Прошлое стираем настоящим

Прошлое стираем настоящим

Дочитана последняя страница книги, в которой главный герой — мой Бишкек, самое дорогое место на карте Земли. Отсюда, наверное, и столь высокая концентрация оставшихся впечатлений. Грустных, с привкусом сожаления и досады. Добрых, от которых щемит в солнечном сплетении. Благодарных, рождающих уважение и чувство преклонения перед людьми, которые возводили наш город. А главное — это мощный поток информации о жизни столицы, ранее мне, да и многим горожанам, думается, неизвестной.

Имя автора «Пишпека исчезающего. Пишпек — Фрунзе — Бишкек» краеведа Владимира Петрова давно знакомо постоянным читателям «Слова Кыргызстана» по его очеркам и публикациям в нашей газете. Тем приятнее сегодня представлять его поразительно огромный труд на страницах издания.

«Будь способен знать начало и путь древности, — напутствовал мудро китайский философ Лао-Цзы, — и это знание позволит увидеть тебе путеводную нить, ведущую к сегодняшнему дню». В свете Указа, объявившего 2017-й Годом нравственности, воспитания и культуры, выход книги оказался той самой ложкой, что дорога к обеду, и обретает весьма важное в этом направлении значение. Читать ее или не читать? Совет мой однозначен: стоит прочитать. Старшеклассникам, учителям (если нет печатного издания, легко найти в Интернете), а также студентам и тем, кто интересуется биографией города, в котором родился и живет, жизнью общества времен минувших. Тем, кто теперь в других краях и странах, предполагаю, она тоже будет интересной, если, конечно, помнят свои корни.

В предисловии автор предупреждает, что его труд не претендует быть научным исследованием, но всему, о чем идет в нем речь, можно верить, потому как рассказ основан на подлинных фактах, архивных документах и воспоминаниях современников.

Прошлое стираем настоящим«Конечно же, книга не могла появиться без дружеской поддержки и компетентных советов старейшего историка и знатока города — Владимира Яковлевича Галицкого, светлой памяти которого автор и посвящает ее», — особо подчеркивает В. Петров.

Издание хорошо иллюстрировано редкими фотографиями ушедших Пишпека и Фрунзе, а также лучших современных строений. Книга состоит из трех частей: Пишпек исчезающий (1825 — 1926), Фрунзе советский (1926 — 1991) и Бишкек базарный. В каждой из них коротко описывается определенный исторический период из жизни города. Начинается повествование с любопытного факта о времени рождения нашей столицы и возникновения Кокандской крепости. Оказывается, в своей многовековой истории город носил название Джуль, кроме Пишпека, Фрунзе и Бишкека. И средневековый предшественник Бишкека Джуль был одним из многочисленных торговых центров на Великом Шелковом пути.

«Более ста средневековых городов и поселений известны историкам в Чуйской долине. Четыре из них зафиксировано археологами под современной застройкой Бишкека. Открытие каждого из них соотносилось с загадочным Джулем, который упоминается античными авторами начиная с VI века. В научной литературе остатки этих поселений получили названия городищ: Ключевское, Кузнечная крепость, Кара-Джигач, Токольдош. Систематических раскопок здесь не проводилось. Исследования известных археологов и историков — В. В. Бартольда, А. Н. Бернштама, П. Н. Кожемяко, С. Я. Перегудовой и других — обнаружили в древних слоях находки VII-IX веков. В Ключевском городище и в Кузнечной крепости выделили присущие городам того времени цитадель, шахристан и окружающее их внешнее кольцо длинных крепостных стен. Доктор исторических наук археолог Валентина Дмитриевна Горячева доказала, что древний город Джуль был основан 1 500 лет назад, а его центральная часть находилась на месте нынешней Кузнечной крепости. Случайные находки местных жителей и школьников под руководством учителя истории Н. Д. Черкасова пополняли археологические открытия. Были найдены жертвенники огнепоклонников — зоро-астрийцев, буддийские статуэтки, многочисленные христианские намогильные камни — кайраки с изображениями креста и надписями-эпитафиями. Это подтверждает, что население здесь было этнически неоднородным и принадлежало к различным религиозным общинам. Города стояли на Великом Шелковом пути, и поэтому основная масса населения была связана с торговлей.»

Автор «Пишпека исчезающего» рассказывает одно из существующих преданий о том, что в середине ХVIII века на развалинах древнего городища было построено киргизское укрепление, в котором в 1766 году киргизы выдержали осаду казахского султана. Согласно легенде, здесь же был похоронен Бишкек — один из потомков Джоожалыша из племени солто, и поэтому основанное в 1825 году кокандцами укрепление получило имя легендарного батыра.

Есть и другое мнение, что название крепости связано с древним именем горы, возвышающейся над степью Пишкух, или Счастливая гора, которая издавна почиталась мазаром — святым местом. На ее вершину поднимались люди, чтобы получить очищение и прибавить сил. Здесь же происходили обряды жертвоприношения, проводились праздники. Имя легендарному кыргызскому баатыру Бишкеку, возможно, было дано в честь его рождения у горы Пишкух. Таким образом, Пишпек — один из древних топонимов, и понятное нам его значение затеряно в глубинах веков.

«Кокандская крепость была основана не на пустом месте. Ее глинобитные стены поднялись на высоком холме, там, где ранее находилась цитадель средневекового города. Были построены солдатские казармы, жилища сборщиков налогов. За крепостными стенами селились торговцы, ремесленники и земледельцы. Здесь на перекрестке скотопрогонных и торгово-караванных дорог находились киргизские зимние стойбища и пашни, орошаемые системой арыков, берущих воду из рек Аламедин и Ала-Арча.

