Экстремисты и их наставники

Живем мы в очень непростое время — в условиях усиления глобальных вызовов и угроз, в том числе связанных с прогрессирующей радикализацией верующей части общества. Сложность религиозной ситуации обусловлена обострением обстановки на Ближнем Востоке и в странах Центральноазиатского региона, а также активизацией деятельности ИГИЛ в странах мирового сообщества. Учитывая все эти негативные факторы, глава нашего государства выделяет особую роль правоохранительных органов в противодействии религиозно-экстремистским и террористическим течениям. Естественно, милицейские службы, которые занимаются предотвращением и пресечением их противоправных действий, не сидят сложа руки. О проводимой конкретной работе в этой сфере рассказывает начальник отдела теологического изучения и организационно-методического обеспечения 10-го Главного управления МВД подполковник милиции Эрлан БАКИЕВ.


— Эрлан Акматжанович, как вы оцениваете религиозную обстановку в стране и какие приоритетные направления работы вашего главка?

— Как вы уже отметили, она в республике довольно сложная. Процесс радикализации религиозных отношений в Кыргызстане начался после развала Союза во многом благодаря поддержке извне, и эта тенденция стремительно усиливается. Здесь, безусловно, есть и свои внутренние причины, из-за которых процесс обрел такие обороты, в частности в плане салафизации верующего населения. Раньше не существовало учета верующих, выезжающих за рубеж для получения религиозного образования в такие, например, страны, как Саудовская Аравия, Египет, Эмираты, Катар и другие. Большинство после обучения возвращались уже состоявшимися сторонниками религиозно-радикальных идей.

Анализ практики противодействия экстремизму и радикализму в республике позволяет сделать вывод, что экстремизм обладает высокой латентностью. Если раньше ячейки экстремистско-террористических организаций были сконцентрированы только в южных регионах, то сегодня это явление распространено на всей территории страны.

Особенно сложная ситуация сложилась с так называемыми неосалафитами, сторонниками МЭО «Хизб ут-Тахрир» и салафитами-джихадистами, приверженцами религиозно-экстремистской организации «Аль-Каида».

Теперь что касается основных направлений борьбы нашего главка с радикализмом, экстремизмом и работы по предотвращению этих зол. В стране принята Концепция государственной политики в религиозной сфере на 2014-2020 годы. Главная ее составляющая — поддержка традиционного ислама и неприятие экстремизма, радикализма и джихада, не имеющих ничего общего с истинной религией. Задачи 10-го Главного управления МВД полностью соответствуют содержанию концепции. Это пресечение деятельности подпольных ячеек экстремистских и террористических организаций, предупреждение межнациональных конфликтов, выявление лиц, занимающихся вербовкой граждан для отправки в Сирию, воспрепятствование влиянию нетрадиционного ислама и, конечно же, системные профилактические мероприятия против пропаганды экстремистских идей.

— Вот об этом подробнее, пожалуйста.

— Хочу особо подчеркнуть, что главная наша задача — не притеснение религий, а устранение негативных явлений на пути к мирной жизни в стране и гармоничное сосуществование всех граждан республики. От неправильного истолкования и искажения священных канонов ислама в первую очередь страдают сама религия, ее авторитет и простые верующие.

Нужна тесная консолидация различных структур и институтов для эффективного противодействия распространению разрушающих идей и вовлечению в них большого числа молодежи и особенно женщин, которые в последнее время чаще других попадают в сети эмиссаров-исламистов. Идеями терроризма и экстремизма в основном заражаются из-за религиозной безграмотности. В уходящем году по нашей инициативе и совместно с Госкомиссией по делам религий, муфтиятами, различными госструктурами, НПО и международными организациями в общей сложности проведено более 15 тысяч антиэкстремистских мероприятий. Это лекции, научно-практические конференции, семинары-тренинги, круглые столы и др. Слушателями и участниками стали представители духовенства, студенты, школьники, участковые инспекторы милиции, ИДН, руководители айыльных округов и другие категории населения. Большую роль в предупреждении экстремистских проявлений играют общественно-профилактические центры (ОПЦ) на местах.

Кроме того, совместно со студенческими активами нескольких вузов и фондом «Евразийцы — новая волна» реализован проект «Online-патрулирование», суть которого — мониторинг интернет-пространства на предмет выявления пропагандистских материалов экстремистского содержания. Снято также более 50 роликов антирадикальной направленности. На эти же темы сотрудники главка ведут откровенный разговор в социальных сетях, на новых открывшихся порталах. По понятным причинам не могу рассказать об оперативно-разыскных мероприятиях по выявлению и задержанию радикалов. Повторюсь: в одиночку правоохранительным органам не под силу противостоять экстремизму, терроризму. Нужна консолидация всего общества, а предпосылка этого — политическая воля главы государства.

— Товарищ подполковник, в рамках дозволенного поделитесь информацией о специфике деятельности вашего главка и секретах службы…

— Никакой особой тайны в этом нет. За исключением, как я уже сказал, оперативных разработок подпольных ячеек, вербовщиков и активных членов экстремистских и террористических сообществ. В Кыргызстане запрещена деятельность 19 подобных организаций и так называемое учение небезызвестного Саида Бурятского, ликвидированного в прошлом году при спецоперации на Кавказе. На учете в ОВД состоит более тысячи радикалистов, 80% из них — члены «Хизб ут-Тахрира». По данным ГКНБ, более 600 наших соотечественников воюют на стороне исламистов в Сирии. 90 из них вернулись и привлечены к уголовной ответственности. Всего на территории государств — членов ШОС и ОДКБ осуществляет подрывную деятельность около 50 террористических, экстремистских и сепаратистских организаций, 20 из них, в том числе ИГИЛ, особенно опасны. Это заставляет нас применять новые, более эффективные методы упреждения. Над этим мы сейчас работаем.

— Эрлан Акматжанович, есть много примеров, когда сами служители религиозного культа являются приверженцами экстремизма и проповедуют его преступные идеи…

— Вы совершенно правы. Такие факты, к сожалению, есть. Сегодня в стране действует 2 743 мечети, из них 527 не прошли регистрации. Многие имамы не имеют официального религиозного образования, не знают основ веры. В результате растут последователи радикальных исламских течений. В самом мусульманском духовенстве имеются приверженцы радикального ислама, а это чревато ростом внутриконфессиональных противоречий со всеми вытекающими последствиями. Как пример приведу того же Рашода Камалова, имама Кара-Сууйского района Ошской области, осужденного за призывы к свержению конституционного строя и построение халифата на территории Кыргызстана. По нашей информации, находясь в заключении, он продолжает вести реакционную пропаганду, вербуя новых адептов среди сокамерников. Причины легковерия и невежества наших граждан кроются в том, что подавляющее большинство служителей культа не имеет не то что высшего, но и элементарного духовного образования. Единственным документом, которым они прикрывают свою проповедническую деятельность, является некий сертификат, дающий право называть себя имамом и таким образом становиться вершителем судеб своих прихожан, не пользуясь при этом у них авторитетом.

Сегодня ситуация меняется к лучшему. В этом положительную роль сыграла уже упомянутая концепция религиозной политики, в которой особое внимание уделено качеству духовного образования. Под патронажем фонда «Ыйман» при Президенте во всех регионах страны для представителей духовенства проводятся обучающие семинары, тренинги с участием теологов, политологов и сотрудников спецслужб. Отработан также процесс обязательной регистрации мечетей и медресе, бесконтрольный рост которых в последнее время вызывает тревогу.

— Чем покупают вербовщики наших доверчивых граждан, бездумно пополняющих армию террористов и экстремистов?

— Прежде всего они искусно играют на религиозной безграмотности граждан, особенно молодежи, рассчитывая на несформировавшуюся систему духовных ценностей. Мощная идеологическая обработка достаточно быстро превращает их в оголтелых фанатиков. Это касается и женщин, которых тоже немало в рядах экстремистов. Умело играя на человеческих слабостях и используя трудные жизненные ситуации, вербовщики обеспечивают приток новобранцев, суля неслыханные материальные блага. Но не стоит игнорировать того, что значительная часть экстремистов имеет стойкие религиозные убеждения и участвует в террористической деятельности сознательно. Однако следует отметить, что в связи с последними событиями в Сирии, активность эмиссаров-исламистов пошла на убыль.

Среди заметных фигур радикального ислама немало граждан Кыргызстана. Один из них — С. Мирзаев (кличка Абу Салох), уроженец Ошской области, прошедший подготовку в лагерях ИГИЛ еще до сирийских событий. Несколько раз возвращался на родину, работал помощником имама. Сегодня Абу Салох — один из самых влиятельных амиров организации «Исламское государство». В его подчинении находятся все боевики, выходцы из Средней Азии. Занимается в основном активной вербовкой через социальные сети, считается главным специалистом в этом деле.

— Как вы прокомментируете заявления экспертов в религиозной сфере о том, что пенитенциарные учреждения страны превратились в «ликбезы» по подготовке экстремистов и террористов?

— Мировое сообщество столкнулось с таким явлением, как наемнический терроризм, и новым субъектом — международными террористическими бандформированиями, которые сегодня действуют против законного правительства Сирии, в афганско-пакистанской зоне, в Ливии и Египте. В их состав входят не только религиозные фанаты, но и уголовники разного пошиба. Международный терроризм заинтересован в вербовке адептов из контингента осужденных, чтобы использовать их деструктивный потенциал вплоть до совершения терактов и антиконституционных преступлений. Как известно, за два последних года в Кыргызстане обезврежен ряд боевиков, которые ранее являлись членами ОПГ, а затем завербованы эмиссарами МТО и МЭО во время отсидки в зонах.

Одна из основных задач нашего главка — предотвращение слияния экстремистской и криминальной идеологий, а также пресечение рецидива среди осужденных, отбывающих наказание за общеуголовные преступления, и тех, кто лишен свободы за деяния террористического характера. В 10-м Главном управлении выработаны конкретные меры и определены эффективные методики борьбы с этой опасной тенденцией, чтобы не допустить радикализации заключенных и вернуть к нормальной жизни уже завербованных. По данным Государственной службы исполнения наказаний, сегодня в местах лишения свободы насчитывается более 130 человек, осужденных по статьям «экстремизм» и «терроризм».

Раньше эта категория преступников содержалась вместе с лицами, осужденными за общеуголовные преступления. По решению Совета обороны и правительства сегодня проводится работа по их раздельному содержанию, что позволит снизить распространение религиозно-экстремистской идеологии в уголовно-исполнительной системе страны.

В заключение хочу особо отметить, что борьба с терроризмом и экстремизмом — общая задача общества, приоритетным направлением которой должно стать тесное взаимодействие. И 10-е Главное управление МВД готово к такому сотрудничеству.

Интервью взял Сергей СИДОРОВ.
Фото автора.

Добавить комментарий