«А ведь это все было»

Анна Алексеевна Кутанова, председатель Кыргызского общества блокадников Ленинграда

«Сейчас вспоминаешь, какие тяготы пришлось пережить, и даже не верится. А ведь это все было», — заметила в беседе Анна Алексеевна Кутанова, председатель Кыргызского общества блокадников Ленинграда. Наш разговор — о силе духа и судьбе русской девушки, попавшей в Кыргызстан и связавшей свою судьбу с этой землей.

Несломленный город

Когда началась Великая Отечественная война, моей собеседнице исполнилось 11 лет. Семья трудовая: отец — краснодеревщик, мама — швея. В городе на Неве проживали, как и большинство советского городского населения тех лет, в коммуналке. Квартира проходная, и тем не менее, по воспоминаниям Анны Алексеевны, с соседями отношения сохраняли очень дружные, почти родственные. Кстати, жилье располагалось в бывшем царском полицейском участке. Вот так в северной столице прошлое и настоящее в бытовой жизни переплетаются так своеобразно.

— Как только враг стал брать город в кольцо, сразу ощутились вся тяжесть и боль войны, — говорит А. Кутанова. — Отца на фронт не взяли из-за больного сердца, но призвали в отряды воздушной обороны, и он жил в казармах. Очень много людей эвакуировали. Например, в нашем доме через какое-то время осталась только наша семья. Но мама сказала, что мы не уедем. Я думаю, она считала предательством оставить любимый город в беде. В осажденном Ленинграде из-за военных действий перестали работать центральное водоснабжение, отопление, канализация, отключили свет. Резко сократили норму выдачи хлеба.

Запомнилось моей собеседнице, как горели подожженные немецкой авиацией Бадаевские склады, где хранились значительные запасы муки, сахара, конфет, печенья и другой продукции. Пожар длился около пяти часов, и зарево его освещало город. Потом от голода люди собирали на том месте пропитавшуюся сахаром землю, отстаивали ее в воде и пили подслащенную жидкость. Так они могли получить жизненно важные калории.

Голод стал одним из ужасных испытаний, на которые обрекли фашисты непокорных ленинградцев.

— На детей и иждивенцев выдавали 125 граммов хлеба в сутки, на работающих — 250 граммов. Каждый выживал как мог, — рассказала А. Кутанова. — У папы оставался столярный клей, мы его сварили, получилось что-то вроде студня. Из кожаных ремней варили суп. Особенно тяжело давались зимы, тогда к дистрофии прибавлялась цинга. А весной, как только появлялась трава, люди собирали ее и ели. Создавались даже специальные бригады по сбору травы, которую потом продавали в магазинах. Мама ездила за город и привозила чернозем, жирный и чем-то похожий на творог. Из этой земли жарили что-то вроде пирожков. Смертность была велика, каждую минуту умирало пять человек.
Но голод оказался не единственным испытанием, к нему прибавлялись авианалеты и бомбежки.

— Как правило, немцы выбирали ночное время. Психологически воздействовал низкий гул приближающихся самолетов, а затем визг сбрасываемых бомб и взрывы. Взрывы — это что-то ужасное, казалось, что земля уходит из-под ног. Сидишь, сжавшись в комок, в квартире и молишь: лишь бы не в наш дом попали. В эти моменты мама и мы с сестрой всегда бежали вниз, к людям, чтобы не оставаться одним. В одиночку это невозможно было пережить, — делится воспоминаниями блокадница. — Помимо бомбежек, фашисты вели обстрел города. Снаряды летели в жилые дома, больницы, в другие гражданские здания. Однажды, когда шла в школу, попала под обстрел. Снаряд упал, и взрывной волной раскидало нескольких человек на улице, вместе с ними и меня. Встаю, реву от страха, ищу портфель, отброшенный при взрыве, нашла и быстрей в школу.

— Мы рано повзрослели, — продолжает моя собеседница. — Отцы ушли на фронт, матери и ребята постарше встали к станкам, не сидели сложа руки и мы, дети. Нас организовывали и давали задания: мы помогали в госпиталях, собирали по подвалам и сараям дрова, так как городу нужно было обогреваться в холодное время года. Расчищали чердаки от хлама, фашисты скидывали зажигательные бомбы, от которых начинались пожары. Также мы дежурили во время таких налетов. Нас учили, как щипцами подхватывать «зажигалки» и бросать их в бочки с водой или ящики с песком. Воду и песок таскали на чердаки тоже дети.

