«Как прекрасен этот мир, посмотри!..»

Так можно назвать творческую мастерскую большого Мастера Виктора Арнольдовича Шестопала, который отмечает 80-летний юбилей.

Виктор Арнольдович Шестопал пришел в искусство в 60-е годы с новыми идеями, темами, средствами реалистического мастерства, значительно обогатившими кыргызскую станковую монументальную пластику, и оказал большое влияние на развитие национальной школы ваяния.

Его кредо: «Скульптура должна передавать весь трепет движения души ваятеля». Поэтому творчество мастера скульптуры В. Шестопала отличается непосредственностью, достоверностью, прочувствованностью, стремлением понять и передать в своих работах характер образа, живущего в согласии и взаимодействующего с окружающей действительностью.

Обстоятельный «скульптурный язык» мастера, устойчивость пластической манеры сформировались на основе классических принципов построения реалистической скульптурной формы и основательного изучения строения и движения человеческой фигуры и… постоянных наблюдений живого материала действительности. В. Шестопал работает ровно, без сбоев, упорно развивая свой профессионализм и накапливая творческий опыт.

С Виктором Арнольдовичем мне довелось познакомиться не на церемонии открытия его творения или на каком-либо другом торжественном мероприятии. Скорее, напротив — в тревожных буднях борьбы за «право на жизнь» творческих замыслов этого замечательного мастера и его друзей-сподвижников.

Виктор Арнольдович Шестопал
Виктор Арнольдович Шестопал

Специалисты считают, что он мало подвержен влиянию моды в искусстве, хотя не чужд современным исканиям в области пространственной композиции, проявляет избирательный интерес к новым материалам, техникам, приемам и всегда осваивает то, что созвучно его творческой индивидуальности. Поэтому, наверное, его творения отличаются достоверностью жизненного материала, непосредственно увиденного, прочувствованного, как будто «пропущенного сквозь себя». Эта «прочувствованность» ощущается сразу при непосредственном знакомстве с его законченными творениями и эскизами, но особенно — при общении с самим Виктором Арнольдовичем.

Внешний его облик очень напоминает классический образ мастера, сдержанного, спокойного, как будто ничего особенного не создающего.

Большинство творческих образов, созданных им, очень реалистичны, так как повествуют о необыкновенной жизни героя, тонко прочувствованной ваятелем. Правдивыми ощущениями сельской жизни проникнуты ранний бюст В. Шестопала «Чабан» (1968 г., бронза) и более поздняя скульптурная группа «Над Иссык-Кулем» (1972 г., металл).

Собственно, в каждой работе он старался передать непростой характер людей, сформированный нелегкой жизнью в горах и соответствующий прекрасной, но суровой природе страны. Причем типичный для горного края мотив художник воспроизводит в соответствии с собственным очень теплым, почти лирическим отношением к самой земле и людям, живущим в этом краю: мирно пасущаяся лошадь, всадница с ребенком, погруженная в созерцание невидимого, но предполагаемого горного простора.

Официальная художественная критика признала, что тема значимости труда и людей, создающих материальные блага, стала ведущей в произведениях 80-х годов скульптора В. Шестопала. К примеру, в композиции «Литейщик» (1972 г., ков. алюминий) перед нами предстает динамичная однозначная фигура, олицетворяющая пафос развития индустрии в республике.

Новой творческой удачей в передаче темы промышленной Киргизии стала многофигурная композиция «Ткачихи» (1982 г., бронза), в которой четко передается перетекающий от фигуры к фигуре ритм. Звонкость и целостность ритма, замкнутость пространственной композиции достигаются через огромной длины полотно ткани, пластично ниспадающей из рук молодых ткачих. Каждый образ убедительно и тщательно проработан, выверен на натуре формой и мерой ее художественного обобщения. Этой стройной композицией мастер подчеркивает красоту молодости и праздничность труда… И так в каждом творении Мастера Шестопала.

К теме Великой Отечественной войны он обратился после творческой поездки на Малую землю, воспроизведя ее героев в работах «Вернулся» (1966 г., керамзит) и «Память» (1978 г., гипс).

В 1975 году по его эскизу возвели памятник павшим защитникам Отечества в г. Токмаке. В 1979 году создается памятник Герою Советского Союза Г. Конкину, в 1978 году — настольный бюст (из бронзы) Героя Советского Союза Чолпонбая Тулебердиева и много других.

В мелкой пластике к числу лучших работ этого периода специалисты отнесли полную романтического обаяния композицию «Море зовет» (1978 г., бронза) и пространственную миниатюру «В мастерской. Художник Т. Герцен» (1980 г., гипс).

