1913 год. Пишпек. Восточный ветер

По материалам архивов. Отрывок из книги

Часть 1

(На фото: Переселенческая больница.)

В 1878 году в Пишпеке было всего лишь 13 строений европейского типа, в то время русские переселенцы обычно жили в саклях. Это были землянки из камня и глины с саманом и с плоской крышей. В основном однокомнатные, без окон, с земляным полом, посреди комнаты находился очаг, на котором готовили пищу. Камни для строительства привозили на телегах из разрушенной кокандской крепости…

Вот что писал о Пишпеке того времени наш земляк, известный краевед этнограф Ф. Поярков: «Город только что зарождался, в нем было всего несколько разбросанных там и сям домишек, и кое-где их окружали небольшие садики из тополей и молодого карагача, а на далекое пространство расстилалась голая, безлюдная, мертвая степь с раскаленными песками и камнями…»

В 1881 году в Пишпеке было уже 98 домов из сырцового кирпича, а к 1897-му таких домов в городе стало уже 752, в основном это были строения, состоящие из 2-3 комнат, под камышовой, соломенной или глиняной крышей, при доме были сад и огород.

С обретением статуса уездного центра Пишпек стал быстро перерастать другие населенные пункты Кыргызстана и по численности жителей. Если в 1876 году в Пишпеке проживало всего 182 человека, в 1878-м — 500, то в 1882 году уже насчитывалось 2 135 жителей. В 1897-м в нем жили 6 615 человек: 2 870 русских, украинцев и белорусов, 1 496 дунган, 1 215 узбеков, 666 кыргызов, 271 татарин и 97 человек других национальностей, среди них — уйгуры, немцы, поляки, чехи и словаки.

Дом старосты И. Терентьева
Дом старосты И. Терентьева

Увеличение населения Пишпека объяснялось наплывом из-за неурожая и голода крестьянских переселенцев из России, а также уйгуров и дунган из северо-западных территорий нынешнего Казахстана. Сюда также устремились татары — торговцы, ремесленники и муллы. Город притягивал к себе русское и кыргызское сельское население самого Пишпекского уезда, а также узбеков из Ферганы и Намангана, кашгарцев и других. Дунгане и уйгуры переселялись сюда из Илийского края, с Поволжья и Украины сюда устремились немцы — меннониты и лютеране из-за преследования по религиозным убеждениям.

Пишпек быстро увеличивался в размерах, менялся также его облик. Оживленно шло строительство зданий, начала работать почтовая станция. Дело в том, что земля, отведенная под строительство жилья, была разделена на участки размером примерно 25 х 25 саженей, на купленных участках стали появляться жилые дома, в основном из сырцового кирпича, в усадьбах успешно занимались сельским хозяйством, сеяли пшеницу и разводили сады и огороды. Все это шло на продажу и для собственного потребления, что служило хорошим подспорьем для переселенцев…

Вместе с тем в Пишпеке в целом преобладали одноэтажные частные дома с глухими заборами и садами, которые были лишены элементарных коммунальных и бытовых удобств: электроосвещения, водопроводного и канализационного обеспечения и т. п.

Выгодно отличались лишь только немногочисленные здания казенных учреждений, религиозные сооружения (церкви и мечети), а также отдельные полутора- и двухэтажные дома чиновничье-купеческой верхушки, построенные из дерева или жженого кирпича. В 1907 году в городе имелось уже 1 287 дворов.

Основную массу городского населения составляли наряду с русскими и украинцами узбеки и татары (селились вокруг базара), дунгане (жили компактно в западной части, в слободке) и кыргызы (оседавшая беднота — джатакчи — селилась в юртах на городских окраинах). Это был пыльный город, весной и осенью не просыхал от грязи…

Между тем городские власти при помощи простых горожан старались сделать все возможное для превращения Пишпека в настоящий зеленый город-сад. Так, каждый горожанин был обязан вдоль улицы рядом со своим домом посадить как минимум 25 саженцев деревьев, а всякий приезжий купец — выделить определенные средства на озеленение Пишпека с дохода своей торговли.