Кстати, в своем дворе такую группу ребят создала Аня. Активную и ответственную девочку заметили взрослые и через какое-то время перевели ее на более ответственную работу. Она стала связисткой, принимала донесения и потом несла данные в штаб под обстрелами и бомбежками. Анна Алексеевна уверена, что пережить и выдержать всю ярость беспощадного врага ленинградцам позволила любовь к своему городу.

— Мы любили свою Родину, наш Ленинград и ни в коем случае не могли его сдать врагу. Все от мала до велика осознавали это. Даже умирающие на передовой просили перед смертью своих товарищей не сдавать города. Это были не простые слова, это была для всех нас истина, — уверена моя собеседница. — Обессиленные, мы ходили как трупы. От голода и переносимых страданий притупились все чувства. Как будто все внутри закаменело. Когда папа две ночи подряд не пришел ночевать, мы с мамой пошли узнать, что случилось. В отряде противовоздушной обороны сказали, что он умер, а мы даже слезинки не проронили. Чтобы похоронить самим родного человека, у нас не хватало сил. Умерших увозили на Пискаревское кладбище, где под захоронения рыли траншеи длиной 3,5 километра.

Но ленинградцы не сдавались, в городе оставались люди разных профессий, в том числе поэты, музыканты. По тем же улицам и площадям, что ходила героиня этого материала, проходила Ольга Берггольц — поэтесса, знаменитая своими пронзительными стихами о жизни и смерти ленинградцев. Работал наравне со всеми на строительстве противотанковых укреплений и дежурил в отряде противовоздушной обороны композитор Дмитрий Шостакович.
Анне Алексеевне удалось побывать на премьере знаменитой Седьмой симфонии Д. Шостаковича, которая прозвучала 9 августа 1942 года в переполненном зале Ленинградской филармонии.

— Когда приступили к репетициям, оказалось, что не хватает музыкантов, да и те, кто остался, были истощены. Тогда поступила команда найти на прилегающих фронтах музыкантов и собрать симфонический оркестр, — рассказала А. Кутанова. — Поразила не только музыка, но и то, что зал освещался большими люстрами, а ведь электричество в городе давно уже не включали. Слушатели старались надеть что-то нарядное, яркое. А в конце женщина из зрительного зала вышла на сцену и преподнесла музыкантам цветы. Где она их достала в осажденном и истощенном городе, трудно сказать.

Как рассказала А. Кутанова, первым большим событием за три года жизни в окруженном городе стал прорыв блокады.


Историческая справка: «По приказу ставки Верховного главнокомандующего 12 января 1943 года началась операция советских войск по освобождению территорий вокруг города-героя. А 18 января на окраине рабочего поселка №1 под Шлиссельбургом части 123-й стрелковой бригады Ленинградского фронта соединились с частями 372-й дивизии Волховского фронта. В этот же день был полностью освобожден Шлиссельбург и все южное побережье Ладожского озера. К 18 января 1943 года в городе оставалось около 800 тысяч человек. В полночь по радио передали сообщение о прорыве блокады».


Вот что вспоминает Анна Алексеевна о том дне:

— Это казалось чем-то необыкновенным для всех нас. До этого не было сил ни на что, а тут выбегали на улицу, кричали, плакали, смеялись, обнимали друг друга, все куда-то бежали. У нас вдруг появились человеческие чувства. Ночью играла музыка, чего за время блокады не было. Это очень сильно воздействовало на сознание.
По словам моей собеседницы, после прорыва блокады жизнь стала немного налаживаться, люди приводили в порядок город, расчищали завалы.

— Сознание ленинградцев оказалось настолько высоким, что на расчистку улиц выходили дистрофики, раненые, истощенные. Несмотря ни на что, они шли и работали. Сегодня смотришь — в городе грязь, мусор, и горожане не могут сами благоустроить свои дворы, — сетует пожилая женщина.

Анна и Асанбек

Анна Алексеевна Кутанова, председатель Кыргызского общества блокадников ЛенинградаВойна закончилась, раны физические и душевные затягивались, и предстояло жить дальше. После окончания школы Анна поступила в Ленинградский финансово-экономический институт имени Вознесенского на педагогический факультет. Как всегда активная и всем интересующаяся, помимо учебы, занималась баскетболом, пела в хоре. В вузе познакомилась с молодым человеком, приехавшим на учебу из Средней Азии.

Асанбек Кутанов родился в селе Чымкоргон Кеминского района в крестьянской семье. Его отец воевал на фронте, мама воспитывала трех сыновей. А. Кутанова после окончания Фрунзенского финансово-экономического техникума как одного из лучших учащихся направили в Ленинградский финансово-экономический институт имени Вознесенского.