В многогранном по тематике и образным оттенкам творчестве Виктора Арнольдовича Шестопала ясно прослеживается стержневая нить, связанная с разработкой социально значимых тем жизни, стремлением художника сказать свое слово о современности, человеке, непрестанно обновлять и обогащать арсенал своих выразительных средств.

С первых творческих шагов В. А. Шестопал формировался как художник, верный жизненной правде, общественно активный и неуклонно набирающий качественную высоту. Он постоянно проявляет изобразительный интерес к новым материалам, техникам, приемам, осваивает то, что ближе, органичнее его творческой индивидуальности.

Виктор Арнольдович — очень неравнодушный человек, и отношение к своим моделям у него совершенно особое.

…Помню тех, кто вернулся с фронта. Они — святые для меня, так же, как и люди от земли, от станка. Не выношу тех, кто цедит свысока: «Работяга». Ведь на рабочем классе и крестьянстве все и держится,

— говорит мастер. И потому, наверное, важнейшее место в его творчестве занимает портрет — психологический, раскрывающий главные черты характера человека, его принадлежность эпохе.

На зональной выставке скульптуры художников республик Средней Азии и Казахстана в Ташкенте в 1983 году известное ваяние «Прядильщица Г. Нурманбетова» (1977 г., дерево) В. Шестопала было отнесено к числу произведений, «глубоко и правдиво раскрывающих образ тружеников, несущих социальную, гражданскую идею, воплощающих яркий, запоминающийся характер, психологически характерный, национально самобытный». Конструктивность этого образа, точность и сдержанность его пластической характеристики очередной раз свидетельствуют об особом отношении художника к форме как одному из средств выражения в человеке главного, несуетного.

Художник создал немало портретов рабочих, в которых он выразил не только уважение к человеку труда, но и обыкновенную, прозаичную правду и просто личную симпатию: «Формировщик завода им. M. Фрунзе Джолдош Мусабеков” (1975 г., ков. медь), «Портрет Абдыкадырова М., токаря завода им. Фрунзе» (1984 г., металл), «Портрет Акилбаевой А., работницы Фрунзенского камвольно-суконного комбината» (1984 г., дерево).

Незаурядность натуры, духовное богатство, жизнеутверждающее гармоническое мировосприятие раскрываются в

«Портрете народной артистки СССР Б. Кыдыкеевой» (1974 г., мрамор). Сильный, значительный характер, самоуглубленность творческой личности выражены в психологическом портрете «Хирург И. Ахунбаев» (1982 г., гранит). Бережно, с теплым чувством и фотографическим внешним сходством передан светлый облик старейшего скульптора Киргизии О. Мануйловой (1975 г., дерево). Как вспоминает Виктор Арнольдович, встреча с Ольгой Максимилиановной, человеком добрейшей души, стала светлым пятном в его жизни. Ее мастерская была открыта для всех в любое время дня и ночи. Приходили и приезжали отовсюду: из Армении, Грузии, России. «Приходи, лепи», — говорила она тем, кому негде приткнуться. «Так сложилось, что одно время я работал в ее мастерской, часто наблюдал за ней, когда она работала, и как-то спросил: «Можно, сделаю ваш портрет?» — «Я позировать не буду, занята», — сказала она. «А я и не прошу, вы работайте…», — ответил я”.

«Ольга Максимилиановна всегда подчеркивала свою демократичность. Да, она была демократична, но с типичным дворянским воспитанием. Мне хотелось показать ее величие и в то же время необычайную мягкость и доброту», — рассказывает Виктор Арнольдович, вспоминая о незабываемых моментах своей творческой жизни.

Чистым, певучим силуэтом, мягкостью моделировки привлекает портрет «Чолпон» (1977 г., бронза). Своеобразной формой головы, рельефом лица с пристальным прищуром глаз и решительным рисунком рта, фактурой отличаются духовный мир и характер «Портрета историка» (1982 г., алюминий). Психологически тонко передает мягкость характера, глубину чувств и одухотворенное состояние человека «Портрет искусствоведа С. Асанбекова» (1984 г., бронза, мрамор). «Яков Логвиненко» (1984 г., дерево) — образ профессионального революционера 20-х годов, с волевым лицом. В шинели и надвинутой на брови фуражке со звездочкой и маленьким козырьком шагает он сквозь драматические ветры истории, готовый жертвовать собой ради общего дела.

В конце 70-х годов в республике пров ели конкурс на создание памятника К. Скрябину, в 1943-1953 гг. руководившему Киргизским филиалом Академии наук СССР. К. Скрябин по существу стал основоположником систематической науки в Кыргызстане.

