Перевоплощение — это интересно

Ее роли на сцене, как правило, характерны, ведь этот типаж так близок ей — эмоциональной, яркой и очень позитивной. Актриса Театра русской драмы им Ч. Айтматова Валентина Гилка празднует в этом году юбилей. Она из того легендарного состава, который своими постановками вызывал интерес у жителей нашей столицы. Спектаклями интересовались, на них ходили, труппа Русского драматического театра успешно гастролировала по Союзу. О жизни в искусстве и об искусстве в жизни мы поговорили с Валентиной Григорьевной.

Артистическая натура нашей героини проявилась рано, девочкой она участвовала в самодеятельности, с удовольствием читала стихи и даже выступала на радио. Поэтому, когда после окончания школы пришла пора определяться со специальностью, не оставалось никаких сомнений: огни рампы, сцена, мир искусства манили ее к себе. Актерская профессия всегда пользовалась большой популярностью, конкурсы в театральные вузы неизменно остаются высокими на протяжении десятков лет. В Харьковский театральный институт В. Гилка поступила со второго раза, и от эмоций, переполнявших ее, девушка целовала стены альма-матер. И до сих пор Валентина Григорьевна благодарна судьбе за свою профессию, за выбранный путь.

После окончания института актрисе потребовалось время, чтобы найти свое место, свой коллектив и театр, который она назовет своим вторым домом. В. Гилка поработала в Ужгороде, Астрахани, Иваново и Свердловске, к тому времени уже обзавелась семьей, рос сын. В Кыргызстан талантливую артистку пригласил режиссер Русского драматического театра им. Крупской А. Головин.

Валентина Гилка

— Во Фрунзе мы с семьей прибыли второго февраля, светило солнце, не было снега, на улице продавались большие яблоки, форель. После холодного Свердловска показалось, что попали в сказку. Город, маленький, аккуратный, чистый, с красивой природой, очень понравился, — вспоминает В. Гилка. Творческая составляющая нового места оказалась тоже немаловажной. А. Головин оценил приглашенную актрису, заинтересовал ее рядом сложных и интересных постановок.

— Я сразу получила одну из главных ролей в спектакле по пьесе М. Горького «Фома Гордеев». После Головина здесь работал режиссер А. Бируля, у него я играла главную роль в постановке «Мы, нижеподписавшиеся». Хорошие взаимоотношения сложились с В. Пази, особо запомнились работы в спектаклях «Мадам Баттерфляй», «Звезды на утреннем небе». Мне повезло, нечасто встречаются режиссеры с таким интересным видением пьес, многогранным талантом, творческим мироощущением, — считает моя собеседница. — Режиссер в жизни актера играет важную роль. Хорошо, когда взаимодействуют на одной волне. Артист может играть интуитивно, а режиссер знает, куда направить дар актера. Он порой вытаскивает из тебя то, чего ты в себе и не предполагал.

Так Фрунзе и драматический театр стал тем местом, где В. Гилка смогла реализовать себя, раскрыть свой талант.

— Я считаю, что играла все что хотела. Мне близки характерные и острохарактерные персонажи. Не очень интересны «голубые» героини, а вот когда характерная и драматическая и где-то лирическая роль — все совсем по-другому. Я сама экспрессивная, и меня это привлекает и на сцене. Когда в материале есть тонкие струны, затрагивающие душу зрителя, это также интересно. Есть роли на преломление своего характера, приходится переживать то, чего ты не испытывал в своей жизни, ведь суть актерства — это перевоплощение. В спектакле «Двое на качелях» я сама училась у своей героини. Она, неудавшаяся балерина, узнает, что человек, которого она полюбила, влюблен в другую. Он хочет остаться с балериной из чувства сострадания, так как у нее проблемы со здоровьем. Но женщина не принимает этой жертвы, искренне его отпускает. Она не берет для себя, а отдает, и этим мне дорога в своей жертвенности и искренности, — говорит Валентина Григорьевна.

И все же, несмотря на удачные роли, как у любого творческого человека, у моей собеседницы случались и периоды застоя, когда она не могла себя найти или режиссеры переставали предлагать роли, которые позволяли раскрыться, увлечь.

— Не может быть у актера ровной дороги с цветами и успехом, — уверена Валентина Григорьевна. — Обязательно есть страдания, периоды невостребованности. Несмотря на таланты, данные Богом, если ты не прошел периода отверженности, страдания, непонимания, то не передашь глубоких чувств на сцене. Каждая роль обогащается и временем, и тем, что у тебя внутри, и тем, как ты проходил эти испытания. По-разному люди проходят черную полосу жизни, иные по слабости характера могут запить и потерять свой талант. Благодаря Богу я имею сильный характер. Когда наступали времена творческого простоя, я находила другие формы самовыражения. В начале перестройки я открыла свой театр «Эхо», располагался он в Доме офицеров, где ныне находится главный корпус КРСУ. Привлекла актеров нашего театра А. Адали, В. Москалева, С. Матвеева и Н. Матвееву, М. Токарева. По понедельникам у нас шли спектакли, а по ночам репетировали, так как оставались задействованы на основной работе. В собственном театре была и актрисой, и директором, приглашала режиссеров из Ленинграда, сама выбирала пьесы. Зрителей собирали полные залы. Со спектаклями «Я стою у ресторана, замуж поздно, сдохнуть рано», «Любовь под вязами» ездили с гастролями в Ленинград, в Алматы, там тоже имели успех. Пять лет действовал театр. Потом уже вкладывала деньги в спектакли, в которых хотела бы сыграть на сцене Русской драмы. Хоть и не могу сказать, что богата, но у меня нет вредных привычек, не пью, не курю. Какие-то средства откладывала и использовала их таким образом. Выбирала пьесу, приглашала режиссера, договаривалась с руководством нашего театра о софинансировании постановок. Так вышли спектакли «Я всю жизнь шла к тебе», «Брак на грани».

Параллельно работала ведущей на радиостанциях, записывала аудиокнигу.

Во время существования театра «Эхо» Валентина Григорьевна пришла к вере в Бога. На дворе стояла эпоха перемен, менялись устройство государства, экономика, сознание людей. Как всегда это случается, обращение к высшей силе произошло в непростой ситуации, когда оставалось надеяться только на чудо.

— Когда мы находились на гастролях с театром «Эхо» в Ленинграде, актера, что со мной репетировал, специально напоили, чтобы спектакль не состоялся. Это могло обернуться скандалом, отразиться на имидже театра. И тогда от безысходности я пошла в церковь, молить, чтобы все удалось, и там почувствовала, как будто кто-то коснулся меня. Это присутствие Господа я ощутила почти физически. Вот так двадцать с лишним лет назад моя жизнь изменилась в лучшую сторону, — говорит моя собеседница. — До этого случались моменты, когда приходишь домой с цветами после спектакля, тебе аплодировали, а у тебя по щекам текут слезы и в душе пустота и одиночество. Но с тех пор как Создатель прикоснулся ко мне, все трудные моменты в жизни я прохожу легко. И каждый раз, выходя на сцену, прошу у Бога помощи.

Сейчас в театре идут репетиции нового спектакля по пьесе В. Гюго «Мария Тюдор», режиссером выступает Шамиль Дыйканов, а Валентина Гилка занята в заглавной роли. Спектакль приурочен к юбилею актрисы.

— Работа интересная, очень многое хочу вложить в персонаж, ведь в нем и сила, и мощь темперамента, и в то же время слабость женщины. Многогранный характер. Пользуясь властью, она не всегда поступает правильно и в итоге расплачивается за все содеянное. На протяжении спектакля проходит красной нитью тема страданий и использования своего положения ради себя. А в итоге ждет поражение. Спектакль о любви, власти и силе народа. Вот так середина ХV века перекликается с сегодняшним днем.

— Как приходится восстанавливаться после спектаклей? Ведь это большая затрата физических и душевных сил… — интересуюсь у Валентины Григорьевны.

— Естественно, устаешь, но, когда видишь отдачу зрителя, понимаешь, что не зря играла, и это приносит счастье. Положительная реакция зала, аплодисменты — это как вторая зарплата. Как-то после спектакля «Я всю жизнь шла к тебе» ко мне подошла женщина и неожиданно стала целовать руки. Моя роль оказалась созвучна с ее жизнью. Такие случаи дорогого стоят. Удивительная вещь.

Приезжают к нам московские гастрольные театры, люди платят огромные деньги, ведь идут на имена, и редко бывает, что в привозных постановках есть о чем подумать или восхититься актерской игрой. Выходишь из зала — и такая пустота внутри. Так становится обидно и больно за наши спектакли. Они намного лучше. Очень бы хотелось, чтобы наши власти полюбили театр. В советские времена министры культуры все время приходили на спектакли, интересовались репертуаром. А сейчас мы редко видим чиновников среди зрителей. Важно, чтобы руководители интересовались искусством, тогда и замы станут подражать своему начальству. А в целом страна получит больший коэффициент культуры.

Дмитрий АЩЕУЛОВ.
Фото Нины ГОРШКОВОЙ.

 

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий