Великий Шелковый путь — СССР — суверенитет

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

В нынешнем високосном году в мире чрезмерно беснуются все стихии. Пожары, ураганные ветры, наводнения, землетрясения, оползни. Войны, теракты… Несомненно, в такой обстановке любой стране нелегко тут же нивелировать назревающие проблемы и укреплять плюсы стабилизации в обществе. 

Нелегко живется и моей стране.

Среди философов бытует мнение, что Кыргызстан — благоприятное поле без настроенных фундаментальных пороков мракобесия и с готовностью к сосуществованию, с неподдельным стремлением к пониманию новых культур и ценностей, чем весьма четко обозначается установка к прорыву, к новым этапам цивилизации и достойному ответу на всяческие, даже не опознаваемые вызовы глобализации.

Так было с глубинных веков — со времен Великого Шелкового пути, длинный отрезок которого проходил по территории Кыргызстана и через мой древний город Ош, которому 3015 лет.

Эпоха познания друг друга — разных по культуре, нации и вере, как повелевает Господь в Коране, я уверена, закладывалась в Центральной Азии, а развивалась именно в моем городе — толерантном, богатом и радушном (уж поймите и простите эту безобидную нескромность). И сейчас это работает на престиж небольшой страны в центре евразийского континента.

Однако сейчас неспокойно. Было жуткое покушение на ученого Кадыра Маликова, выступающего против насаждения радикальных идей, не имеющих ничего общего с чистым учением ислама. Да и я на любых встречах выступаю категорически против придуманных терминов «исламский фундаментализм», «исламский радикализм». Нет в исламе призывов к убийству человека другой национальности и другой веры. Вообще, убийство — самый тяжкий грех. Коран — базисная программа человеколюбия и ответственности перед Богом за состояние экологии духа и нравов. Перекликаясь с Библией и другими небесными источниками, он передает каждому из нас кодексы чести, морали, прав и обязанностей. Не случайно великий поэт и переводчик, академик Академии естественных наук России Михаил Исаакович Синельников создал уникальный шедевр поэзии, проделав титанический труд по исследованию и составлению антологии темы ислама в поэзии русских поэтов.

В СССР — в стране сплошного атеизма — тема Бога и религии вообще не обсуждалась. Но это отнюдь не означало, что церкви, мечети и люди в духовном сане бездействовали, они жили сами по себе. Давление извне плохо — затаенное всегда прорывается негативом.

…В 1971 году мы — члены комитета комсомола института — принимали ленинский зачет. Годом раньше, после чествования 100-летия вождя Владимира Ильича Ленина, был введен в его честь этот зачет. Всего три вопроса, третий из которых: каким видит будущее очередной отвечающий? И наш высокий, стройный, но покрасневший Леонид отвечает, что страны СССР не будет, общество разделится на нищих и богатых. Вернутся все старые болезни вплоть до чумы и холеры. Будут рабы, и их будут перепродавать. Люди толпами устремятся в церкви, синагоги и мечети, и могут быть религиозные войны. Расцветут ненависть, разврат, взятки и семейный хаос.

Нас всех прошиб пот, мы потребовали, чтобы он пошел с глаз долой. На другой день наш однокурсник появился как ни в чем не бывало, мы посчитали, что «переучился», и решили забыть. Но он сам подошел и сказал, что не он говорил, а внутри что- то распирало так, что он автоматически тараторил. Мы в ужасе опять отмахнулись — лишь бы до посторонних не дошло. Зачем грех брать на себя — жизнь его осложнять: он три года работал в институтской раздевалке, чтобы поступить в наш вуз, а здесь ясновидение пробудилось. Потом он куда-то перевелся. Может, экстрасенсом стал в девяностые?!

Да, девяностые… Просто диву даешься: «дяденьки» устроили нечто — ГКЧП, то есть почти переворот при живом Горбачеве, тогда как почти трехсотмиллионная держава, поддержав референдум, искала пути выхода в СОВРЕМЕННОСТЬ после ускорения, гласности, перестройки.

А потом другие “дяденьки” эдак запросто под охраной беловежских зубров решили за всех: СССР пора на покой. Никто не нужен.

Ну и пожалуйста…

Но в тот момент эти мужи не думали о судьбах миллионов. О тех, кто вместе выживал в невыносимых условиях голода, холода, а потом и репрессий. Строил города, заводы, фабрики, железные дороги, мосты, гидроэлектростанции.
Победили в самой страшной затяжной войне, и 27 миллионов погибли за светлое будущее страны СССР. У нас были одни рассветы, закаты, одна жизнь с одним фабричным гудком и единой улицей родной. Вместе учились, духовно закалялись дети. Наши учителя, врачи, художники, актеры, певцы, ученые, сельская братия в единении “кормили” наши дух и плоть.


