наук, который чуть позже был преобразован в Институт физики и математики. В 1961 году Ж. Жеенбаев создал и возглавил лабораторию спектрального и люминесцентного анализа. В 1962-м в ней начался новый этап — первые исследования в области разработки генераторов низкотемпературной плазмы. В коллективе работали талантливые молодые ученые — В. Гурович, О. Жидков, Д. Либенсон и другие. Из госуниверситета был приглашен В. Энгельшт. Позже это подразделение превратилось в солидную лабораторию физики газового разряда, это и стало делом жизни Ж. Жеенбаева — наука о низкотемпературной плазме и устройствах для ее генерации — плазмотронах и их применении в атомной спектроскопии и плазменных технологиях. Плазменная школа Ж. Жеенбаева со временем стала одним из ведущих направлений исследований Института физики и математики.

Надо отметить, что тема исследования важнейших физических трансформаций стала предметом международного обмена опытом ученых разных стран. Одно перечисление организаций-партнеров внушает уважение — это Институт магнитогидродинамики Академии наук ГДР и ряд других институтов (Германия, 1967); выступление на европейской конференции по спектроскопии (Болгария, 1968). В 1969 году в Мадриде (Испания) Ж. Жеенбаев принял участие в работе 15-го международного симпозиума по спектроскопии и т. д. В активе академика есть и участие в работе Всемирной выставки ЭКСПО-67 в Монреале (Канада, 1967) — там республике предоставили возможность демонстрации электронных приборов и аппаратуры для атомной и молекулярной спектроскопии. В 1976 году он принял участие в симпозиуме по спектроскопии (Вашингтон, США). В дальнейшем научные визиты и связи расширялись. В 1969 году Ж. Жеенбаева назначили заместителем директора по науке Института физики и математики, а в декабре 1970-го в Иркутске состоялась защита его докторской диссертации, утвержденной в июле следующего года.

Как родная для Жаныбека Жеенбаева лаборатория, так и многие другие подразделения академического института не только готовили квалифицированные кадры в сфере фундаментальной и прикладной физики, но и создавали новые научные направления, практические разработки которых становились все более востребованными в народном хозяйстве Киргизии и всего Союза ССР.

Одним из огромных достижений профессоров Ж. Жеенбаева и В. Энгельшта стала идея создания двухструйного плазмотрона. Реализовать ее помогала группа специалистов института во главе с талантливым инженером Р. Конавко.

Во Фрунзе часто приезжали светила науки, специалисты в сфере генераторов низкотемпературной плазмы, укреплялись тесные научные связи между институтами, лабораториями, учеными. Среди партнеров института — МФТИ им. Иоффе, Институт высоких температур АН СССР, Институт атомной энергии им. Курчатова, Физический институт им. Лебедева, Институт общей физики АН СССР, физфак МГУ, а также многие другие, в том числе из Украины, Белоруссии, Казахстана.

Сфера внедрения достижений академических физиков в экономику республики и союзного пространства расширялась: они применялись на предприятиях энергохиммаша союзного значения; в горнодобывающей отрасли, в частности золоторудном производстве; в строительстве, где плазменные устройства использовались для резки стройматериалов и конструкций; стала востребованной плазменно-струйная технология нанесения покрытий.

Ж. Жеенбаев писал:

В моей научной жизни приходилось встречаться со многими крупными учеными как в СССР, так и в дальнем зарубежье. Среди самых сильных впечатлений — встречи с такими светилами советской науки, как академики А. Александров, Я. Зельдович, Е. Велихов, К. Ребане (Эстония), профессора С. Мандельштам, Л. Биберман, Э. Асиновский, М. Ельяшевич (Белоруссия), да и многими-многими другими соратниками и единомышленниками.

В ноябре 1980 года решением Президиума АН Киргизской ССР были созданы две новые академические структуры — Институт физики и Институт математики. В 1984 году Ж. Жеенбаев стал директором Института физики, которым руководил 17 лет.

С началом периода суверенитета направленность разработок Института физики Национальной академии наук стала более прикладной, результаты внедрялись в разных отраслях экономики развивающегося Кыргызстана. В частности, они использовались для повышения прочности промышленного оборудования, экономии металла, в сферах применения плазменных технологий для комплексного использования природных ресурсов и переработки промышленных и иных отходов, решения экологических задач.

В октябре 1997 года Ж. Жеенбаев стал президентом Национальной академии наук Кыргызской Республики. Это было очень тяжелое время для науки. Наряду с решением внутренних задач, главной из которых стал поиск источников финансирования и усиление прикладного характера разработок, ставились и задачи расширения внешних связей, сотрудничества со многими научными школами мира. Многое было сделано до 26 апреля 2007 года, но и планов впереди ставилось громадьё.

В сентябре 2006 года академику Жеенбаеву исполнилось 75 лет. Праздновать не радовавшую его дату он отказался, прошло только скромное чествование юбиляра в стенах родной Академии наук. 4 апреля 2007 года глава НАН КР в итоговом докладе на ежегодном собрании академического сообщества акцентировал внимание на росте заинтересованности отечественного производства в научных разработках, перечислил ряд научно-производственных центров, заключивших важнейшие договоры с институтами НАН КР, сообщил об активном участии ученых в решении вопросов конверсии внешнего долга в рамках двух резолюций ООН — «Декларация тысячелетия» и «Устойчивое горное развитие». Это было последнее годичное собрание, проведенное президентом НАН Ж. Жеенбаевым.

26 апреля 2007 года академика Ж. Жеенбаева не стало, но память о выдающемся ученом будет жить в наших сердцах.

Подготовила
Елена МЕШКОВА.
Фото из семейного архива Жеенбаевых.






Related News

На том берегу далёкого странствия

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintВ эти дни  коллектив «Слова Кыргызстана»  и профессионалы архивного дела вспоминают Нину Александровну Величко — Read More

Память о главном генерале

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintВ Нарыне состоялось открытие памятника генерал-майору милиции Токтожуме Жээналиеву, кавалеру орденов «Манас» III степени иRead More

Добавить комментарий