Под удушающим финансовым прессом

Взгляд на независимость прессы с рыночных позиций

У кыргызских парламентариев с представителями СМИ всегда были сложные отношения. Нардепам категорически не нравится, что журналисты — и газетчики, и телевизионщики — в едином порыве сообщают про них… правду, не вуалируя ее лицемерием и комплиментарными словесными оборотами.

ЧЕСТНО ГОВОРЯ, мы, может, и рады бы дружески поддержать парламентариев — как-никак конституционно страна сильно тяготеет к парламентской форме правления, но зацепиться не за что. Сев в высокое (и, как уже сообщалось, очень удобное) кресло, нардепы уже не могут говорить, как люди, они вещают, указуют, диктуют и, увы, слишком часто дают повод для критики, а то и для сарказма. Парламент — коллективный орган, а это дает как неоспоримые преимущества, так и неисправимые недостатки. Среди последних — слишком большой диапазон умственных вариаций, в том числе когда мозги (пардон) не поспевают за языком. Во многом «благодаря» этому в отечественной журналистике даже возродился считающийся архаичным жанр памфлета. Все это говорит вовсе не о плохих СМИ, а о качественном составе выбранного парламента. Но понимают это, увы, единицы.

Постоянные склоки — словесные и судебные — как с отдельными журналистами, так и с целыми изданиями, попытки максимально усложнить работникам СМИ проникновение в стены ЖК установлением дресс-кода, аккредитационными условностями, составлением «черных списков» неугодных, в которые попадают те, кто хотя бы раз нелицеприятно отозвался о нардепах и администрации ЖК, — все это определяет стиль взаимоотношений двух ветвей власти.

Я не оговорилась: как ни крути, а СМИ — это власть! И хотя те же парламентарии отцифровывают ее с нескрываемой иронией, по большому счету четвертая власть — это абсолютная власть. Потому что зиждется не на воле избирателей, порою сильно корректируемой административным, финансовым и прочими ресурсами соискателей, не на личных симпатиях сильных мира сего, а на профессионализме и преданности делу, которые никому не отнять — бывших журналистов, как и бывших разведчиков, не бывает.

Это мы создаем и низвергаем «героев». В том числе и парламентских. И хорошо, если в нардеповских рядах встречаются (изредка) люди, способные понять: репутационные издержки — это следствие деятельности (или бездеятельности) парламентариев — каждого в отдельности и всех вместе, а вовсе не происки представителей СМИ. А журналисты как представители четвертой власти необходимы для создания, так сказать, здорового баланса: обеспечивая прозрачность трех других ветвей власти — представительно-законодательной, исполнительной и судебной, они худо-бедно контролируют их деятельность и создают коммуникативные связи с народом.

ВПРОЧЕМ, при постоянно пробуксовывающих рыночных механизмах, не обеспечивающих стране внятной экономики, СМИ поставлены в условия гораздо более сложные, чем прочие ветви власти. Видимо, отсюда и проистекает та ироничность, с которой упоминается четвертая власть: первые три находятся на полном содержании (вполне обеспечивающем благополучие) государства (то есть налогоплательщиков), ну а четвертая — на полном самофинансировании. В результате даже те СМИ, которые считаются государственными, влачат сегодня (в финансовом отношении) жалкое существование.

В этом смысле показательна история «Пятого канала», вокруг которого уже какую неделю кипят нешуточные парламентские страсти. Не будем пересказывать историю, как из государственного КООРТа получился «парламентский Пятый» со стопроцентным участием государства на условиях полного самофинансирования. Тот самый случай, когда политику вещания диктуют государственные институты, а оплачивать их «идеи» обязаны непосредственно журналисты. С точки зрения того же рынка, это полный абсурд, ведь «кто девушку платит, тот ее и танцует». Между тем история с “Пятым” вовсе не исключение — такая же форма взаимоотношений и с другими СМИ, которые принято считать государственными. Редакционные коллективы в них сами зарабатывают себе на жизнь и на производство своего продукта — газет, телепередач, при этом постоянно находятся под учредительским прессингом.

ЧТО КАСАЕТСЯ газет, то раньше учредитель хотя бы брал на себя часть забот по обеспечению подписки и распространения ее по регионам. Два года назад один из министров похвастал, что больше «не будет требовать от учителей, чтобы они подписывались на газеты». Кстати, раньше в сметы бюджетных организаций и органов власти на местах закладывалась статья расходов на подписные издания. Не знаю, много ли удалось сэкономить бюджету от такого решения, но то, что теперь в регионах практически невозможно купить в свободной продаже экземпляры правительственных газет, это точно. Они туда просто не поступают. А если поступают, то в мизерном количестве. В Каракол и Ош, например, приходит не более трех экземпляров. Да что там учителя и прочие такие же бюджетники, газет не найти во многих администрациях и даже постпредствах в регионах. Между тем именно в этих изданиях публикуются (по настоятельным требованиям учредителей) практически все государственные решения, постановления и указы, многие из которых вступают в силу только после подобного оглашения. Именно на этих страницах проходят их обсуждение и освещение важнейших государственных событий. В том числе и материалов, касающихся предстоящего референдума. Данные газеты, как это ни покажется кому-то странным и архаичным, до сих пор исполняют функции не только информатора, но и просветителя и организатора масс. Но до тех самых масс указующее слово не доходит, потому что лица, представляющие власть на местах (да и в столице тоже), считают ниже своего достоинства заниматься продвижением государственных СМИ, а журналистам, работающим в них, едва хватает сил и возможностей производить эти самые издания. Как результат, население очень плохо информировано о деятельности ветвей власти, «плавает» в вопросах законодательства, имеет смутное представление о принимаемых законах. И, к сведению парламентских депутатов, журналисты, например, нашей газеты имеют зарплаты существенно ниже обсуждаемых недавно 9 тысяч сомов, да и те получают частями.