Победителями конкурса оказались скульптор Виктор Арнольдович Шестопал и архитектор А. Шкаев. Созданный ими памятник К. Скрябину отлили в бронзе и установили в 1982 году на небольшой площадке у здания Киргизского сельскохозяйственного института, носящего имя этого замечательного ученого и человека.

Просто, сдержанно, но очень тепло подошел художник к реализации своей идеи классического образа ученого-интеллигента, организатора и воспитателя молодежи.

Ясный, спокойный силуэт ученого на небольшом пьедестале, окруженном зданиями учебных корпусов и общежитий. С помощью естественных жестов рук и живого взгляда он как будто бы в аудитории обращается к студентам, приглашая их в мир знаний и новых открытий. На лице ученого — усталость человека, прошедшего трудный жизненный путь от ветеринарного врача до ученого с мировым именем. Покрой костюма, авторучка в нагрудном кармане — свидетельства эпохи жизни и деятельности К. Скрябина в республике.

Открытию новых возможностей скульпторов республики в области монументально-декоративной пластики способствовала практика проведения симпозиумов по скульптуре. В 1985 году во Фрунзе состоялся первый в стране международный симпозиум под девизом «Наш современник в жизни и труде», во время работы которого мастера советского искусства, а также видные скульпторы Венгрии, Польши, Кубы, Вьетнама создавали произведения на местном мраморе и доломите, добытых в недрах кыргызских гор. Потом они были установлены в Дубовом парке, образовав своеобразный парк скульптуры.

В работе симпозиума приняли участие скульпторы Кыргызстана 3. Хабибулин, В. Шестопал, Д. Жолгуев,
А. Шаршекеев. Композиция «Ожидание», созданная В. Шестопалом, повествует о кыргызской женщине-труженице и матери. Она выполнена без особой декоративности и в лучших традициях добротной реалистической пластики.
Говорят, что главный признак таланта — это когда человек знает, чего он хочет. Виктор Арнольдович занимается любимым делом всю жизнь. Однажды ему, уже известному мастеру, великий и строгий Гапар Айтиев сказал: «Вы, Шестопал, я думаю, в скульптуре не лишний». Эти слова он запомнил на всю жизнь, восприняв как оценку своего творчества.

«Скульптор, как пианист, — говорит мастер, — если не работать каждый день, можно взять не ту ноту, сделать неверно. Идея сначала вертится в голове, леплю мысленно, пока не бросит в озноб. Потом делаю зарисовки в альбоме, эскизы в пластилине. Когда что-то вырисовывается, начинаю собирать материал».

Он учился в Одессе и Ташкенте, но считает себя кыргызским скульптором, так как здесь прошла большая часть его творческой жизни. И гордится, что он реалист, постоянно стремящийся воссоздать в своих произведениях любимый край.

Наверное, поэтому так близок односельчанам монумент-триптих героям трех войн, созданный В. Шестопалом, который установлен в селе Беловодском. Памятник жертвам репрессий в комплексе «Ата-Бейит», над которым он работал вместе с Садыбеком Ажиевым, известен теперь далеко за пределами республики. А образ Матери простой труженицы, которая ждет своих сыновей и все прощает им, можно поместить в любой точке земного шара. Виктор Арнольдович поведал нам о том, что прообразом Матери, той, что стоит на площади Ала-Тоо, и той, что теперь в Третьяковке — и многих других скульптур стала для него Кулюкан апа, простая сельская женщина, мама его жены — Насипкан Исмаиловой. А она… та самая обаятельная девушка с миндалевидными глазами, которую он встретил много лет назад в Ташкенте, где оба учились в одном институте, но на разных факультетах, он — на художественном, она — на театральном. Все эти годы она, актриса Кыргызского драмтеатра, была бессменной натурщицей, первым критиком, переводчицей с кыргызского.

Очевидно, и высокий профессионализм, и воспитание на реалистическом искусстве, и его какая-то особенная, великая приверженность к общечеловеческой духовности сыграли свою определяющую роль и в участии, и в победе в конкурсе, посвященном 200-летнему юбилею А. Пушкина.