За два дня до начала Игр кочевников — 31 августа — страна отметила 25-летие своей независимости. 2 сентября открыт мемориал жертвам 1916 года. 100-летию этой трагедии в течение года посвятили десятки симпозиумов, конференций, озвучили много новых данных. На открытии мемориала спецпредставитель Президента России М. Швыдкой сказал в заключение своего искреннего выступления, что боль 1916 года общая и мы — вместе. Это правда.


Продемонстрировав пример безнравственной вседозволенности и безответственности перед будущим, инициаторы и зачинщики топорной вырубки единого древа, пустившего глубокие корни на базисе единого народа, не думали об этнических русских и русскоязычных в отброшенных странах. Из самых недр российского общества начали вылезать националисты, скинхеды. В самом страшном сне нам не приснились бы наши мальчики с фашистской свастикой и проститутки, публично танцующие в богоугодном заведении. Кыргызские псевдопатриоты тоже не заставили себя ждать, и пошло-поехало: «А, значит, царь Александр II оказался недалек, сделав нам милость колонизацией. Мы — всего лишь «подбрюшина», которая «объедала» Россию. «Оказывается, Пржевальский, которому мы молились, разработал целый план изгнания «туземцев», то есть нас — кыргызов — с насиженных мест в сторону гор. А мы город назвали его именем. …Мы с детьми не ели свое произведенное мясо, молоко, масло — все в неприкосновенный запас Союза. Хлопок, шерсть, овощи, фрукты, бахчевые — все туда же, в единую копилку…»

Сколько взаимной ненависти, сарказма…

Надо было критический доклад Керенского в 1916 году на доступном языке довести до каждого, дабы военное преступление не воспринималось как общерусская ненависть к народам окраин. Надо было пересказать вовремя слова оценки политического достоинства Алайской царицы и патриотизма ее сыновей, данной генералом Скобелевым Курманджан датке: «Считайте меня, если сможете, своим сыном тоже».

Не надо было рвать экономические, социальные, культурные связи, а по поводу политического сотрудничества договариваться.

Мои нежные интеллигентные коллеги и одноклассники — где же вы? Многие устроились в заброшенных русских деревнях — в резиновых сапогах доили коров и убирали навоз. Сколько слез, ностальгии по родной земле, по яркому солнцу, по черешне и клубнике в конце апреля и оставленным могилам предков.

Каково было нам — тем, которые не хотели, чтобы страна рвала с прошлым и замыкалась в себе. Кем только мы ни перебывали: «враги» и языка, и нации, и духа отцов. С простым народом общаться было проще: в городах и айылах люди понимали, что надо остановиться, и останавливать. Тем более интернационализм в них был пожизненным и почвы для меркантильных задумок не имелось. Ели, пили, свадьбы играли, дрались, матерились — все в одном. Больше всего нам доставалось от бывших партийных боссов и работников аппарата Компартии Киргизской ССР, Совета Министров, министерств, обкомов, горкомов, райкомов, вышвырнувших свои партбилеты и перекрасившихся в патриотов и демократов.

Мы противопоставляли свои доводы. Но ведь Кыргызстан на уровне европейских государств решал задачи образования, науки, культуры, литературы, развития театра, кино, оперы, балета, живописи, скульптуры, социальной сферы, медицинского обслуживания народа, архитектуры, градостроительства, машиностроительной, легкой, пищевой, текстильной промышленности и сельскохозяйственных отраслей.

Электрификация, газификация, строительство дорог, мостов, электростанций — это же не свалилось с небес. …Один псевдопатриот договорился до того, что 74 года в составе СССР вообще считать позором и неотложно вычеркнуть из истории, уничтожить, забыть.

Мне какой-то увлекшийся шизофреник приказывает забыть время рождения моих родителей, меня и моих детей?!
Время, когда мой дед по матери и два брата отца с оружием в руках отстаивали нашу Родину?!

Время учебы и постижения всего, что сегодня позволяет мне быть МНОЙ?! Время «исчезновения» моего гениального деда, у которого, как и у миллионов других репрессированных, позже страна попросила прощения за попранное достоинство и отнятую жизнь, а нам вернула светлую память о них?!

Благо Бог нами управляет и расставляет все правильно.

Не надо горе-политикам вбивать клин между народами.

Вопреки всему мы вновь с Россией. Свыше миллиона наших граждан в России, и более половины из них уже приняли ее гражданство. Кыргызский парень Марат Исаев бросился спасать русскую женщину, упавшую на пути поезда московского метро, а русский парень Юрий Лугвин кинулся на помощь кыргызским ребятам и помогал выводить кыргызских девушек из горящей типографии в Москве. Позже Юрий стал гостем Всемирных игр кочевников на Иссык-Куле. Наверняка он побывал в одной из 288 юрт этногородка «Кыргыз айылы», узнал об основополагающих атрибутах кочевой цивилизации — юрте, ее убранстве, особенностях мужской и женской половин, посуде, очаге, детской колыбели — бешике, в котором кочевники могли перевозить ребенка на седле перед собой на дальние расстояния. Наверняка Юрию было небезынтересно посмотреть мужественные спортивные соревнования и состязания всадников по кок-бору.

Возможно, он удивился наличию собственных брендов и флагов у каждого из сорока кыргызских племен.

…Церемония открытия была великолепна. Распахнутым сердцам участников и зрителей предстали вначале нелегкие кадры выживания древнего народа (так четко слышались мне при этом слова российского писателя Льва Николаевича Митрофанова: «Киргизы выживали в самых трудных условиях благодаря своему генетическому мужеству, и в принципе это — чистый народ, которого и Бог не оставлял»). Далее — соприкосновение с различными эпохами — Великий зоркий Беркут взмахами крыльев будто «перелистывает» исторические пласты.

Великий Манас, истинно толерантная личность, в своей свите доверял рыцарям разных национальностей, верой и правдой служившим единению кыргызского народа и распространению его славы на малые и дальние расстояния.

Сейчас утверждается мнение, что Манас — реальная личность, а не мифический герой. Слишком много исторической правды в полумиллионах строк от феноменальных сказителей Саякбая Каралаева и Сагынбая Орозбакова.

…Когда в завершение церемонии открытия тысячи комузистов исполняли «Маш ботой» — невероятный шедевр этномастерства кыргызского народа, мне чудилось, что в гармонии с музыкой вечерних вод Иссык-Куля по всей земле ликующе заколыхались волны заветов предков.

 

Я почувствовала уверенность в том, что наша молодежь получила уникальный шанс после нынешних Всемирных игр кочевников стать родоначальником новой мировой Олимпиады кочевников! Да свершится это!

Это великолепно, что во время шествия делегаций стран-участниц во главе кыргызов, родов, племен и регионов прошел сам Президент Атамбаев, во второй раз не скрывающий далеко идущих созидательных целей. Ведь неспроста появилось утверждение, что наряду с красотой, добротой мир спасет и СПОРТ!

…Государственный флаг Узбекистана был представлен без участников, и я больше чем уверена, что каждый зритель в Чолпон-Ате и перед телеэкранами сотен стран в это мгновение испытал сопричастность к трауру узбекского народа. Ушел из жизни твердый и проницательный восточный правитель Ислам Каримов.

…Позже, возвращаясь с саммита «большой двадцатки», попрощаться с коллегой в Самарканд прибудет Владимир Путин. Положит цветы на могилу и опустится на колено. Встанет и поклонится. Путин есть Путин. Рыцарь.

На Всемирных играх кочевников — у чистейших синих вод Иссык-Куля и на джайлоо Кырчин — звучали японские барабаны, азербайджанский мугам, якутский губной комуз, калмыцкие, башкирские песни, танцевали все. Многие накупили кыргызских нарядов. В те дни мне вспомнилась беседа с космонавтом Героем России и Кыргызстана Салижаном Шариповым, с которым посчастливилось возвращаться из Москвы одним самолетом. Об Играх кочевников он отозвался так:

— У каждой эпохи — свои праздники. Как бы ни судили, страна закаляется, распыляя все наносное и освобождаясь от того, что чуждо общечеловеческим ценностям. Только так можно укреплять свою идентичность.

Я смотрела в иллюминатор и верила. Верила Герою, избранному Богом и Судьбой, подарившими ему возможность с высоты нескольких сот километров посмотреть на изящную красивейшую Землю. Человеку, пообещавшему служить Миру в Мире и, отправляясь в космос, взявшему с собой четыре флага: Российской Федерации, Кыргызской Республики, Республики Узбекистан и Республики Таджикистан.

Еще раз говорю, что в истории человечества не было ничего похожего ни на Великий Шелковый путь, ни на СССР. Взять бы лучшее в них, и вовремя объединиться лучшим.

Салима ШАРИПОВА.

Добавить комментарий