А зоны здесь тихие…

Поделиться
  • 1
    Поделиться

Проблемы в отечественной уголовно-исполнительной системе (УИС) копились не один десяток лет. Все попытки ее реформировать заканчивались шумными разовыми кампаниями. Низкое качество функционирования УИС представляло прямую угрозу безопасности государства, когда тюрьмы и закрытые колонии сотрясались от массовых голодовок, бунтов и погромов, нередко с человеческими жертвами. Как отмечалось на заседании Совета обороны КР в апреле этого года с участием главы государства, уголовно-исполнительная система находится в кризисном состоянии, требующем незамедлительного вмешательства органов власти. Безусловно, большая ответственность по модернизации и реформированию пенитенциарной системы возлагается на самих сотрудников Государственной службы исполнения наказаний (ГСИН). О сегодняшней ситуации в ведомстве и стратегических направлениях идущих в нем реформ в беседе с корреспондентом «Слова» рассказывает председатель ГСИН Таалайбек ЖАПАРОВ.


председатель ГСИН Таалайбек ЖАПАРОВ— Таалайбек Токталиевич, вы недавно на этой столь ответственной должности, но мы не стали ждать традиционных 100 дней пребывания на ней, поскольку слишком велика цена вопросов, поставленных Советом обороны и требующих оперативного решения. Каковы главные направления «дорожной карты» руководителя ГСИН?

— Прежде всего хочу отметить, что сегодня обстановка в учреждениях уголовно-исполнительной системы стабильная и контролируемая. Порядок и неукоснительное соблюдение режима содержания поддерживаются в строгом соответствии с законом. Чтобы представить истинный масштаб перемен, которые должны произойти в нашей системе, необходимо совершить небольшой исторический экскурс. Известно, что в наследие от советских времен нам досталось сложное и проблемное «хозяйство»: обветшавшие со времени строительства здания самих пенитенциарных учреждений, устаревшие инфраструктура и материально-техническая база. И за годы суверенитета должного внимания со стороны государства к нам не было. Но справедливости ради замечу, что в последнее время оно появилось. Если конкретно, то в минувшем году нам выделили средства на завершение строительства нового учреждения особого режима для осужденных на пожизненное лишение свободы. Уже полностью завершены работы по сдаче в эксплуатацию первого корпуса, где размещены арестанты этой категории. На очереди — второй корпус.

Профинансированы также другие статьи бюджета ведомства, что позволяет проводить структурные изменения, направленные на эффективное решение задач, поставленных перед нами государством. Понимая экономические трудности страны, руководство ГСИН и сами начальники учреждений, проявляя инициативу, изыскивают внутренние резервы, чтобы навести надлежащий порядок. Так, в соответствии с решением Совета обороны в трех колониях строгого и усиленного режимов построены локальные участки для отдельного содержания лиц, осужденных за террористические и экстремистские преступления. За счет кадровой оптимизации для надзора за ними выделили необходимый штат сотрудников, хотя их остро не хватает и в других подразделениях.

Дело в том, что традиционное недофинансирование особенно влияет на возможность увеличить кадровый потенциал. А дополнительные штаты нам просто необходимы, и решать этот вопрос надо на государственном уровне. По новому Уголовно-исполнительному кодексу в дальнейшем планируется перейти от системы лагерного типа к камерной в колониях усиленного и строгого режимов, где содержатся особо опасные преступники. Это новшество тоже на-стоятельно требует дополнительных кадров.

Возвращаясь к «дорожной карте» ГСИН, отметил бы три главных вектора ее реализации. Во-первых, меры по неукоснительному соблюдению режима содержания осужденных, их перевоспитанию и реадаптации к жизни на свободе, далее — восстановление инфраструктуры и производственных мощностей исправительных учреждений, важным фактором представляется нам также укрепление международного сотрудничества.

— Как правило, вновь назначенный руководитель приходит со своей командой. Вы последовали этой традиции? Ведь для того чтобы позитивно изменить имидж сотрудника пенитенциарной системы, как этого требует Совет обороны, нужны инновации и кардинальные преобразования в кадровой политике.

— Я не сторонник принципа «новая метла по-новому метет», стараюсь сначала на деле проверить кадровый потенциал, который уже имеется, а потом только делать выводы, советуюсь с ветеранами, с более опытными сотрудниками.

Теперь о том, каким должен быть современный сотрудник УИС.

Предстоит большая работа, поскольку процесс сложный, требующий длительного времени, поддержки государства и определенных средств. Моментально переосмыслить свое предназначение — из области фантастики. Но перелом в сознании наших сотрудников уже произошел: наводится надлежащий порядок в зонах.

Не последнюю роль играют индивидуальная работа с сотрудниками и новые критерии оценки их профессиональной деятельности. Большие изменения произошли в учебном центре ГСИН. Здесь повышают квалификацию практически все категории наших служащих — от контролеров до начальников исправительных учреждений, особое внимание уделяется подготовке сотрудников, работающих с осужденными к пожизненному лишению свободы, за террористические и экстремистские преступления. В целом акцент в воспитательной работе и профессиональной подготовке сотрудников УИС делается на выполнение главной задачи — обеспечивать неукоснительное соблюдение режима, при этом самим оставаться честными и преданными профессии. В то же время наблюдается большая текучесть кадров, причины которой — низкая зарплата и слабая социальная поддержка.

— По горьким урокам прошлого, праздношатающийся по жилой зоне «сиделец» опасен вдвойне. Как сейчас решается вопрос с трудоустройством спецконтингента?

— Это один из самых больных вопросов. При Союзе производственные мощности исправительных колоний республики давали чуть ли не половину ее бюджета. Чтобы восстановить разрушенное производство, требуются большие средства. Как уже отмечал, при хроническом недофинансировании (35% от потребности) сделать это невозможно. Денег хватает, чтобы только закрыть основные статьи: питание осужденных, зарплата сотрудников и другие. На сегодня трудом заняты 15% осужденных от общего количества спецконтингента (около 16 тысяч человек). Мною поставлена задача увеличить показатель до 70%. Собственными силами и с помощью международных организаций и других доноров реанимируем развалившиеся производственные мощности и открываем новые.

— Таалайбек Токталиевич, сегодня много разговоров об упразднении института колоний-поселений — исправительных учреждений с щадящим режимом содержания…

— Я — противник таких необдуманных новшеств. Колонии-поселения — это свое-образная ступенька на пути к жизни на воле.

Полезнее было бы провести их реорганизацию и оптимизацию. Мы сегодня вплотную работаем над этим. В частности, вместо того чтобы тратить 300 миллионов сомов ежегодно на питание осужденных, направить эту сумму на развитие УИС, а потребности окупать за счет развития собственного производства колоний-поселений, тем самым полностью обеспечивать исправительные учреждения всем необходимым, а также выпуская продукцию, пользующуюся большим спросом в народном хозяйстве. И такие примеры уже есть. Колония-поселение №26 с сельскохозяйственным и животноводческим уклоном поставляет во все учреждения УИС молоко и мясо, а КП-44 — картофель. Осужденные КП-32 выпускают продукцию 38 наименований с сертификатом качества: мебель, двери, кровати, макароны семи видов и другую, а поселенцы КП-35 осваивают обувное производство. Словом, мы не сидим сложа руки и меняем деятельность колоний-поселений, чтобы сделать их рентабельными.

— Одним из главных направлений развития уголовно-исполнительной системы вы назвали международное сотрудничество. Перечислите, пожалуйста, его основные приоритеты.

— Прежде всего это помощь в улучшении условий содержания заключенных, в их социальном сопровождении, а также в строительстве новых исправительных учреждений и их техническом оснащении. Идет конструктивное сотрудничество с такими авторитетными международными организациями, как ОБСЕ, МККК, Управление ООН по наркотикам и преступности и другими.
Сегодня УИС остро нуждается в улучшении материально-технической базы и поддержке в подготовке кадров. Замечу, что военно-техническая помощь, которую развитые страны оказывают силовым структурам Кыргызстана, до УИС вообще не доходит. Поэтому сегодня напрямую устанавливаем отношения с Федеральной службой исполнения наказаний России и аналогичными ведомствами стран дальнего и ближнего зарубежья. Большие надежды возлагаем на образованный этим летом Совет руководителей пенитенциарных систем стран СНГ, открывающий широкие возможности прямого взаимодействия в подготовке кадров, развитии производства и техническом оснащении.

— Особые условия службы и специфический контингент предполагают всестороннюю социальную защищенность сотрудников ГСИН…

— Увы, как я уже отметил, она оставляет желать лучшего. Правда, в последнее время наметились определенные подвижки. Впервые для сотрудников ГСИН строится первый жилой дом. Решением правительства нам передан пансионат «Достук» на Иссык-Куле. Уже начаты ремонтно-восстановительные работы. В отличие от сотрудников других силовых структур, наши несут службу безоружными. Поэтому очень важно обеспечить им нормальный быт и отдых. Многое приходится делать своими руками: строим новое жилье, реконструируем инфраструктуру жилгородков в Нарыне, Джалал-Абаде и в других регионах страны. В селе Молдовановка, где сосредоточены пять исправительных учреждений, планируем построить современный городок с детским садом и другими объектами соцкультбыта. Постоянная и продуманная социальная поддержка — самый надежный стимул для безупречного несения службы.

Интервью взял
Сергей СИДОРОВ.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий