Вседозволенность или демократия?

Был такой интереснейший писатель во второй половине ХХ века — Сергей Довлатов.
В перестроечные годы его начали издавать, а многие читатели — и цитировать иронические произведения, раскрывающие мир поколения писателя.

Приведу лишь один афоризм: «Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же хочу спросить: кто написал 4 миллиона доносов?» (Замечу, что поучительную сентенцию цитирую вновь и вновь, потому как в том есть и сегодня потребность.)

Понятно, в недавние подлые времена соотечественники грешили верноподданическими кляузами по принципу «если не ты, то на тебя». Был даже опасный анекдот, когда пришел в гости друг хозяина. Выпили, разговорились, порассказывали политические анекдоты. Разошлись. Хозяин перед сном подумал: «Надо бы донести на друга, да лень». А другу было не лень.

Воспоминания посвящены не столько 1937 году, очередной юбилей грядет в этом краснопетушином году. Минули те времена. Кто-то решил, что навсегда. Ан нет.

Доносы, как правило, писали или по велению сердца, или из-за страха. Второе сегодня отсутствует.

Сегодня под демагогическим лозунгом: «Нашего не замай» строчат цидулы в охранительное учреждение. Либо жаждут должностей и положений в верхних этажах власти, либо от нечего делать. К примеру, решил кто-то покритиковать главу государства, глава вроде как не против, но стоящие на страже чистоты помыслов сограждан тут же стук-перестук в учреждение, которое когда-то располагалось на улице Пушкина. И когда якобы высокого начальника этой организации спросили: «Какое отношение Поэт имеет к охранительной организации, последний уверенно ответил: «Ну как какое?! Разве не поэт первым заявил: «Души прекрасные порывы!»? Было так или злопыхатели это придумали, сегодня вряд ли кто знает.

ДИПы (доносчики из лучших побуждений), борясь за чистоту нравов и честь мундира, этот мундир как раз своей резвостью пятнают.

Забывают они, закрывая своим бюстом дзот критики, что, будем думать, бесповоротно наступили времена демократии или свербит в одном месте (сердце — душе) неизбывная потребность писолюба доносить (кто не донес — недоносок) на тех, чье мнение не совпадает с мнением того, кто уверен: он — истина в последней инстанции.

Завершим Сергеем Довлатовым: «Единственная честная дорога — это путь ошибок, разочарований и надежд».

А вы говорите…

Вот так и живем…

Александр КАЦЕВ,

профессор.

"СК"

Издательский дом «Слово Кыргызстана»

Добавить комментарий