В русской транскрипции крепость называлась Пишпек, начиная с первого письменного упоминания о ней в 1847 году казачьим есаулом Абакумовым, как о ташкентском кургане».

В сентябре 1860 года крепость была взята отрядом полковника царской армии России Циммерманом. Стены разрушены. Однако кокандцы вскоре восстановили ее. Чуйские киргизы угнетались новым комендантом крепости Пишкек Рахматуллой. Не складывались его отношения с влиятельным манапом племени солто Байтиком. Когда чаша терпения переполнилась, тот пригласил кокандского наместника в гости в свой аил. В разгар пира начались разборки, и Рахматулла был смертельно ранен. Опасаясь мести, Байтик послал брата за помощью в Верный (ныне Алматы). Просил прислать отряд для занятия Пишпека и принять солтинцев в подданство России. Осада крепости продолжалась всего 10 дней. Впоследствии Герасима Колпаковского, под командованием которого она была взята, перевели в генерал-майоры. Имя этого человека связано с возникновением семиреченского казачества. Он — инициатор научно-исследовательских экспедиций в край и многих других добрых дел. В память о нем были названы улица в Пишпеке и ледник в горах Ала-Тоо.

Сначала разрушенную Колпаковским крепость планировалось восстановить как русское военное укрепление, но потом создали военный пост. И почти угасшая в Пишпеке жизнь стала активно возрождаться. Сюда прибывают первые переселенцы, появляются крестьянские села Лебединовка и Аламедин, несколько семей селятся и у развалин крепости. В апреле 1878 года это селение получает статус уездного города. Начинается строительство, не хаотичное, а по плану. Некоторые из домов постройки тех лет были снесены только во второй половине ХХ века. Развиваются пчеловодство, животноводство, кожевенное производство, сыроварение, торговля. Открываются несколько школ и гимназия. Идет озеленение города, высаживаются деревья в Дубовом парке, на Бульварной аллее, закладывается Карагачевая роща. У каждого дома обязательно небольшой садик. Мало кто из современных горожан может назвать имена тех, чья настойчивость превращала Пишпек, расположенный в засушливых степных предгорьях, в один из самых зеленых городов мира, статус какового он утрачивает ныне с каждой появляющейся новой высоткой, проложенной через парки дорогой и по причине равнодушия жителей.

Читайте «Пишпек исчезающий», чтобы знать имена его первооснователей и рассказывать о них детям. Жизнь того поколения горожан — пример современникам трудолюбия, желания облагородить землю, на которой живешь. Она — образец искренней, воплощенной в делах любви к городу и родине. Найдите время для чтения этой книги, ведь «история — это духовная форма, в которой культура отдает себе отчет о своем прошлом». Слова, сказанные Йоханом Хейзинга, всегда будут актуальны и неоспоримы.

Во второй части книги «Фрунзе советский» речь идет о развитии городского хозяйства и становлении Фрунзе как культурного центра — столицы республики. Размах гигантских строек того времени впечатляет читателя так же, как и известного советского писателя Андрея Платонова, который «подсмотрел» образы для своих произведений среди героических строителей, покорителей реки Чу, стоявших у истоков энергетики, гидростроения и ирригации нашего края. Короткое знакомство писателя с нашим городом оставило след в его творчестве. В романе «Македонский офицер», к сожалению, незаконченном, действие происходит именно в Средней Азии.

Передать коротко в газетном формате, сколь неузнаваемо менялся облик столицы, расширялись границы города, как интереснее и насыщеннее культурными событиями становилась жизнь фрунзенцев, сложно. Многие из нас — свидетели тех позитивных преображений.

«По несчастью или к счастью истина проста. Никогда не возвращайтесь в прежние места. Даже если пепелище выглядит вполне, не найти того, что ищешь, ни тебе, ни мне», — эти строки Геннадия Шпаликова грустно припомнились при чтении второй части книги, потому что полностью соглашаешься с мнением автора по поводу безжалостного уничтожения построек веков минувших. Жизнь стремится в будущее, иначе и быть не должно. Но вот в Алматы в центре оставлены дома купцов как памятники истории, отреставрирована уникальная деревянная церковь в Парке героев-панфиловцев с той же целью… Соседи сочли неправильным стереть прошлое во имя настоящего.

С обретением республикой независимости город вновь меняет имя, становясь Бишкеком, действительно, базарным, как и десятки веков назад его предшественник Джуль, в котором торговля тоже была основным занятием жителей. Только на одном рынке «Дордой» сегодня трудятся десятки тысяч горожан.

Стал ли город удобнее для бишкекчан и красивее? Ответ на вопрос непрост. Окруженный кольцом самостроя, хаотично застроенный по большей части безликими высотками, подступающими вплотную к тротуарам, сжирающими пространство горожан (какие уж тут газоны, цветники или детские площадки), город задыхается от выхлопов тьмы маршруток. Внутренняя миграция сильно изменила отношение к городу его жителей. И нет у него ресурсного обеспечения и социальных инвестиций для проектов по изменению ситуации в будущем. Хотелось бы возразить автору, но аргументов нет. Как нет и уверенности в ближайшем будущем увидеть Бишкек завтрашний таким, каким он представляется В. Петрову в его книге.

«Создание этой книги считаю своим личным вкладом в дело популяризации города Бишкека и привлечения в его развитие международных институтов, внутренних и внешних инвестиций» — эти завершающие строки В. Петрова есть та самая надежда, которой живет каждый бишкекчанин. И какой быть нашей столице, в огромной степени зависит от нас тоже.

Тамара НЕШКУМАЙ.

На снимках: дом пишпекского старосты Ильи Федотовича

Терентьева, 1914 г.; механическая мельница промышленника Енгалычева.






Добавить комментарий