В каждом из нас есть собственный Бог…

Поэзия была в нем всегда и всюду, чем бы он по жизни не занимался. К своему славному 70-летию, подлинному совершенству лет, с которым мы его сердечно поздравляем, Анэс Гургенович Зарифьян достиг весьма значимых вершин в различных человеческих ипостасях. Однако известным ученым-физиологом, деканом медицинского факультета КРСУ, профессором, академиком Международной академики информатизации, заслуженным деятелем культуры КР, кавалером ордена «Данакер» он стал. А поэтом, бардом — родился. И кажется, что, будучи поэтом по рождению, Анэс Зарифьян активно вошел в медицинскую науку и общественную жизнь, сам того, возможно, на первых порах не осознавая, за материалом для своих будущих стихов и песен. За обретением романтических впечатлений и душевных потрясений — всего того жизненного опыта, из которого, как из сора, по знаменитым словам А. Ахматовой, «растут стихи, не ведая стыда». И они вдохновенно растут в его распахнутой душе поэта и интеллекте ученого-физиолога. Читая поэтические строки Зарифьяна, многие из которых впервые увидели свет на страницах «Слова Кыргызстана», любое поколение найдет с автором общий язык, потому что в них ощутимы дыхание времени, его полнокровный социальный аромат, остро возникающий при чтении и слушании его стихов и песен. Его оптимистичные, философско-ироничные строки написаны без вычурных литературных излишеств. В поэзии, пожалуй, это самое важное — писать просто и мудро. В его строках ирония и оптимизм — имена постоянные, и они им просто необходимы. Поэту важно иметь Бога в себе — эта глубокая мысль, пожалуй, и есть основной лейтмотив поэтического творчества Анэса Зарифьяна. «В каждом из нас есть собственный Бог, имя которому — Совесть», — пишет Анэс Гургенович. В нем он есть однозначно!

Александр ШЕПЕЛЕНКО.


Из песен, что на самом деле Пока еще не устарели.
Анэс Зарифьян

ВЫШЕ ГОЛОВУ!

Ах, как славно, как забавно и потешно
Начинались наши детские года!
…В море жизни мы вступаем безмятежно —
Возле щиколоток плещется вода.

А потом нас увлекают неизменно
Волны грозные и ветер штормовой.
Смейся, молодость! Нам море по колено!
Чайки светлые парят над головой.

Вглубь шагаем, о себе не беспокоясь,
Ни пиратов не боимся, ни молвы.
Годы мчатся, и вода уже — по пояс,
Но пока что далеко до головы!

Виден берег — неуютно там и голо,
Да назад не возвратиться все равно.
А вода теперь качается у горла.
Выше голову — покуда держит дно!

Жизнь внезапно оказалась столь короткой,
Вместо чаек кружат тучи воронья.
Волны плещутся почти у подбородка.
Выше голову! Никто нам не судья.

Из-под ног во мглу уходит дно кривое.
Как рискованно надеждам доверять!
Воды темные сошлись над головою…
Выше голову! Нам нечего терять!

***

НОВАЯ ПЕСЕНКА ПО МОТИВАМ СТАРОЙ СКАЗКИ

Портняжки — те, брат, хитрецы.
А короли — подчас глупцы:
Им лесть нужна, как женщине объятья.
Король-дурак не знал того,
Что носит он из ничего,
Из пустоты покроенное платье.

Вокруг него лилась хвала!
А он в чем мама родила
Нес миру подбородок свой тяжелый,
А вслед за ним — обрюзгший стан.
Как вдруг воскликнул мальчуган:
«Смотрите, люди! А король-то — голый!»

Корон и тронов нет уже,
Но и сегодня неглиже
Гуляем мы, довольные собою,
Пока мальчишки голосок
Не клюнет дерзостно в висок —
И вот стоишь ты гол перед толпою.

Как часто в славе и рублях
Мы ходим в голых королях:
Ведь за душой — ни платья, ни бельишка.
Кто лебезит, кто просто трус,
Но все ж сорвутся с дерзких уст
Слова, что прокричал лихой мальчишка.

Как часто мы хвалу поем
Тому, кто голым королем
Заносчиво возносится над миром.
Ан все равно приходит срок —
И раздается голосок,
И в пыль земную рушатся кумиры.

Тот, кто иронии лишен,
Поверь — ты ходишь нагишом.
Как вдруг прорвется голосок веселый
И перекрыть сумеет всех,
И грянет смех, раздольный смех:
«Смотрите, люди! А король-то — голый!»

***

СВЯТО МЕСТО

Свято место — кто его не знает?
Свято место — свечечки горят.
«Свято место пусто не бывает» —
Так у нас в народе говорят.

Как-то раз глядит народ: а оно пустое.
Предложили мудрецу бремя власти той.
Он ответил: «Я такой чести не достоин.
Место свято, стало быть, пусть займет святой».

Но свято место пусто не бывает
И зазря пылиться не должно.
Коль мудрец его не занимает,
Храбрецу достанется оно!

Предложили храбрецу сесть на это место —
Отказался на него даже и глядеть.
«У меня есть быстрый конь, сабля да невеста!
Я на месте не могу и часа усидеть».

Но свято место сирый дождик мочит,
А за ним нагрянет белый снег…
Раз храбрец занять его не хочет,
Пусть хоть добрый сядет человек.

Предложили добряку на него забраться.
Подошел добряк и — бряк: «Дальше не пойду!
Пощадите, — говорит, — я не справлюсь, братцы!
Я на месте на святом сразу пропаду».

Но свято место может прохудиться
И с годами порасти травой.
Раз добряк занять его боится,
Знать, хозяин нужен деловой.

Кто-то шасть тогда к дельцу и шепнул словечко.
Тот подъехал: «Где товар? Покажи, каков?..
Я-то думал, продают теплое местечко.
А святое покупать — нету дураков».

Свято место не должно быть пусто,
Но, увы, не занято пока.
Если так уж с выбором негусто,
Посадить придется… дурака!

Он не храбрый, не святой, на умишко бедный,
Он упрячет в трудный час голову в кусты.
Но уж лучше пусть сидит глупый да невредный:
Свято место не должно долго быть пустым!

Свято место пусто не бывает.
Кто на нем уселся, тот и свят.
Наш дурак к почету привыкает,
Недовольных душит, как котят.

Одолел он бедный люд фразами пустыми,
Стали пищей для него лесть и клевета.
Всех знакомых дураков объявил святыми,
Всем дельцам пораздарил теплые места.

Свято место больше не пустует —
Так не раз случалось на веку.
Мудрый, храбрый, добрый негодуют:
«Как оно досталось дураку?!» Ну как?

***

ПЕСНЯ О СОВЕСТИ

Боже — Пречистый, а дьявол — нечист.
Тянется к звездам дорога…
А по дороге бредет атеист —
Грешник, не верящий в Бога.
Что нам мессия, архангел, пророк?!
Нет, не о них эта повесть.
В каждом из нас есть собственный Бог,
Имя которому — Совесть.
С первого шага, с младенческих лет
День изо дня повсеместно
Нам говорилось всегда: «Бога нет» —
Проповедь эта известна.
Трудно ль ее заучить назубок,
С временем властным не ссорясь?
Но в каждом из нас есть собственный Бог,
Имя которому — Совесть.

Этому Богу хвалу не поем,
С ним нелегко и тревожно.
Трудно носить его в сердце своем,
Но без него — невозможно.
Если он будет с тобою жесток,
Стань на колени, не злобясь.
Да пощадит тебя собственный Бог,
Имя которому — Совесть!

Время — оно не покатится вспять.
Путь к небесам все труднее.
Не торопитесь вы Бога распять:
Мертвый, он только сильнее.
Вот вам, друзья, «богословья» урок,
Вот откровенная повесть —
Повесть о тех, в ком есть собственный Бог,
Имя которому — Совесть.

* * *

Любви осенней сила
Клонила тополя,
Луна с ума сходила,
И в ночь плыла Земля.
Засыпанный листвою,
Был город изумлен:
Везде царили двое,
Всю ночь — Она и Он.

Укрывшись до рассвета
На старенькой скамье,
Ромео и Джульетта
Мечтали о семье.
А в полумраке парка,
Где ветер завывал,
Подвыпивший Петрарка
Лауру целовал.

Великое начало!
Живущим — не до сна.
Над площадью качалась
Безумная луна.
Бродяжил дождь по плитам,
То радуясь, то злясь.
А Мастер с Маргаритой
Шли за руки держась.

И, позабыв приличья, —
Хоть в рай, хоть в ад вези! —
Сам Данте с Беатриче
Гоняли на такси.
Вполне земные жители,
Знакомые дела.
А за спиной водителя
Качались два крыла.

Лил дождик как из лейки
И не переставал,
И счетчик не копейки,
А годы выбивал.
Потом такси исчезло.
На мокрой мостовой
Остался с белым жезлом
Один лишь постовой.

Стоял он до восхода,
Надвинув капюшон,
Как все, влюблен в кого-то,
Как все, чуть-чуть смешон.
Сердцам доверьтесь, люди!
Кружись, Земля, плыви!
Так было и пребудет:
Все ночи — для любви!

ЛИЛИТ

Предание гласит, что первая женщина была создана Творцом из огня,
звали ее Лилит.

Рассказать хочу я драму
Про Лилит и про Адама
Для отважных кавалеров и для дам.
Знаем мы — Господь из глины
Сделал первого мужчину
И назвал его, несчастного, Адам.

Ну а женщине Господь
Дал неглиняную плоть —
Он вдохнул в нее трепещущее пламя.
И сказал Адаму так:
«Разрешаю этот брак!
А теперь уж вы с Лилит живите сами».

Был Адам спокойным малым.
В нем отвага не пылала,
Добродушен, боязлив и неуклюж,
Ночевал в своей постели
И в любом житейском деле
Вел себя всегда как идеальный муж.

А беспечная Лилит
То дыханьем опалит,
То ужалит сумасшедшим поцелуем!
То не даст себя обнять.
Ну попробуй-ка понять
Эту женщину — то нежную, то злую!

И Адам явился к Богу
И воззвал к нему с порога:
«Огради, Господь-Создатель, от огня!
Человек я жалкий, слабый.
Лучше глиняную бабу
Сотворил бы ты, Всевышний, для меня».

Улыбнулся Бог хитро,
Взял Адамово ребро,
От усталости присел под жизни древо.
Слишком долго не мудрил,
Для Адама сотворил
Подходящую сожительницу — Еву.

Ева мыслила лениво,
Но умела терпеливо
Угождать ему не покладая рук.
Рядом с ней, такой убогой,
Сам себе казался Богом
Наш примерный, обожаемый супруг.

Это был прекрасный брак —
Идеал семейных благ:
Все спокойно, все привычно, все приятно.
Ева — верная жена
И Адаму не страшна:
Сердце глиняное каждому понятно.

Может, в нашей жизни тоже
Случай был весьма похожий:
Пламя Женщины внезапно обожгло!
Но, трусливы от Адама,
Мы любовь Прекрасной Дамы
Променяли на уютное тепло.

Ах, Лилит, Лилит, Лилит!
Где-то там огонь горит,
И звенит тот смех, и слышатся напевы…
Ах, Лилит, Лилит, Лилит,
Отчего душа болит?!
Ты прости меня, Лилит…
Где ужин, Ева?

***

УТЕШИТЕЛЬНАЯ ПЕСНЯ

Не стоните, пред собою не лукавьте:
Были в белой, нынче — в черной полосе.
Ах, оставьте ваши жалобы, оставьте!
Неужели вы несчастнее, чем все?
В этой бурной, в этой жесткой круговерти
Кто себе не посочувствовал хоть раз?
Но с чужими свои беды соизмерьте:
Разве прочие живут счастливей вас?

Если Бог послал сердечное раненье,
Если страсть лишает разума и сил,
Проведите молчаливое сравненье
С тем несчастным, кто вовеки не любил.
Если жизнь полна печальных происшествий,
К месту вспомните, что горе — не беда.
Вас судьба всего лишь гладит против шерсти,
А с других сдирает шкуру иногда.

Говорите — мир неправедным остался?
Но на свой удел ссылаетесь вы зря.
Вам кусок не самый лакомый попался —
Для кого-то не нашлось и сухаря.
Хоть и шатко, но на двух ногах стоите —
У другого с малых лет всего одна.
Голова у вас больная, говорите?
А иному и такая не дана.

Так оставьте ваши жалобы, оставьте!
Жизнь дарована не только для утех.
Вы с чужими свои беды сопоставьте —
И окажетесь удачливее всех!
Ну а ежели и это не заглушит
Вашу муку, неподвластную словам,
То представьте, что могло б случиться хуже, —
И ей-богу сразу легче станет вам!

"СК"

Издательский дом «Слово Кыргызстана»

Добавить комментарий