В конце ХIХ века здесь начали появляться первые промышленные предприятия, которые, правда, больше напоминали организации кустарного характера. Было открыто несколько мельниц. В 1883 году заработал первый кожевенный завод, а еще через 2 года — предприятие по производству сыра. К 1898 году в Пишпеке работало 19 мелких кустарных производств…

Часть 2

Илья Терентьев с администрацией города Пишпека. 1900 год
Илья Терентьев с администрацией города Пишпека. 1900 год

30 мая 1913 года. Заседание собрания уполномоченных Пишпека должно было состояться еще два часа назад, но двое заседателей отсутствовали, поэтому не начинали.

Дело в том, что собрание уполномоченных (так в городе назывался один из органов общественного управления) с 1895 года решало теперь все важные вопросы в жизни города.

Здесь, около здания управы, то есть около дома бывшего городского старосты Ильи Терентьева, уже с раннего утра собрались недавние переселенцы, и каждый из них хотел обратиться за помощью к властям, чтобы решить свои личные проблемы.

Кому-то нужен был участок для строительства дома, другой уже давно оплатил выкуп земли, но сих пор не получил на нее документы. Было много арендаторов, желающих продлить сроки аренды различных балаганов и лавок, но управа по непонятным причинам им отвечала отказом.

Кого-то терзали налоги и сборы на базаре, а также споры по захвату земли. Двое домовладельцев хотели открыть в своем доме пекарню. Приехавшие из Самары желали построить в Пишпеке электротеатр (так раньше называли кинотеатр) и обещали через 10 лет использования отдать городу все постройки безвозмездно и т. д.

Это были те, для кого сегодняшний день был решающим в их карьере в этом новом для них городе Пишпеке. И кому-то этот день мог принести удачу, а для кого-то остаться днем несбывшихся надежд…

Купеческий сын Иван Хойцев со своим братом Андреем мечтали построить в Пишпеке зимний торговый цирк, все здание с пристройками обходилось 6 500 рублей, по тем временам очень большие деньги. Между тем по истечении 10 лет аренды земли и при умелой организации работы цирка все расходы по расчетам окупались. Многие, с кем поделились своей мечтой братья, считали: задумка построить в Пишпеке цирк — очень нужная, но братья волновались…

Наступил полдень. Кто-то успел перекусить и уже не очень нервничал.

Все ходатайствующие стояли поодаль от решетчатой ограды и ждали, когда их пригласят на заседание.

Первый автомобиль в Пишпеке
Первый автомобиль в Пишпеке

Стоять у ворот дома, во дворе которого хозяйничал дворник Никифор, никому не разрешили. В картузе и белом переднике он пропускал и выпускал пролетки, которые, со страшным шумом проезжая по каменной мостовой, заезжали во двор городского старосты.

— Не загораживайте проезд! — кричал всем дворник.

— Задавлю!! — орали извозчики…

Апартаменты бывшего головы города, в которых сейчас проживала его дочь Мария, выделялись среди других не только архитектурой, но и добротностью и ухоженностью.

Около десяти утра к посетителям вышел секретарь управы.

— Наше собрание постарается поддержать ваши ходатайства, всем окажут помощь. Мы рады вашим начинаниям. Когда надо будет, я вас вызову, — заверил он каждого, отмечая что-то в своем журнале. Стоя за решетчатым забором, он всем улыбался, по его загорелому лицу было заметно, что он всем рад и готов помочь. Он посоветовал всем идти подождать в недалеко расположенный Дубовый сад, где много скамеек, или на улицу Бульварную, где чайная, перекусить и попить чаю…

На исходе был май 1913 года, и в городе было необычайно жарко, но после обеда, как по расписанию, шли дожди, которые иногда заканчивались только к вечеру. А потом с вечера до утра было свежо и прохладно, так как идущий ветер с гор долго кружил по улицам.

Ближе к полуночи, быстро двигаясь от восточных к западным границам города, ветер иногда вдруг начинал сильно раскачивать недавно посаженные вдоль дорог тополя и поднимал огромные тучи пыли на дорогах. Потом со страшным свистом и с огромной силой врывался в маленькие проулки, и казалось, что он разнесет соломенные крыши домов в разные стороны.

После начинался ливень. Иногда дождь заканчивался только к утру…

Дунганин-торговец
Дунганин-торговец

С утра до полудня для переселенцев — самое прекрасное время для праведных трудов. Воздух свеж, и не очень жарко, совсем как в родных местах. Между тем после обеда солнце начинает припекать так, что опускаются страшная жара и духота и все скрываются в своих жилищах, город на время становится пустым и безжизненным…

Переселенцы, стоящие около управы, понимали, что ждать придется долго, так как заседания проводились всего два-три раза в месяц и за это время собиралось много разных вопросов.

Но сегодня каждый из них был готов стоять хоть до утра, ведь, чтобы добраться в эти края, всем пришлось пройти через многие лишения, испытания и километры пути через Оренбург, Омск, Семипалатинск до Верного, а потом сюда, в Пишпек. Многие приехавшие рассчитывали воплотить в этом городе свои мечты, разбогатеть, завести семью, новых друзей. Были и те, кто бежал из своих родных мест, чтобы укрыться от правосудия, но таких было мало.

Здесь был народ самых разных сословий и рангов: купцы, мещане, арендаторы и владельцы мелких и крупных земельных участков, предприниматели и хозяева небольших магазинов, бань, гостиниц, базаров, мельниц, а также мелких балаганов (лавок) на базаре и другие.

Многие уже имели земельные участки или арендовали землю и желали расширить свои владения. Другие обратились в общественное управление впервые.

На сегодняшний день городское руководство в лице управы и собрания уполномоченных намного упрощало процесс аренды земли и ее выкуп. Между тем до 1895 года этим ведало уездное начальство после согласия военного губернатора или вице-губернатора Семиреченской областной администрации.

Если знать, сколько уездов и городов подчинялось Семиреченской областной администрации, то можно посчитать, сколько требовалось пишпекскому жителю недель и месяцев для получения разрешения на участие в торгах по аренде и выкупу земли, и получалось минимум полгода.

Теперь же все решалось в течение нескольких дней при положительной баллотировке уполномоченных, то есть открытым голосованием в пользу просителя после подачи им ходатайства в управу Пишпека. Уже не надо было ездить несколько раз в Верный за положительной резолюцией (согласием) военного вице-губернатора или другого областного начальства.

Кроме того, немаловажно и то, что новый владелец земли подписывал договор, согласно которому был обязан в течение трех лет засадить свой участок определенным количеством плодовых деревьев и ухаживать за ними.
Аренда или выкуп земли в городе превращали арендатора в собственника. Своя земля — недвижимость, а это — большое богатство.

Для многих стать богатым являлось несбыточной мечтой, так как стоимость аренды и выкуп земли были очень высокими. Цены зависели от многих факторов, главное, конечно, расположение участка в городе и обеспеченность водой. Вода теперь для переселенцев, как и для многих других, живущих здесь, была большой проблемой, но вполне решаемой.

Например, в 1913 году стоимость двух участков, которые землевладелец Карп Генин хотел продать городу за 4 000 рублей, составляла только 3 000. Конечно, приобрел он эту землю много лет назад за цену намного меньше, чем три тысячи рублей.

В то время 1 фунт (400 г) говядины стоил 7 копеек, а 1 фунт баранины — 10 копеек. Потом, после многих хождений и заседаний, ему все же разрешили на этих участках построить общую торговую баню…

После полудня пошел сильный дождь. Но быстро прекратился.

Первый мотоциклист
Первый мотоциклист

А заседание уже шло полным ходом. Из ворот управы выходил народ. Одни, довольные, не скрывая радости, жали всем руки. Другие, вспотевшие от разных вопросов уполномоченных, жаловались на слишком строгие правила в этом городе.

Кто-то довольно потирал руки, а кое-кто отворачивался…

Когда Иван Хойцев вместе с тремя приглашенными зашел в зал заседаний, уже начинало темнеть. В зале было очень накурено, уполномоченные сидели за большим столом, их было 15 человек, но так как все разговаривали одновременно, в ярко освещенном электрическим светом зале было шумно.

Говорили все разом и о чем-то, Ивану непонятном. Оказывается, некоторым не понравилось голосование по предыдущему вопросу и они требовали нового разбирательства.

Потом двое из них, громко споря, вышли из зала. Через некоторое время они вернулись, заверив всех, что все проблемы решены…

Ходатайствующим указали места на скамейке у стены, городской староста стал знакомить уполномоченных с заявлениями просителей…

Собрание уполномоченных в Пишпеке было тогда одним из звеньев так называемого городского общественного управления, куда еще входили управа и общее избирательное собрание, которое стало действовать в Пишпеке с 1895 года.

Дело в том, что уездное управление и военные власти, ввиду многочисленности населения уезда, немалой территории, огромной занятости чиновников и положения на границе, не успевали справляться с растущим в размерах Пишпеком.

Между тем во всех городах России уже с 1870 года действовало само- или общественное управление через городские управу и думу, члены которой избирались на общественном собрании. Согласно правилам и по идее правящих кругов, это был шаг к демократии, благодаря которому население города путем обсуждения могло решать свои проблемы.

Городское общественное управление состояло из общего избирательного собрания жителей города, в котором могли участвовать только лица, достигшие 25 лет, имеющие русское подданство и обладающие недвижимым имуществом стоимостью, установленной для каждого поселения. В Пишпеке в 1895 году она составляла 100 рублей.

Только участники общего избирательного собрания имели право выбирать и быть избранным в городскую думу, в собрание уполномоченных. Женщины в избирательном процессе не участвовали, но имели право голосовать через своих родственников или опекунов, выдавая доверенности.

В выборах не участвовали граждане еврейской национальности, а также граждане, имеющие судимости или находящиеся под надзором полиции, лишенные духовного сана, отстраненные от должности, держатели винных погребов, питейных заведений и ведерных лавок, священники, работники прокурорского надзора, лица, занимающие полицейские чины, а также лица, за которыми числятся недоимки (долги) в пользу города.

Голосование было тайным, как говорили тогда, закрытым, путем баллотировки шаров. Избранным считался тот, кто набирал шаров более «за», чем «против», при равном количестве голосов избрание определялось по жребию.

Согласно правилам, проведение выборов в городскую думу организовывал избирательный орган при предыдущей думе, члены которой делили город, если это требовалось, на участки, составляли списки и вели всю работу и с избирателями, и с кандидатами в депутаты. Число депутатов, или гласных, в новую думу определялось числом населения в городе, в больших городах Российской империи дума состояла из 60-80 человек. Кандидатом в депутаты фиксировался тот, кто был выдвинут пятью избирателями того участка, где проживал, и, самое главное, был согласен на это избрание. То есть, по мнению жителей, депутатом должен быть самый достойный горожанин.

В 1892 году «Правила городового управления» упростились. Теперь в небольших уездных городах Туркестанского края, к коим относился и Пишпек, городские думы не фукционировали, общественное управление состояло из городской управы и собрания уполномоченных в количестве 15 человек, которые избирались на общем городском собрании.

Собрание уполномоченных, подобное пишпекскому, действовало и в Пржевальске. В других городах Семиреченской области функционировали только управы, в то время как в Ташкенте и Верном (сейчас Алматы) действовали городские думы с количеством депутатов, или, как говорили тогда, гласных, доходящим иногда до 50 человек.

В Пишпеке собрание уполномоченных открытым голосованием выбирало городского старосту, а также утверждало кандидатуры его помощников, решало годовое содержание работников управы, согласовывало регламент работы каждого из них и функции уполномоченных.

В состав штатов Пишпекской городской управы входили:

  1. Староста.
  2. Помощник, он же казначей, вел приход и расход денег.
  3. Помощник по хозяйственной части занимался состоянием и исправностью мостов, прудов, дорог и арыков, следил за водоснабжением.
  4. Секретарь.
  5. Два арычных.
  6. Базарный смотритель.
  7. Техник.

Согласно архивам, в 1913 году на содержание старосты было направлено 1 890 рублей, на наем двух помощников — 1 260, наем писцов — 3 000, содержание городского техника и наем рабочих обходились городской казне в 1 300 рублей в год.

Окончание в следующем номере…

Софья НУРМАТОВА.
По материалам Центрального Государственного архива, Центрального архива кинофотофонодокументов Кыргызской Республики, а также Интернета.

Добавить комментарий