Создается впечатление, что представители ветвей власти совершенно забыли, что СМИ могут быть не только штатными антиподами власти и гарантами гласности, как нас научили в самом начале суверенитета западные «авторитеты», но и помощниками в созидательных процессах. Предвижу, что в этом месте вызову шквал критики и обвинения в посягательстве на «независимость» СМИ. Но, господа, при сложившейся самой тяжелой и страшной зависимости СМИ от финансов говорить о прочих вариантах «независимости» нелепо. Тем более что сама по себе независимость — миф. Все и всё всегда от чего-то (кого-то) зависят. И в этом смысле любопытны так называемые оппозиционные СМИ, которые больше всех твердят о независимости, а сами существуют исключительно на денежные вливания конкретных заказчиков. Которые, кстати, средств не жалеют ни на распространение своих специфических идей в нашем обществе, ни на мотивацию журналистов эти «идеи» продвигать.

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ со СМИ во многом характеризуют и сегодняшний политический истеблишмент, который напрочь забыл, что в начале прошлого века одна маленькая газета весьма успешно содействовала низвержению огромной империи, частью которой был и Кыргызстан, в тартарары. Этот исторический опыт весьма красноречиво подтверждает извечную истину: кто владеет информацией, тот владеет миром. Но, похоже, до понимания этого наши политики пока еще не доросли. Об этом весьма красноречиво свидетельствуют отношения парламентариев с ТВ «Пирамида», которому на днях тоже уделялось повышенное внимание. Дело в том, что по весне ЖК выделил каналу 2 миллиона сомов — на трансляцию парламентских заседаний. А сейчас они разочаровались и решили, что было бы лучше, если бы это время оказалось занято образовательными программами. Такой самокритичный подход нардепов к оценке своей собственной деятельности, конечно, греет, но, похоже, нас, зрителей, теперь лишат удовольствия лицезреть парламентские заседания, местами сильно напоминающие захватывающие шоу.

Кстати, «Пирамида» тоже является собственностью государства — такое решение приняли в среду парламентарии.
НЕДАВНО известный польский журналист Вадим Макаренко поделился с нашими журналистами о положении СМИ в своей стране. Надо заметить — различий немного. Ожидания от вступления в Евросоюз оказались напрасными, и сегодня польское общество (и журналисты как его часть) существует гораздо хуже, чем при социализме, признает коллега. «В Америке есть понимание, что если реклама не хочет поддержать СМИ, то общество само должно организоваться и поддержать прессу. Но это мышление развитой демократии. У нас журналисты увольняются каждый день, пачками уезжают из страны, даже СМИ закрываются, и что? Ничего! Журналистика исчезнет, мир зевнет и не заметит. Никого это не волнует, поэтому спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Кто-то спасается «джинсой», кто-то ищет дополнительное финансирование. Например, мой отдел сейчас начинает совместный проект с Google, но это не НПО, которой просто так дают деньги. У нас нет донорских организаций, потому что Польшу из разряда начинающих демократий перевели в список развитых, и теперь мы предоставлены сами себе. Рынок не готов поддержать качественных журналистов — потоки рекламы из газет ушли, а на их месте ничего не появилось. Поэтому, как сказал Президент Беларуси Александр Лукашенко, «надо раздеваться и работать», — делится польский журналист.

Очень знакомая картина, красочно иллюстрирующая состояние независимости СМИ как там, так и здесь.
ВЫХОД ОДИН — искать спонсоров. Но как сочетать несочетаемое — интересы учредителей и поиск финансовых вливаний? Ведь любой здравомыслящий спонсор дает деньги на определенных условиях, без выполнения которых денег не дождешься. Вот такой замкнутый круг, разорвать который, кажется, нет никакой возможности.

Негосударственным СМИ проще в этом смысле. Но по этому поводу должна голова болеть у власти — вдруг спонсировать эти СМИ захотят силы, мягко говоря, недружественные. Нам мало НПО, работающих по западным заказам и везде где можно вставляющих палки в колеса? При весьма снисходительном отношении к ним местных парламентариев, так и заволокитивших закон об иностранных агентах. Еще раз повторяю: независимости как общественно-политического явления не существует. А СМИ даже при громком позиционировании себя свободными и независимыми всегда находятся под влиянием различных зависимостей — от субъективной журналистской позиции до удушающего финансового пресса.

Татьяна ПОПОВА.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий