«Дороги, которые мы выбираем…» (не из О`Генри)

«Как страшно жить!», ужаснулся известный пародист — и афоризм ушел в народ. Я добавлю: «…глядя на наши дороги» и по пунктам попытаюсь внимательно рассмотреть, что не так в Датском королевстве.

Пункт первый: «Мы ехали, ехали и наконец…»

Процентов восемьдесят (если не больше) улиц города можно назвать не иначе как места, где вынужден ездить автотранспорт. Уже который год самые высокие подразделения, призванные строить, содержать в пригодном состоянии и ремонтировать их, публикуют обширный список улиц, которые уж в этом-то году обязательно капитально отремонтируют, проложат, расширят, приведут в божеский вид (нужное подчеркнуть). Ежегодно список из 30-40 наименований покидают в лучшем случае десять.

Как долго и обстоятельно ремонтировали — нет, пожалуй, так: заново укладывали — довольно протяженный участок улицы Махатма Ганди, знают все, кто хоть однажды имел счастье проезжать по старому покрытию (вернее, по ямам и колдобинам, в которые улица превратилась к началу ремонта). Качество дороги до сих пор высоко оценивают все водители. Трасса пережила одну зиму, приближается следующий холодный сезон, но не потеряла товарного вида до сих пор. Может быть, секрет в том, что те, кто финансировал ремонт, осуществляли авторский надзор и за тщательностью работ, и за целевым расходованием капитала? Дороги же, являющиеся не менее, а то и более значимыми в системе упорядочения транспортного трафика, к сожалению, не удостоились такого пристального внимания дорожных боссов и плавно перетекли в «список будущего». Не стану указывать названий, уверена, читатель может навскидку назвать с десяток таких, в каждом районе города свои, но общая беда в том, что их ежедневно не созерцают бонзы из дорожных служб, чьи автомобили не трясутся по кочкам, как в эпилептическом припадке, не они, цензурно и не очень вспоминая ближайших родственников, ремонтируют мосты, подвески, катают диски… Каждый, видимо, выбирает свои дороги.

Жибек Жолу — магистраль, пожалуй, не только городского, но и республиканского значения. Ремонт, проведенный несколько лет назад, выполнен на отлично, и дорожное покрытие проспекта исправно служит до сих пор. Но ничто не вечно под луной, и асфальт начинает покрываться трещинами. Напоминаю — не за горами зима, к весне трещины разорвет замерзшая вода. Не почивайте на лаврах, дорожники! Болезнь дешевле предупредить, чем лечить. И трещины эти проще «вылечить» сейчас, чтобы потом многочисленное водительское племя не проклинало ваш род до седьмого колена, когда для основательного ремонта перекроете стратегическую трассу — со всеми вытекающими из этого дорожными последствиями.

Пункт второй: «…на оленях утром ранним»

Много лет назад мой бывший одноклассник рассказывал, как, очутившись после института в богатом нефтью и газом российском регионе, с сослуживцами рассекал на вездеходе по необъятным просторам тундры, перемещаясь и вперед-назад, и вдоль-поперек, и по диагонали: свобода — ни дорог, ни светофоров, ни гаишников! После возвращения в областной центр чуть ли не неделю пытались так же ездить и по городу, не замечая ни дорог, ни светофоров, ни гаишников. Меня терзают смутные подозрения, что как минимум половина наших водителей недавно вернулись из тундры.

Даже если предположить, что мановением волшебной палочки пешеходы стали соблюдать все написанные для них дорожные правила, как то: переходить дорогу только на зеленый сигнал светофора и только по пешеходному переходу, обходить стоящий транспорт только сзади, при наличии тротуара не бродить по обочине дороги, и прочая, и прочая… даже при таких идеальных условиях задачи шансов выжить у наших пешеходов ничтожно мало.

А теперь — стоп, шутки и ерничество в сторону! Наши улицы опасны для пешеходов, и это не преувеличение. Никто из нас, переходя дорогу в положенном месте, не застрахован от того, чтобы не быть сбитым, покалеченным или лишенным жизни сумасбродом за рулем. Милицейские сводки полны сухих данных о количестве раненых или погибших людей, оказавшихся на пути двух-трехтонного автомобиля, водителю которого вот именно сейчас, срочно, понадобилось ответить на звонок мобильного или выяснить по телефону, что по пути прикупить к семейному ужину, за сколько продается приглянувшаяся квартира, да и просто узнать, чем занята супруга. А неуменьшающаяся гвардия лихачей, которым вынь да положь именно после энного количества горячительного требуется продемонстрировать всему городу свою похмельную удаль и мастерское владение автомобилем! Горе родственников, внезапно, из-за чьей-то дури потерявших самых близких и родных — детей, родителей, жен и мужей, — безмерно и безутешно. Может быть (надеюсь, все же примут!), закон об ужесточении наказания за управление автомобилем в нетрезвом состоянии или за пустопорожнюю болтовню по телефону за рулем отрезвит неразумных и заставит задуматься (для начала хотя бы задуматься) о том, что жизнь человеческая — штука хрупкая, как хрусталь. Хоть своя, хоть чужая. Грустно, что бездумная самоуверенность обходится очень дорого — ценой тысяч (!) человеческих жизней. Ведь не на войне, в мирное время живем…

Пункт третий: «Однажды, в будущей жизни, когда я стану кошкой…» (взгляд с водительского сиденья)

Практически каждый из нас знает, что автомобиль — средство повышенной опасности, поэтому тот, кто садится за руль своего четвероногого друга, должен понимать и то, что спрос с управляющего этим средством не в пример строже, чем с беспечного двуногого пешехода. «Беспечный» — это определение именно для наших пешеходов. Наблюдая за тем, как ведут себя на улицах мои сограждане, я давно отметила: чаще всего страдают в авариях на дорогах старики и дети. Первые убеждены, что «старикам везде у нас почет», поэтому, в каком бы неожиданном месте они торжественно ни пересекали дорогу, водитель обязательно успеет остановиться и с поклоном пропустит почтенных старцев. Вторые, руководствуясь той же песней, что и первые, — «молодым везде у нас дорога», — убеждены, что уж они-то, резвые, проворные и полные сил, всегда успеют перебежать дорогу, как бы быстро ни приближался автомобиль.

Да, Правила дорожного движения однозначно трактуют, что водители, управляя средством повышенной опасности, должны проявлять особую бдительность и осторожность при управлении этим средством, и подавляющее большинство водителей об этом неизменно помнят. Но какими правилами, законами, увещеваниями вдолбить в головы нашим неразумным и по-детски наивным пешеходам, что это средство повышенной опасности не только отягчает вину водителя при аварии, но в первую очередь представляет реальную угрозу жизни самого пешехода.

Сердце замирает, когда видишь снующих в автомобильном потоке горожан, спешащих на противоположную сторону дороги к остановке. Ведь маршрутка сейчас отъедет и… Неужели всё? Остановилась жизнь? Ах, да, мы же живем в таежной глухомани, где транспорт ходит два раза в неделю! Ну тогда, конечно, надо бежать. У каждого пешехода, как у кошки, по девять жизней, можно носиться, как угорелые, по дорогам, не замечая ни светофоров, ни подземных переходов, ни зебры на дороге.

Кроме выделенных мной выше страдающих категорий пешеходов, теперь выявилась еще одна — мамы с детками. Ну объясните мне, бестолковой, почему, шагая по обочине с ребенком за ручку, детенышей своих мамы ведут слева от себя, со стороны проезжей части? Почему, переходя дорогу, везут коляску с малышом впереди, а не рядом?

Ну а светофор для наших пеших участников движения — что бусы для папуасов, то есть невиданный, неизвестного назначения, но очень красивый светящийся предмет. Принцип, которым руководствуется большинство пешеходов: перехожу (или перебегаю, как получится) дорогу, когда — вроде бы! — рядом нет машин, а те высоко висящие три цветных фонарика — для этих самых, как их… которые управляют средствами повышенной опасности.

Отрешенные от жизни меломаны со свисающими из ушей проводами — это отдельная песня. Похоже, что как только уши затыкаются наушниками, у человека одновременно отключаются и мозги, и зрение. При переходе проезжей части ни один из них не повернет головы влево, чтобы убедиться, что путь свободен. В холодное время года этот комплект дополнен поднятым капюшоном, окончательно отключающим пешехода от окружающего мира.

Жаль, очень жаль, что у нынешней патрульной милиции нет реально действующего способа, как в соответствии с ПДД штрафовать наших беззаботных, неразумных пешеходов. Ну что им можно предъявить? Назидательно напомнить о необходимости соблюдения правил, рассказать о нарушении и… правильно — отпустить восвояси. Ну что с него возьмешь, с дитя природы: ни документов, ни денег. А у водителя с собой всегда и то, и другое. Вот такой дисбаланс справедливости!

А если серьезно — очень серьезно! — будьте взаимно внимательны, дорогие мои сограждане! Если не знаешь, как поступить, поступай по закону, а дорога особенно беспощадна к тем, кто пренебрег ее законами. Ведь жизнь дается нам один только раз, как ни сурова эта сермяжная правда. И если жестокая статистика трагедий на дорогах остановит свой неумолимый счет, значит вы выбрали нужную дорогу.

Ирина ПРОКОФЬЕВА.
Фото Нины ГОРШКОВОЙ.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий