Приоритеты — комфорт и безопасность

Директором муниципального предприятия «Бишкекгорлифт» Виктора Александровича Попова назначили в мае 2010 года распоряжением мэра столицы. До этого он имел опыт партийной и советской работы, занимал пост зампредседателя Бишкекского горкенеша, был депутатом местного и столичного кенешей. Само МП создали в 2009 году, а раньше все лифты Бишкека обслуживались пятью-шестью частными специализированными организациями. На протяжении целого ряда лет происходило ухудшение состояния столичного лифтового хозяйства. Его обслуживание частными организациями наглядно показало неэффективность выбранной стратегии, а потому решили создать МП «Бишкекгорлифт», которое взяло на себя функции обслуживания муниципального лифтового оборудования. С 2009 года МП занято техобслуживанием около 600 лифтов и эксплуатацией 990 лифтов. Мы попросили Виктора Александровича рассказать читателям о нынешней деятельности социально значимого муниципального подразделения и его дальнейших перспективах.

— Каким вы приняли лифтовое хозяйство столицы?

— Предприятие мне досталось с долгом 2 800 000 сомов. За шестилетний период работы мы провели ряд административных, организационных и технических решений для коренного изменения сложившейся ситуации. На сегодня МП уверенно стоит на ногах и не является задолжником ни по налогам, ни по коммунальным услугам, ни по Соцфонду и заканчивает деятельность с небольшой, но все-таки прибылью. За этот период модернизировано и обновлено оборудование лифтового парка, в нем заменили порядка 120-130 кабин. Все это позволило повысить уровень безопасности лифтового оборудования. За последние три года удалось заменить около 30 и отремонтировать почти 60 лифтов.

С каждым годом столичная мэрия, понимая остроту обеспечения комфортных и безопасных условий для проживания жителей, увеличивает денежные средства на реабилитацию городского лифтового хозяйства. Сейчас прорабатывается вопрос получения кредитных линий, массовой замены лифтов. К сожалению, финансирование из местных бюджетов отстает от темпов старения лифтовой инфраструктуры. На сегодня в реестре муниципальной собственности Бишкека значится 731 лифт, из которых 608 уже отработали нормативный срок эксплуатации. По закону о промышленной безопасности и по правилам безопасной эксплуатации лифтов подобные кабины надо остановить и провести ремонт, который позволил бы продолжить их эксплуатацию.

— Усложняет ли работу МП износ лифтового парка?

— Разумеется, ведь у нас многие лифты эксплуатируются еще с советских времен. Естественно, старение лифтового парка ведет к росту количества простоев и поломок, что накладывает определенный негативный отпечаток на взаимоотношения между МП и нашими абонентами. Увы, они не всегда понимают, какую сложную задачу выполняет Бишкекгорлифт. Растет и количество дебиторской задолженности населения. Если до мая 2015 года она составляла 458 тысяч сомов, то на сегодняшний день превысила сумму в 3 млн. сомов. Это недопоступление средств на счета предприятия ощутимо сказывается на его деятельности. МП обслуживает сейчас порядка 21 000 абонентов в столице. Работает система лифтовой аварийной службы, сотрудники которой приезжают и эвакуируют людей, по каким-то причинам застрявших в лифтах.

На 2017 год МП планирует (это связано с выделением городских денег) освоить порядка 20 млн. сомов на реабилитацию лифтового хозяйства. Намечено заменить 12 лифтов, а 10, находящихся на грани остановки, отремонтируем с продлением срока их эксплуатации на год. Коллектив предприятия пока работает не в полном составе, потому что основная масса — а это лифтеры-операторы — имеют довольно низкую зарплату. Поэтому коэффициент сменности одного лифтера-оператора достигает 1,8 единицы. Это значит, что человек вместо суток практически трудится двое. Мы активно готовим кадры, к примеру, своих электромехаников, что позволяет нам увеличивать объемы обслуживания. По штатному расписанию у нас должны трудиться 334 человека, а фактически работают 198 специалистов.

В том числе в составе административно-управленческого персонала на сегодня есть 4 вакантные единицы. Это значит, что каждый специалист выполняет еще и несвойственные ему функции. В связи с экономией заработной платы МП не стремится увеличить ряды управленцев. Средства направляются на оплату того же персонала. Сейчас долги нам составляют 3 млн. 200 тысяч сомов. Иски на сумму порядка 200 тысяч сомов (на долги 70 абонентов) находятся в судах. Но, к сожалению, там медленно рассматривают эти вопросы. Поэтому реальные поступления денег через суды незначительны.

Дело еще в том, что до мая 2015 года абоненты муниципальных лифтов получали дотацию за счет местного бюджета в такой пропорции: житель оплачивал 38%, а абонент — 62% тарифа. Ежегодно выделяемая сумма на дотацию пользователей муниципального оборудования составляла 17 284 000 сомов. Однако в связи с более быстрым старением лифтового оборудования, чем его обновлением, депутаты горкенеша приняли решение направить эти деньги на приобретение лифтов, а дотацию снять. Когда она существовала, это разделяло столичных пользователей лифтов на две части, поскольку жители, пользующиеся лифтами, находящимися в их хозсобственности, платили значительно больше, поэтому тариф оказался как бы неадекватен для пользователей муниципальных лифтов. Сейчас он одинаков для всех горожан. Но это решение вызвало удовлетворение одной их части и недовольство другой.

— От чего же в первую очередь зависит качество работы лифтов?

— От трех составляющих. Это взаимоотношения абонента, эксплуатирующей организации и местных властей. Власти должны создавать нормативно-правовую базу, по которой бы работало предприятие. Эксплуатирующие организации в соответствии с этими актами — действовать.

И хотя в республике есть Закон «О защите прав потребителя» и Жилищный кодекс, но они не все моменты регулируют, что создает определенный правовой вакуум во взаимоотношениях между потребителем лифтовых услуг и эксплуатирующей организацией.

Многое зависит и от отношения самих жителей. У нас есть лифты, которые отработали 40 лет, но еще в отличном состоянии, поскольку горожане бережно ими пользовались. Но есть и отработавшие лет 25, и сегодня мы их останавливаем, опять-таки от не совсем должного отношения жителей. У нас в 2015 году в течение ночи в микрорайонах «Джал» и «Асанбай» совершили три поджога лифтов. Понимая остроту положения, из местного бюджета выделили порядка 5 млн. сомов для их замены. Затем по постановлению горкенеша передали их на баланс товариществ собственников жилья. Надо заметить, что когда эти товарищества принимают на свой баланс лифты и считают себя их собственниками, то отношение к имуществу кардинально меняется в лучшую сторону.

Самая сложная задача, стоящая перед нами, в том, что лифтовые услуги оказываются не персонально каждому жильцу в отличие от электроэнергии и воды, которые подаются непосредственно конкретному потребителю, лифтами пользуются все. Из 20 тысяч абонентов около 6 тысяч имеют сегодня дебиторскую задолженность. Причины разные. Жилищный кодекс, принятый в 2013 году, четко выделяет, что пользование лифтовым оборудованием оплачивается не по приборам учета, а по квадратным метрам. И ряд жителей с этим положением не согласны, считая, что платить следует за человека. Хотя тариф, который берется с метра жилья, более щадящий и более социально направленный. Как показывает подсчет, у нас большинство лифтового оборудования обслуживает одно- и двухкомнатные квартиры, построенные еще в советские годы. Там, как правило, живут заслуженные и одинокие люди. И если переходить на оплату по количеству людей, то пострадает как раз такая категория горожан.

— Есть ли проблемы с техническим обеспечением работающего оборудования?

— Сегодня в городе устанавливается значительное число лифтов, завозимых из стран как ближнего, так и дальнего зарубежья, что создает определенные трудности в их эксплуатации. Это касается и подготовки квалифицированных специалистов, и наличия запасных частей. У нас есть небольшой выбор. Мы можем приобрести какую-то запчасть в России, Беларуси или еще на ряде заводов. Она подойдет к лифтам могилевского и челябинского производства. У китайцев же запасная часть, произведенная одним заводом, к запчасти другого завода уже не подходит. И это создает сложность при эксплуатации лифтов. Мы вступили в ЕАЭС, а для лифтов, произведенных в постсоветских странах, срок эксплуатации определяется 25 лет — период, за который мы можем что-то в нем заменить или отремонтировать. Остановить лифт — значит вызвать социальное недовольство. Мы работаем на условиях полного хозрасчета и из госбюджета не получаем ни тыйына, и если честно, то без привлечения средств самих жителей мы не могли бы обслуживать лифтовое хозяйство города. На сегодня у нас из 730 лифтов простаивают всего три.

Разумеется, нам помогают мэрия, ее профильные службы. Новый градоначальник находит конкретные пути решения наших проблем, и это подстегивает и нас самих. Мы отнюдь не сидим сложа руки. В наступившем году мы внедрили систему распечатки абонентской платы, что позволит сэкономить порядка миллиона сомов. На предприятии трудится хороший коллектив, который, несмотря на небольшую зарплату, старается должным образом обслуживать лифты, чтобы не позволить довести их до аварийного состояния. Хотелось бы, чтобы жители города понимали сложность нашей работы. Остановку кабин они болезненно воспринимают. И здесь нужно повсеместно поменять психологию иждивенчества, воспитывать чувство ответственного собственника в каждом столичном пользователе лифтов, тогда и срок их эксплуатации заметно продлится.

Жанна КАРИМОВА.

"СК"

Издательский дом «Слово Кыргызстана»

Добавить комментарий