ЕАЭС — стакан наполовину полон? Об оценочных категориях результатов первого года

Немногим более полутора лет Кыргызстан находится в Евразийском экономическом союзе. В связи с этим только ленивый не пытался подвести некие итоги новой для нас интеграции. Некоторые особо досужие «аналитики» взялись за перо буквально через месяц, пытаясь убедить нас в полном провале идеи. По тональности «анализа» практически безошибочно можно распознать, кто стоит у его истока, — если автор выражает пессимизм, значит, он представитель противников ЕАЭС, сторонников западной модели. И наоборот. Увы, со временем данное противостояние не исчезло (хотя и не обострилось) — общество в этом вопросе по-прежнему разделено на тех, кто считает, что стакан наполовину полон, и тех, кто уверен, что он наполовину пуст.

КАК БЫ ТО НИ БЫЛО, согласно официальным статданным, например, за 10 месяцев 2016 года объем внешнеторгового оборота Кыргызстана со странами Евразийского экономического союза составил $1 млрд. 575,8 млн. За этот же период Кыргызстан экспортировал в страны ЕАЭС товаров на $284,6 млн., то есть 18%. За это же время импорт к нам из стран ЕАЭС составил $1 млрд. 291,2 млн. — 82%. Кто-то считает, что эти цифры — курам на смех. Другие убеждены, что при существующих пока еще проблемах «притирки» это совсем неплохое начало.

ПРЕЖДЕ ВСЕГО давайте определимся в главном посыле: что мы потеряли от того, что вступили? Какие экономические взлеты нас ожидали, если бы интеграция с ЕАЭС не состоялась? А теперь честно ответим на эти вопросы. Ни-че-го! Ни-ка-кие! А вот некоторые приобретения, несмотря на вполне понятные проблемы становления, безусловно, есть.

Практически с момента суверенитета мы с надеждами взирали на Запад, очень надеясь, что вот теперь заживем, прямо как европейские и заокеанские «счастливчики». Много хвастали, что в различных реформах мы впереди всех бывших соседей из развалившегося СССР. Да, к нам кто только не приезжал и чему только не учил — за те деньги, которые якобы кредитовались нам для всяческого и повсеместного подъема, экономического в том числе. Все это тянулось практически 20 лет. Что за это время произошло с нашей экономикой, знают все. И взоры опять обратились к тем, с кем дружно жили 70 лет, — общая история в некотором смысле если не гарантия побед, то страховка от катастрофических провалов.

Вступление в ЕАЭС тоже произошло не сразу, причем то мы долго и настойчиво просились, а нас не брали, то вдруг, когда уже согласились принять, мы артачились и боялись, типа, если страны, входящие в ЕАЭС, страдают от свалившегося на мир кризиса, то стоит ли нам сближаться с ними. По меньшей мере странное поведение, ибо кризис не распространяется воздушно-капельным путем. И если уж он случился, то коснется всех. А таких маленьких и весьма экономически неустойчивых, как мы, в первую очередь. И если, входя в некую компанию, не можешь принести денег и идей, то принеси хотя бы верность — понятие по сути духовное, но необходимое в любых экономических проектах.

Прошел год, и замминистра экономики страны Алмаз Сазбаков констатировал, что членство в альянсе стало для нас плодотворным. «Граждане стран союза теперь имеют возможность свободно передвигаться по территории ЕАЭС. На границах осталась только погранслужба, которая осуществляет паспортный контроль. Как раньше, людей уже никто не досматривает. Сотрудникам ГПС делегирована функция принимать декларации. Также снят санитарный и фитосанитарный контроль, в этом году мы уберем и ветеринарную проверку… Все службы Госинспекции по ветеринарии и фитосанитарии работают в усиленном режиме. Им необходимо провести идентификацию животных, вакцинацию, построить посты для зонирования и так далее. Все это необходимо, чтобы сказать нашим партнерам, что ситуация под контролем… Это особенно важно для сельхозпроизводителей. Сейчас имеются неполадки с экспортом картофеля в Казахстан, но это временные трудности из-за выявленных нарушений. В остальном же продукция беспрепятственно может реализовываться на территории ЕАЭС. А для налаживания экспорта товаров в больших объемах достаточно построить логистические центры, где будут храниться овощи и фрукты. Такой центр можно построить и на коммерческой основе», — отрапортовал высокий чиновник.

Далее пошла «горькая правда», которая состоит прежде всего в том, что как долго мы ни собирались вступить в ЕАЭС, а нормально подготовиться к интеграции так и не успели. Ни в части «перепрофилирования», ни в части «переориентации» (в основном мозгов) на новые рельсы. Что касается финансов, то эту проблему смягчило создание Кыргызско-Российского фонда развития, нацеленного на долгосрочное кредитование под низкие проценты. Как следует из характеристик финансового института, ранее фонд выдавал

1-20% годовых в долларовом эквиваленте. Для наших бизнесменов процентная ставка снижена в несколько раз. Крупным заемщикам, то есть тем, кто берет от $1 млн. и выше, деньги выдаются прямым путем под 4%. Представители малого и среднего бизнеса получают финансы через банки под 5%. По заявлению А. Сазбакова, договоренности имеются с тремя банками, но в будущем планируется увеличить эту цифру до десяти, чтобы не было большой конкуренции между финансовыми учреждениями. В сомовом эквиваленте процентная ставка составляет 12% годовых. «Это очень хорошая поддержка бизнес-сообщества. Кстати, так как многие предприниматели не могут получить средства из-за отсутствия залога, Министерство экономики инициировало создание Государственного гарантийного фонда», — сообщил чиновник.

Если эти выкладки моментально подвергли сомнениям и опровержениям (мы к этому еще вернемся), то тема о безоговорочном выигрыше тех кыргызстанцев, которые вынуждены зарабатывать в той же России (другие союзники по ЕАЭС в смысле трудоустройства интереса не представляют), критике не подвержена, поскольку действительно гастарбайтерам стало намного легче. Вместо многочисленных ранее справок, необходимых для регистрации, сейчас достаточно трудового договора с работодателем, что решает самую главную и большую проблему прошлого. К тому же гастарбайтеры получают полный социальный пакет, включающий и оказание медицинской помощи, и возможность устроить детей в детский сад, школу, и проживание в нормальных условиях. Для Кыргызстана, значительная часть граждан которого существенно поправила свое положение в стране — партнере по ЕАЭС, это очень большое достижение. Ради одного этого стоило вступать в альянс. Хотя и остальные выгоды, совершенно очевидно, — дело времени.

Что касается беспрепятственного перехода граждан через границы ЕАЭС, то некоторыми «очевидцами» оно подвергается сомнению, а иные и вовсе рассказывают такие страшилки про «ущемления», с которыми якобы столкнулись, что волосы дыбом. Перечислять примеры и спорить не буду, но лично я в марте 2016 года, путешествуя на поезде из Кыргызстана в Россию (через Казахстан), при пересечении трех границ никаких затруднений не испытала — когда все документы в порядке, бояться нечего. Напротив, пограничники и многочисленные представители силовых структур, с которыми пришлось столкнуться по ходу следования, были на редкость любезны и внимательны.

СЛЕДУЕТ, ВИДИМО, ОГОВОРИТЬ и еще один аспект: кому больше нужно было наше вступление в интеграцию? И тут честным ответом будет только один: гораздо больше этот альянс нужен Кыргызстану — и в политическом, и в экономическом смыслах. За 20 лет для Запада (как бы ни было это для нас обидным) мы представляли только некий полигон для обкатки «глобальных идей мировой демократизации путем цветных революций». Расчеты на подъем экономики можно было сразу же забыть с вхождением в МВФ, чему мы так радовались в свое время. Кстати, тоже стали первопроходцами среди стран СНГ. Первыми же и получили полный крах промышленности, стагнацию в сельском хозяйстве. Членство в МВФ так просто не дается — сначала надо заверить «партнера», что ты становишься рынком потребления, уничтожив под корень все собственное производство. Поэтому оставалась единственная надежда на Россию, Казахстан, Беларусь и их союз.

Впрочем, вступали мы туда не как слабое звено (каковым на деле и являлись) — преференций выбито множество, но, судя по всему, реализовать их себе на пользу пока не получилось. Хотя полтора года — это такая малость, что и страдать пока «по упущенным возможностям» смешно. Тем более изначально говорилось, что лишь на притирку экономических моделей, полный запуск в действие необходимой документации, утряску всех условий взаимодействия понадобится не менее пяти лет. Только одна проблема реэкспорта настолько глобальна, что требует отдельной проработки. Пока же партнеры по ЕАЭС ограничиваются отловом такового: под собственной маркой белорусов — европейские товары, китайские — от нас.

ЧТО КАСАЕТСЯ РЕАЛЬНЫХ проблем экспорта, то у нас они начались с отсутствия фитосанитарных, ветеринарных лабораторий, включенных в единый реестр ЕАЭС. А это значит, что у нашей стороны нет возможности предоставить необходимые сертификаты качества экспортируемой продовольственной продукции. Как, впрочем, и исполнить обещание о внедрении эквивалентной требованиям ЕАЭС системы контроля товаров. До сих пор это является непреодолимым препятствием, и наши бизнесмены, возможно, правы, утверждая, что основным стопором в продвижении страны в глубь евразийской интеграции являются местные чиновники, непосредственно занимающиеся проблематикой. Впрочем, много они могут без денег? Необходимо признать, что за годы новейшей истории в стране практически полностью угроблена система ветеринарного контроля. На восстановление и оборудование ветлабораторий требуются очень большие деньги. Россия намеревалась помочь и делает это — в нынешнем году обещают полностью завезти оснащение. Казахстан тоже обещал, но, видимо, понимая, что ускоренными темпами формировать равноценного конкурента глупо, пока бездействует.

Как бы то ни было, мы пока не имеем права поставлять на рынки ЕАЭС мясо-молочную продукцию. Правда, Россия и тут пошла нам навстречу и разрешила пятнадцати предприятиям продавать свою продукцию, то есть мясо, молоко и рыбу, на территории РФ. Когда все прочие выйдут на экспортную площадку, неизвестно.

МЕЖДУ ТЕМ НАШЕ МЯСО уже давно попадает на рынки соседей контрабандными путями. Причем эти пути, как утверждают знатоки вопроса, хорошо известны нашим стражам порядка. Фермеры, например, Иссык-Кульской области, не имеющие возможности не только доехать до границы с соседом, но и даже до нашей столицы, вынуждены на местах продавать говядину заезжим казахским заготовителям, которые закупают продукцию по бросовым ценам, чем сильно влияют на стоимость мяса на внутреннем рынке. Кроме того, животные закупаются живьем и тоже по невероятно низким ценам. Каждое воскресенье на скотном рынке Каракола можно наблюдать огромное скопление большегрузных автомашин, кузова которых забиваются живым товаром. Потом их путь лежит в сторону Казахстана, в основном через Каркыру. Каким образом этот товар без соответствующих требованиям ЕАЭС сертификатов попадает к соседям, догадаться несложно. И, как утверждают те же фермеры, уже через сутки груз можно увидеть на границе с РФ. Контрабанда и коррупция в данном случае родились раньше, чем установились требуемые системы контроля.

ПО МНЕНИЮ НЕКОТОРЫХ экспертов, многих проблем с пребыванием в ЕАЭС на этом этапе можно было избежать, если бы в нашей системе управления культивировалась преемственность власти. Судите сами, за время нашего «проникновения» и нахождения в ЕАЭС сменились три премьер-министра! Простых чиновников и считать не будем. Каждый имеет свой собственный взгляд на наше пребывание в альянсе. И не факт, что позитивный. Поэтому, когда звучит уже ставшее расхожим заявление, что мы, дескать, оказались не готовы к вступлению в ЕАЭС, остается только разводить руками, ведь все равно альтернативы этому не было и нет. А стало быть, надо приложить мощные усилия к тому, чтобы, во-первых, соответствовать требованиям экономического союза, а во-вторых, обеспечить наконец наших бизнесменов возможностью выхода на этот мощный, почти 200-миллионный рынок.

ЕЩЕ ОДИН МОМЕНТ, который выявился по итогам полутора лет, относится к оценочным категориям. В качестве примера возьмем отечественную текстильную отрасль. Вот слова некоего автора Илхама Сайпидинова, который на некоторых интернет-ресурсах разместил свой взгляд на пребывание наших швейников в ЕАЭС: «Взять текстильную промышленность. Здесь экспорт снизился в разы, одной из причин является подорожание сырья китайского происхождения», — утверждает он. До этого Национальный статистический комитет в одном из отчетов указывал, что «в первой половине 2016 года объемы производства текстиля у нас снизились на 46,6% — по причине негативных последствий общемирового экономического кризиса».

Между тем в октябре 2016 года на одном из правительственных совещаний президент ассоциации «Легпром» Сапарбек Асанов заявил: «После вступления Кыргызской Республики в Евразийский экономический союз объем заказов у предприятий швейной отрасли увеличился. Учитывая это, мы не согласны с теми данными, по которым в этой сфере наблюдается спад». Он утверждает, что все предприятия, входящие в состав ассоциации, загружены заказами на несколько месяцев вперед и их продукция пользуется повышенным спросом в странах — партнерах по ЕАЭС. Что лично я могу засвидетельствовать: в апреле прошлого года купила в одном из магазинов Караганды костюм, изготовленный нашими швеями. И практически одновременно с этим моя приятельница, проживающая в Выборге Ленинградской области, похвасталась, что очень выгодно приобрела пальто с маркой кыргызских швейников.

Вот как верить такой кардинально противоположной информации? Или опять по пресловутому стакану, который наполовину полон или настолько же пуст? Пока же лично я делаю вывод, что достоверной отчетности у наших чиновников нет. Более того, она сосредотачивается в разных руках: отдельно у швейников, отдельно — у молочников, отдельно — у торговцев яблоками и т. д. И пока усилий статистических служб для сведения ее в одни руки крайне недостаточно. Оттого и получаются подобные казусы.

Кстати, С. Асанов на заседании кабмина заметил также, что у местных предприятий швейной отрасли есть целый ряд проблем, решить которые можно только при более активной поддержке со стороны государства: «Речь прежде всего идет о реализации проекта «Технополис для текстильного и швейного производства», о лимите на потребляемую электроэнергию, нехватке квалифицированных кадров и недостаточности оборотных средств, об отсутствии свободных производственных помещений для развития швейного бизнеса и помещения для создания площадки, где отечественные производители напрямую могли бы реализовывать населению свою готовую продукцию», — уточнил он. То есть это все можно рассматривать как существенный резерв швейников, и, устранив все перечисленные проблемы (или хотя бы часть их), можно получить повышение рентабельности данной сферы производства.

В ответ премьер-министр Сооронбай Жээнбеков заявил, что для промышленных предприятий будут созданы максимально комфортные условия, в том числе и в вопросе обеспечения электроэнергией.

ЛЮБОПЫТНО, ЧТО основатель группы на Facebook «Покупай кыргызское. Производство — основа развития» Бакыт Дегенбаев составил список, который, по мнению экспертов, может сослужить неплохую службу отечественным бизнесменам. Правда, в нем указаны товары, которые могут быть востребованы в Китае. Он может быть любопытен и тем, кто ориентируется на рынки ЕАЭС, потому что некоторую продукцию соседи из Поднебесной покупают у партнеров по союзу. Вот что в него вошло (с комментариями автора списка):

  1. Детское питание. Именно в данном сегменте симпатия китайских потребителей к импортированным продуктам особенно заметна.
  2. Шоколад и конфеты. По оценкам аналитиков, к 2016 году покупательский спрос в Китае на них увеличится на 45%.
  3. Сухое молоко. Импортный потенциал китайского рынка сухого молока традиционно высок.
  4. Мед и продукты пчеловодства. Китайцы высоко ценят продукты пчеловодства: мед, маточное молочко, пчелиный яд, пищевые и лекарственные продукты, в основу которых заложены вышеперечисленные компоненты.
  5. Мука. В Китае мука продается по цене, во много раз превышающей закупочную цену в России.
  6. Подсолнечное масло. Также большим спросом пользуется продукция из семян подсолнечника — козинаки и халва.
  7. Минеральная вода. В Китае из-за плохой экологической ситуации этот продукт пользуется повышенным спросом.
  8. Спиртные и безалкогольные напитки. За последние два года наметился тренд на закупку более широкого ассортимента винно-водочных изделий и безалкогольных напитков.
  9. Кедровый орех. На экспорт в Китай попадает 50-90% дальневосточного и сибирского кедрового ореха из России.
  10. Куриные лапки. Они в Китае считаются деликатесом, и на их экспорте можно очень здорово заработать.

«Как известно, экология Поднебесной оставляет желать лучшего, поэтому продукты питания из нашего региона пользуются большой популярностью у китайцев. В особенности на фоне последних скандалов, связанных с отравлением малышей сухим молоком, приведшим к гибели. Сейчас же, как выяснилось, мигранты массово скупают экологические продукты в Кыргызстане и отправляют домой. В связи с этим отечественные предприниматели могли бы вполне достойно представить эти товары в китайской рыночной нише и, собственно, занять ее», — заверяет Бакыт Дегенбаев.

Поэтому возникает вполне законное любопытство: а кто-нибудь изучал потребности рынка ЕАЭС? Пока об этом ничего слышно не было. А ведь не исключено, что мы «ломимся в открытую дверь» с конкурентной продукцией, когда имеем то, что спокойно выйдет за пределы границ и благополучно найдет своего покупателя в любой из стран Евразийского союза. Как это, например, произошло в свое время с фасолью. И государственной воли на это не надо — как не понадобилась она Бакыту Дегенбаеву для создания торгово-аналитической площадки в социальной сети. По-моему, для молодых кыргызстанцев здесь непаханое поле. Понимаю, что логистика (а изучение спроса и оптимальных вариантов его удовлетворения — одна из ее масштабных задач) — пока еще у нас явление новое. Но многообещающее. И в преломлении к требованиям ЕАЭС весьма востребованное.

Татьяна ПОПОВА.






Добавить комментарий