Кинозамки особой проекции

К 80-летию Альгиса Видугириса

До начала 60-х годов прошлого века имя Альгис в Кыргызстане никто не знал и не слышал. И в этом не было ничего странного, так как герой данной публикации появился на свет довольно далеко от нашей республики, в главном городе Литвы -Вильнюсе. Как известно, в силу ряда исторических событий общение между народами тогдашней Литвы и Киргизии в 30-40-х годах практически отсутствовало.

Этот момент, относящийся к Видугирису, я мог бы здесь и не отмечать, если бы это имя, кроме своего прямого предназначения, не стало бы выполнять у нас еще одну дополнительную функцию, а именно — выступать в качестве некоего опознавательного знака.
Дело в том, что в советские, особенно послевоенные десятилетия в республике едва ли не ежедневно проходили крупномасштабные события, информация о которых по указанию свыше незамедлительно должна была быть доведена до всего населения.

И тут наша кинематография, находящаяся в то время в стадии оперения с ее киножурналом «Советская Киргизия», его специальными выпусками, киноочерками, документальными и научно-популярными фильмами, находилась в состоянии постоянной мобилизации, не знала ни сна, ни отдыха.

Ни одна республиканская конференция, ни одно совещание, слет или смотр, не говоря уже о партийных или отраслевых мероприятиях — съездах животноводов, строителей, учителей, врачей, ученых, комсомольцев, не могли остаться «за кадром» наших кинохроникеров.

Днем и ночью съемочные группы Фрунзенской киностудии тряслись в видавших виды газиках или кузовах полуторок с громоздкими прожекторами, треножными штативами, многометровыми проводами и тяжеленными кинокамерами. Ни минутой позже надо было прибыть в указанное место и находиться в абсолютной готовности. Никто даже в мыслях не мог допустить возможности срыва съемок.

Эти непритязательные люди отлично понимали государственный и политический характер участка, на котором трудились, и, как истинные патриоты, главным в своей жизни считали работу.

Сколько бы мы ни воздавали знаков признания кинодокументалистам того времени, сколько бы мы ни произносили вслух или про себя благодарственных слов в их адрес, у нас никогда не будет в этом перебора.

Чтобы ныне действующие работники кино смогли более отчетливо представить бешеную загрузку и непомерную ответственность их давних предшественников, следует учесть, что весь объем работы по информированию кыргызстанцев, а по сути высокую миссию создания кинолетописи, сохранения для будущих поколений живой зрительной истории народа, важнейших вех и событий, кинодокументалисты выполняли тогда в одиночку. Сегодняшнее вселюдное, всевидящее и молниеносное телевидение никому не могло в те годы привидеться и во сне.

И вот молодой специалист, только что окончивший ВГИК и едва переступивший порог Фрунзенской киностудии, был буквально заарканен киношной круговертью, да так прочно, что ее привязи-сцепления ничуть не ослабевали на протяжении 47 лет. И тут надо отметить весьма существенный момент: такому необратимому «заарканиванию» наш кинооператор-режиссер не только ни капли не сопротивлялся, но и даже был откровенно рад…

С Альгисом Видугирисом мне довелось общаться в течение всей его жизни в нашей республике. Причем это было вовсе не шапочное знакомство. Некоторое время мы даже жили в одном подъезде четырехэтажной хрущевки, отведенной для сотрудников киностудии, где я работал заместителем директора, вел, кроме других дел, ту самую хронику, производство документальных и научно-популярных фильмов. Смею думать, что могу судить о некоторых сторонах творческой деятельности нашего известного кинематографиста.

В свое время о фильмах Альгиса Видугириса в республиканских газетах и журналах, а также во всесоюзной кинопрессе было опубликовано немало статей и рецензий. Думаю, в этой части все более или менее благополучно.

Вместе с тем прошедшие годы подтвердили, что творчество Видугириса настолько обширно и значительно, что требует углубленного, обстоятельного исследования. Это отдельная Тема, это неотъемлемая Глава киноисскуства нашей республики. К сожалению, целый ряд существенных сторон деятельности Видугириса все еще не привлек внимания киноведов и тех журналистов, которые пишут о нашем кино.

Сегодня я счел бы весьма целесообразным определить те факторы, которые обусловили творческие успехи режиссера и его формирование как выдающегося деятеля кыргызского кино. Убежден, что знание того, каким надо быть, каким требованиям отвечать, необходимо всем, кто уже занимается творчеством, и тем, кто решает посвятить свою жизнь работе в кино, литературе, музыкальном или изобразительном искусстве.

Как показывает практика, эти факторы не только не устарели, но и даже зазвучали с новой силой, возвещая об их долговечности и неотъемлемости от настоящего искусства. И здесь колоссальный опыт Альгиса особенно значителен и интересен. Он не абстрактен, он обширен, неоспорим и близок кыргызстанцам.

Было бы очень полезно рассказывать о творчестве Видугириса студентам гуманитарных факультетов. Это были бы интересные, живые занятия, когда содержащиеся в книгах и лекциях теоретические положения можно было бы раскрывать и подкреплять кинокадрами «своей» действительности.

Разумеется, ведя речь о краеугольных факторах, обеспечивающих крупные достижения каждого деятеля искусства, надо неустанно доносить до всего творческого контингента мысль о том, что с резкой сменой власти и общественных отношений вовсе не меняется главное предназначение художника — максимально использовать свой талант и художественные средства для безраздельного возвеличивания и утверждения всего самого светлого и ценного, что смогло приобрести человечество за многие века своего пребывания на земле. Не могут устареть и никто не вправе списать вековечные святые темы любви к Отчизне, труду, знаниям и единству людей, ко всему действительно прекрасному.

Видугирис никогда не состоял в партии, не был активным общественником и громогласным защитником действующей власти. И тем не менее он всегда поднимал темы, напрямую затрагивающие важнейшие стороны жизни соотечественников, и подавал их на экране в таком ракурсе, который понятен современникам и с интересом будет встречен зрителями предстоящих лет.

Опыт Альгиса стопроцентно подтверждает, что именно автор был и остается и архитектором, и каменщиком своего произведения.

И мыслящему драматургу, и пытливому режиссеру никто не может навязывать какую-то свою тему и определять ее трактовку.

А сам Видугирис был в полном, изначальном смысле слова Автором всех своих фильмов. Он вынашивал замысел, определял идею и сюжет задуманного фильма, разрабатывал режиссерское решение каждого эпизода, назначал участников съемочной группы, выбирал места съемок, составлял календарный план работы. Я думаю, если бы была возможность, Альгис выполнял бы еще обязанности ассистента режиссера, осветителя, монтажера и шофера.

В этом единовластии, отсутствии раздвоенности, колебаний и разлада в съемочных группах я вижу один из факторов, помогающих автору добиваться цельности фильма, ясности его идеи и четкости творческих решений. Все фильмы Альгиса отличаются профессиональной собранностью, все кадры в них на своем месте, все работает на замысел картины, и все понятно.

Вместе с тем, кроме немалого числа достоинств профессионального характера, я бы выделил еще одно существенное качество нашего героя — его настойчивое стремление досконально познавать тот предмет, о котором решил рассказать соотечественникам.
Нам хорошо известно, что любые основательные знания не падают с неба, всякий раз их приходится добывать. И тут Видугирис избрал известный, но единственно результативный способ — он с головой погружался в тему, как пытливый диссертант, изучал ее в целом и в деталях, множество раз бывал на местах и в результате часто знал состояние дел на том или ином участке лучше тех, кто имел к нему непосредственное отношение.

Альгис так часто бывал в командировках, что у меня нередко создавалось впечатление, что он вообще не живет дома. Он обладал таким запасом энергии, был так мобилен и легок на подъем, так много снимал хроникальных сюжетов, что за сравнительно короткое время стал своим человеком на передовых предприятиях, в колхозах и организациях, наладил связи со многими знатными тружениками. Впоследствии некоторые из них стали прообразами героев его художественных фильмов.

Блестящим и более чем поучительным примером «врастания» автора во взятую им тему стало создание Видугирисом киноэпопеи «Нарынский дневник». В процессе довольно продолжительной и неимоверно сложной работы над ней проявились все лучшие качества Альгиса и как работника, и как человека. Более того, здесь четко выявились его способности не только сценариста, режиссера и оператора, здесь открыто проявлена его гражданская позиция активно действующего художника, ничуть не скрывающего своих убеждений и приверженности к всенародным устремлениям.

Его отличное понимание колоссального значения Токтогульской ГЭС для республики, его ответственность и беспримерная верность выбранной теме, доскональное изучение материала, постоянное общение с людьми и отбор участников съемок, обеспечение высокого профессионального уровня работ на всех этапах производства фильма — все это и еще многое другое стало для Видугириса небывалым испытанием, которое он блестяще выдержал.

Все организационные и творческие случаи в работе над фильмом нередко были так сложны и в то же время так интересны, что заслуживают отдельного рассказа в обстоятельной статье или брошюре.

Надо сказать, что Видугирис настолько вжился в тему Токтогулки, что не упустил ни одного важного момента в ходе ее продолжительного строительства и запечатлел их в ряде своих короткометражных фильмов.

Каждый из названных выше факторов и все они вместе взятые стали той движущей силой, которая и обусловила одно из крупных достижений не только одного Альгиса, но и всей кыргызской кинодокументалистики.

Фильмы Альгиса не только прочно утвердились на экранах Советского Союза, но и часто рекомендовались для демонстрации в западных странах, что в те годы было довольно проблематично. Предлагаемые киноработы обязательно должны были выделяться чем-то особенным, не говоря уже о безупречном профессионализме. Однако, вылетая в Москву с фильмами Видугириса, мы никогда не испытывали беспокойства, знали, что они непременно будут приняты Госкинокомитетом и, скорее всего, включены в список работ, представляемых на зарубежный смотр или конкурс. Так было и с «Нарынским дневником». Как известно, сюжет фильма — это возведение уникальной ГЭС, но весь его пафос посвящен возвеличиванию людей труда, «строителей коммунизма», так ненавистных «свободному» Западу. Однако ввиду небывалой силы воздействия на зрителей полнометражной киноэпопеи жюри Международного фестиваля во Франции было вынуждено присудить ей Гран-при. Несколько ранее этот фильм был отмечен в городах Горьком и Тбилиси. А продолжение «Нарынского дневника» — киноработа «В год неспокойного солнца» — на международном смотре в Лейпциге получило «Серебряного голубя».

Участие фильмов Видугириса в зарубежных киносмотрах стало обычным явлением. Что же касается всем известных «Замков на песке», то они были отмечены первыми премиями на шести всесоюзных и международных фестивалях. Однако рассказ о замечательных фильмах Альгиса сегодня, как говорилось выше, не моя задача. Отметим лишь тот факт, что для простого перечисления только тех, какие были отмечены на фестивалях и смотрах, потребовалось бы немало места в нашей газете.
И тем не менее нельзя не подчеркнуть еще один, возможно, самый ценный знак признания заслуг выдающегося мастера — это устойчивое уважение кыргызстанцев к Альгису Видугирису и добрая память о нем.

…Где бы ни появлялась съемочная группа, будь то чабанская юрта, заводской цех или строительная площадка, и где бы ни хлопотал молодой человек со светлыми волосами, всем сразу становилось понятно, что прибыли киношники из Фрунзе, что возглавляет их «наш» Альгис, человек с открытой душой и добрыми намерениями. Он всегда выступал в качестве того самого опознавательного знака, представителя кыргызского кино, которое с каждым годом все больше становилось на слуху и на виду у соотечественников. На протяжении многих лет он отлично выполнял эту благородную миссию, всегда приходился по душе и старым, и малым и всегда находил добрый отклик в их отзывчивых сердцах.

Плодотворная деятельность Видугириса постоянно находилась в поле зрения властных структур и общественных организаций. Государство присвоило ему самое высокое в республике почетное звание для деятелей культуры — «Народный артист Кыргызстана».

Многочисленные знаки признания заслуг мастера всегда нас радовали, потому что были ожидаемыми и заслуженными. Работая над этой статьей, я в очередной раз обратил внимание на такой отрадный факт. В каждом печатном материале о нашем кино прошлых лет, будь то капитальная энциклопедия или периодический журнал, газетная статья или книга, выпущенная частным издательством, всегда сообщается о корифеях-классиках М. Убукееве, Т. Окееве, Б. Шамшиеве, Г. Базарове. Так вот, в этой же когорте, на этих же страницах везде и непременно значится также Альгис Видугирис и говорится о нем в самых светлых тонах.

Нельзя не отметить еще одну негромкую, но существенную его заслугу. Именно его авторское кино, именно его «распрямившиеся» фильмы еще задолго до объявления так называемой свободы слова четко обозначили решительный и необратимый отход кыргызской кинодокументалистики от поверхностного и однобокого показа событий и человека, от откровенной политизации создаваемых фильмов, партийного понукания, схематичности и словесной трескотни.

Главным предметом его сценариев, режиссерских и операторских решений стал рядовой, но близкий нам человек с работающей мыслью и восприимчивой душой. Это активно действующие личности, сторонники справедливости и лучших качеств в человеке. Они сталкиваются с неизбежными проблемами, поисками их решений, их нередко охватывает беспокойство и волнения. Фильмы Альгиса — это новый шаг в приближении нашей кинодокументалистики к реальной действительности, к более эффективному использованию кино в совершенствовании жизни современников.

После появления фильмов Видугириса нашим кинематографистам уже нельзя было работать по старинке, надо было так или иначе учитывать его богатый опыт, который был и остается у них под рукой.

Сегодня у представителей старшего поколения кыргызского кино, к которому принадлежит и Альгис Видугирис, накопилось немало вопросов к их молодым, ныне действующим коллегам. И один из вопросов довольно простой, но более чем существенный и актуальный: каково их отношение к киноискусству нашей республики прошлых лет, к фильмам М. Убукеева, Т. Океева, Б. Шамшиева, Г. Базарова, А. Видугириса и помнят ли они суждение мудрых людей: «Никакая культура не может возникнуть вдруг, из ничего»?!

Аркадий БИТЮКОВ,
заслуженный деятель культуры Кыргызской Республики.

Добавить комментарий