Что день грядущий нам?..

Близкие и дальние меня периодически обвиняют: мой сарказм льется через край и не дает спать людям хорошим, которые не виноваты, когда советуют то, о чем не имеют представления, хотя думают, что приносят неоценимую пользу своими рассуждениями. Не будем винить, когда «не по Сеньке шапка». Сенька — не конкретный имярек, шапка — головной убор, а вместе — поговорка о некомпетенции.

В моем детстве (опять надоевшая автобиография) была игра в слова, точнее, в города, которая требовала элементарной эрудиции (Алма-Ата — Астрахань и т. п.). Никого не стараюсь обидеть, но на пороге 2017 года чуть ли не хором звучало: «Високосный год на финише со всеми катаклизмами и катастрофами, невосполнимыми потерями и утратами, которые откликнулись слезами родителей, жен и мужей, осиротевших детей и внуков». Упокойтесь с миром.

В противоположность покинувшему нас году появилась надежда на пришедший на смену. Вспомнили то там, то здесь, что он отсчитывает век Октябрьской революции. Отнеслись к тому кто с радостью и надеждой, кто — с озлоблением и пессимизмом. Для одних матросы на вратах Зимнего дворца — герои Переворота, для других — просто катающиеся на этих воротах. История им судья.

Никто почему-то не вспомнил или сделал вид, что не вспомнил: за «Великим Октябрем» просвистели события, аккумулированные в символе «1937», его восьмидесятилетие грядет в новом году. Тьфу-тьфу, чтобы забыли и не повторили. Вот вам игра в слова.

От общего — к частному. Как там в фольклоре: «Как аукнется, так и откликнется?» Эффект эха.

Поиграем опять в слова, аббревиатуры. Они наполнены смыслом. «Смотрите, завидуйте», — утверждал поэт. Контраст прямо так и просится. Пример: чем выше — тем ниже, как в русском переводе названия американского романа: «Вверх по лестнице, ведущей вниз».

Наши политические альпинисты покоряют вершины власти, гордые, довольные и уставшие, орлиным взором озирают горизонт, называют себя народными избранниками, вырабатывают командный голос и государственное мышление. Недосуг им, что их аббревиатура НИЗ (народные и т. д.) или ЖОК (жогоркукенешцы). Слияние в единый контекст этих слов объясняет местоположение и отношение их носителей ко всему, что нас окружает. К ним с просьбой, с вопросом. Они, как избалованные дети, по любому поводу: «ЖОК — Нет». Как тут не поверить в мистику и магию слова?! Хотя другой поэт утверждал: «Мысль изреченная есть ложь». Ясно, кто потеет лицом, а кто отемняет нашу действительность.

Наступил год Красного (Огненного) петуха. Не о нем ли стихи «солнца русской поэзии»:

Петушок спорхнул со спицы…

И царю на темя сел,..

Встрепенулся, клюнул в темя

И взвился… и в то же время

С колесницы пал Дадон —

Охнул раз, — и умер он.

Мораль:

Держи царское слово и поумерь свои страсти. И в наступающем году.

А вставать придется с петухами.

Важно, с раннего времени заниматься любимым делом, по своим способностям и знаниям.

…А вы говорите…

…Вот так и живем…

Александр КАЦЕВ,

профессор.

"СК"

Издательский дом «Слово Кыргызстана»

Добавить комментарий