К образу гения русской словесности В. Шестопал обращался еще в 1979 году, то есть за 20 лет до того момента, когда общество «А. Пушкин на берегах лазоревого Иссык-Куля» начало свою работу по созданию памятника поэту. Удивительный портрет в бронзе на граните, задумчиво устремленный взгляд…

Не подозревая о том, что объявят конкурс на лучший памятник поэту, Виктор Арнольдович готовился к «встрече» с ним, перечитывая самые любимые стихи и письма. А на конкурс он представил три прекрасных варианта: первый — юный поэт сидит на скамейке в парке, а рядом, на брошенном плаще, — книги; второй — он стоит «на берегу пустынных волн»; третий — задумчивый, зрелый поэт, завещающий «сбираться иногда читать мой свиток верный». Строгое жюри конкурса отобрало последний. Их предпочтение объяснилось позднее, когда на постаменте памятника появились известные слова поэта: «И долго буду тем любезен я народу, что чувства добрые я лирой пробуждал».

В тот день Виктор Арнольдович, как всегда, был скромен и почти молчалив, но, доверительно улыбнувшись, сказал: «Я быстро сделаю…» И сделал. Он, наверное, практически не спал и ваял, ваял, поэтому работу над памятником завершил быстро. А потом наступили для него самые трудные дни, когда памятник отливали в бронзе в Екатеринбурге, а от скульптора ничего не зависело. И вот наконец он доставлен в Бишкек…

Он стоит теперь перед зданием Кыргызско-Российского Славянского университета, на том самом месте, которое определил ему архитектор P. Муксинов.

На грандиозном празднике, посвященном открытию памятника, знаменитый скрипач Владимир Спиваков сказал, что «наш» памятник — один из лучших памятников А. Пушкину, которые он видел.

В тот юбилейный, 1999 год в августе мне посчастливилось находиться в Санкт-Петербурге, на Мойке, 12, где жил А. Пушкин, здесь на августовской встрече учителей я сообщила о памятнике. И приятно удивилась тому обстоятельству, что в этот год установили всего два памятника: один в Москве, на Арбате, — «А. Пушкин с Натальей Гончаровой», второй — у нас, в Бишкеке.

…После праздника спросила: «Виктор Арнольдович, есть ли у Вас мечта создать еще чей-то образ?» Он по обыкновению тихо и как-то застенчиво ответил: «Мечтаю «сделать» Шекспира…» Хотелось бы, чтобы его мечта сбылась.

А пока… В мае 2001 года благотворительным фондом имени Курманджан датки объявлен конкурс на лучшую разработку эскиза памятника легендарной царице Алая. Предложено несколько различных вариантов эскизов памятника. В состав комиссии вошли тогдашний первый вице-премьер-министр Курманбек Осмонов, ректор КНУ имени Жусупа Баласагына Аскар Какеев, прямой потомок Курманджан датки Чыныбек Абдыкапаров, деятели науки и культуры.

Комиссии предстояло решить, какой скульптуре соответствует образ великой правительницы. На их суд представили несколько дизайнов: Курманджан датка восседает на троне, пьедестале и на коне. Высказав свое мнение о каждом, все члены комиссии пришли к единому мнению: «Наиболее удачно сильный характер, величественность дочери кыргызского народа выражены в работе скульптора Виктора Арнольдовича Шестопала». В его эскизе горная царица стоит со свитком в руке, устремив взгляд вперед.

Газета «Слово Кыргызстана» (31 августа 2004 г.) в статье «Память на века» писала:

Под троекратные залпы салюта спадает белое покрывало, и перед взорами собравшихся предстает величественная фигура «алайской царицы», женщины, имя которой вписано не только в национальную, но и мировую историю в знак признания ее мудрости, государственного мышления, величия духа и высокой любви к Отечеству.

И сегодня полки в мастерской Виктора Арнольдовича ломятся от законченных работ. Мастеру нелегко, но он всегда шутит:

Благодарен своим оппонентам, они не сломили, а закалили меня». Много у него друзей — коллег по ремеслу. Почти десять лет проработал в одной мастерской вместе с великолепным мастером Алибеком Мухутдиновым. «Ближе его у меня никогда никого не было, — вспоминает Виктор Арнольдович, — иногда делали какой-нибудь заказ вместе и не могли понять, какой кусок лепил он, а какой — я. Вдвоем сделали и памятник Михаилу Фрунзе, что стоит сейчас в его мемориальном музее…

И сегодня скульптор В. Шестопал обучает своих учеников мастерству, учит видеть невидимое, сеет «разумное, доброе, вечное…» А еще он творит, по-прежнему обращаясь в своих произведениях к теме Любви, к моменту наивысшего Счастья… И мы, почитатели его таланта, желаем успешного воплощения в жизнь всех его несущих знак высокой нравственной силы творческих замыслов.

Валентина ВОРОПАЕВА,
профессор Кыргызско-Российского Славянского университета.

"СК"

Издательский дом «Слово Кыргызстана»

Добавить комментарий