Молодой человек учился с увлечением, успешно осваивал все финансовые дисциплины. Студенческая жизнь ему очень нравилась, полюбился и город на Неве. На одну стипендию прожить было тяжело, и парень по ночам работал на мясокомбинате, разгружал вагоны.

— Тогда молодые люди ухаживали друг за другом совсем не так, как сегодня. Мы избегали излишне проявлять свои чувства, стеснялись целоваться. Помню, как Асанбек ходил на соревнования, где я участвовала, — рассказала А. Кутанова.

— После окончания вуза Асанбек выехал на родину. Но перед этим он сделал мне предложение, и я ответила согласием. Когда пошла на комиссию по распределению, меня направили в Киргизию. Я тогда подумала, как так интересно совпало. Я думаю, что это мой муж попросил комиссию об этом, так как ее члены сразу стали расхваливать этот край, его красоту, прекрасный климат. И больше ничего мне не предлагали. И я дала согласие поехать.

Отправляясь в далекий край, Анна испытывала опасения. Ведь до этого никогда еще не уезжала так далеко от дома.

Анна Алексеевна Кутанова, председатель Кыргызского общества блокадников ЛенинградаВпечатлил и долгий путь по железной дороге, через пустынные степи Казахстана. Из окна вагона она впервые увидела и юрты, и верблюдов. Все это казалось чужим, непонятным. Когда состав остановился во Фрунзе, здание вокзала и открывавшийся с перрона город показались девушке из Ленинграда красивыми. У вагона ее встречал Асанбек, и на душе стало совсем спокойно. Так началась новая жизнь.

Молодым строить совместный быт оказалось непросто. Поселились в комнатке в общежитии. Вещей — самый минимум.

— Во Фрунзе я ехала с небольшим чемоданчиком. Недавно минула война, жили трудно. Из «приданого» у меня имелись простыня, пододеяльник и немного одежды. Теперь тот чемоданчик хранится в музее блокадника в столичной школе №13, — вспоминает А. Кутанова. — В Ленинграде я прожила 23 года, а в Киргизии уже 70-й год. Эта земля стала для меня второй родиной.

Анну как молодого специалиста направили сразу на ответственную работу. Несмотря на то что она окончила педагогический факультет, ее назначили в контрольно-ревизионное управление Министерства финансов контролером-ревизором.

— Когда худенькая, маленькая приходила на предприятия, в организации для проверки финансовой деятельности, те, кого я проверяла, смотрели на меня жалеючи и говорили: «Детонька, ну что ж ты так», — смеется, вспоминая это время, Анна Алексеевна. — Работа оказалась очень сложной, приходилось проверять всю отчетную документацию, чтобы вникать в дело. Тем более что контролерами-ревизорами работали мужчины, и мне пришлось там непросто. Министр финансов Алиаскар Токтоналиев как-то на комсомольском собрании отметил, что «нет огонька у меня в работе». Я ответила, что оканчивала педагогический факультет, а нынешняя профессия не мое призвание, и тогда он решил перевести меня в финансово-экономический техникум.

Как уже отмечалось, здесь же трудился и муж Анны Алексеевны, преподававший бухгалтерский учет. Через несколько лет Асанбека Оморовича Кутанова по рекомендации прежнего директора М. Дембровского назначили руководить этим учебным заведением. После войны экономика Советского Союза развивалась ускоренными темпами. Отстраивались города, возводились заводы, фабрики, электростанции, появлялись колхозы-миллионеры. Для всего этого требовались специалисты экономических профессий, чтобы уметь рассчитывать, планировать, вести учет. Государство уделяло большое значение подготовке кадров, и на педагогах лежала большая ответственность.

— Асанбек Оморович принимал на преподавательскую работу тщательно, буквально по «крупинкам» собирал сотрудников, — рассказала А. Кутанова. — Его рабочий день начинался в шесть утра. Он обходил общежития, поднимал учащихся на утреннюю зарядку. Беседовал с комендантами, узнавал их трудности, принимал нужные решения. Потом появлялся в учительской. Это был годами сложившийся порядок. Асанбек Оморович проверял поурочные планы преподавателей, давал советы, делал замечания и шел к кому-то на урок. Анализы занятий проводил объективно, подчеркивая достоинства и положительные стороны. Не было никакой текучести кадров, в основном преподаватели работали до пенсии. В техникуме царили порядок, дисциплина, ответственность. И между тем атмосфера сложилась очень хорошая, мы жили одной семьей. С большой теплотой вспоминаю это время.

По словам моей собеседницы, студентов было так много, что перед руководством учебного заведения встал вопрос расширения. А. Кутанову удалось добиться финансирования строительства пристройки с дополнительными аудиториями, спортзалом и залом для педсоветов. Также возвели два дополнительных корпуса общежитий.

Достижения оказались настолько значительными, что союзное Министерство финансов, в чьем подчинении находилось учебное учреждение, решило провести здесь всесоюзную учебно-практическую конференцию. В 1981 году состоялось это мероприятие, коллектив техникума получил самые высокие отзывы, но, к сожалению, Асанбек Кутанов не застал это время, его жизнь оборвал хронический гломерулонефрит. В совместном браке с Анной Алексеевной у супругов родилось трое сыновей. В памяти родных людей и сослуживцев Асанбек Оморович остался порядочным, ответственным, внимательным человеком. Анна Алексеевна продолжала работать в техникуме, растила детей.

Вахта памяти

Анна Алексеевна Кутанова, председатель Кыргызского общества блокадников ЛенинградаСегодня Анна Алексеевна Кутанова возглавляет Кыргызское общество блокадников Ленинграда. Эта организация создана в 1994 году, когда блокадники, уже пожилые люди, оказались вне опеки государства. Стали искать помощи у общества, бизнеса, чтобы поддержать своих членов, облегчить жизнь. В 2002 году А. А. Кутанова заступила на должность председателя КОБЛ. Человек активный, неравнодушный, она не могла стоять в стороне. И работа за эти годы проведена немалая. Удалось добиться, чтобы блокадников приравняли к ветеранам Великой Отечественной войны, увеличили пенсии. Недавно Президент Алмазбек Атамбаев назначил пожизненную прибавку старикам. Если все суммировать, то получаемых денег хватает, чтобы не бедствовать.

Важным событием стало открытие в Бишкеке мемориала памяти участникам и жертвам блокады Ленинграда. Во время войны наша республика принимала ребятишек из города на Неве, многие из них находили новый дом в кыргызских семьях, приезжали сюда и эвакуированные. Человеческие судьбы связали Кыргызстан и город Петра. Поэтому на открытии мемориала присутствовали главы двух стран — А. Атамбаев и В. Путин. Но сколько нервов, ожиданий и стараний стоило А. Кутановой, чтобы ее мечта воплотилась в жизнь. Анне Алексеевне в этой работе помогали сыновья.

Прежде всего необходимо было найти средства. Приходилось обходить депутатов, чиновников, бизнесменов. Кстати о депутатах. От имени общества блокадников Анна Алексеевна написала письмо каждому из парламентариев с просьбой помочь финансами. Откликнулся только один, позвонивший и сказавший, что у народных избранников слишком маленькие зарплаты. Но в целом наше общество не осталось равнодушным к созданию памятника. Средства собирали всем миром, свои деньги, и немалые, вложили дети А. Кутановой. И тем не менее собранной суммы не хватало. К счастью, откликнулся «Газпром». И в итоге мемориал открыт, он служит напоминанием о великой силе мужества, которое не сломили ни огонь, ни металл, ни голод. Он является памятью о единстве русского и кыргызского народов, объединившихся и победивших лютого врага.

Сохранить эти традиции в памяти молодого поколения — одна из главных целей героини нашего материала. Она встречается со школьниками, студентами, рассказывает о пережитом, Великой Отечественной войне, блокаде. Не теряет связи с Бишкекским финансово-экономическим техникумом, где трудилась всю жизнь.

— Это мой родной дом, часто прихожу туда, провожу со студентами тематические мероприятия, посвященные блокаде, интерактивные уроки, делюсь воспоминаниями. Мне важно сохранить эту связь, — рассказывает Анна Алексеевна. — Мои сыновья решили установить стипендию для успешных учащихся в память Асанбека Кутанова, который столько сил отдал становлению учебного учреждения. Выпускники нашего техникума всегда больше ценились, чем такие же специалисты с дипломами вузов. Тут заложены очень хорошие традиции преподавания. Хочется выразить благодарность руководству за то, что Кыргызскому обществу блокадников смогли выделить помещение для работы, спасибо им за это.

Вот такой получился разговор о времени, жизни и смерти и о важной миссии — передать память о героизме своих современников последующим поколениям.

Дмитрий АЩЕУЛОВ.
Фото Нины ГОРШКОВОЙ.






Добавить комментарий