Тайные преступления. Демонтаж коррупционных схем

Тайные преступления. Демонтаж коррупционных схем

Заведующий отделом антикоррупционной политики аппарата правительства Тилек Саякбаев собрал представителей всех министерств и ведомств, чтобы откровенно поговорить с ними о саботаже отдельными чиновниками задач по ликвидации коррупционных схем в госуправлении. Напомним, такое поручение руководителям госпредприятий отдал премьер-министр Сооронбай Жээнбеков. В каждом ведомстве созданы спецотделы по предупреждению мздоимства, разработаны планы их деятельности, назначены ответственные.

Клерки, за исключением сотрудников секретариата Совета безопасности, отнеслись к поручению премьера, мягко говоря, без энтузиазма. Оно и понятно: кому хочется реформ, то есть менять привычные, устоявшиеся методы управления кадрами, что-то выявлять, систематизировать, анализировать, устранять, затем отчитываться. Тилек Саякбаев прямо заявил: в истекшем году все осталось по-прежнему, нет заметных подвижек, прогресса, хоть какой-то динамики в борьбе с любителями использовать власть в личных целях. Намеченные плановые показатели не выполняются, рекомендации игнорируются, о каком качественном изменении в борьбе с тайными преступлениями (так называют коррупцию) можно говорить?

Представитель аппарата правительства доказал неопровержимыми фактами: третий раунд мониторинга мероприятий по предупреждению коррупции, проведенный в министерствах, а также отчет ответственных лиц потеряли актуальность. Даже если намеченные индикаторы будут выполнены, это не приведет к снижению коррупционных рисков в госучреждениях.

В кабинете министров собираются разрабатывать план антикоррупционной борьбы с 2018-го по 2020 год. Надо учесть предыдущие ошибки и промахи, наметить новые задачи. Это непросто выполнить, так как чувствуются сильное сопротивление чиновников, отторжение ими новых возложенных на них функций. Представители министерств и ведомств жаловались на непонятные поручения, поступающие сверху из разных источников, многие не представляли, в какую сторону менять законопроекты согласно новой Конституции, спрашивали: а чем занимается кадровая служба?

Налоговики, финансовые полицейские, сотрудники Госстроя и санитарные врачи не понимали, как исполнять Указ Президента «О сокращении необоснованных проверок»; в Министерстве транспорта и дорог на свой страх и риск приступили к реформированию работы автовокзалов, задавшись целью объединить в ассоциацию все крупногабаритные фуры. У сотрудников Министерства труда и социальной защиты тоже накопилось множество вопросов, в том числе о выявлении коррупционных рисков в ведомстве.

Как известно, Национальная стратегия стабильного среднесрочного экономического развития страны заканчивается в текущем году, нужна новая. В этом документе должны органично сочетаться и меры противодействия коррупционным схемам. Соответствующий план работы надо иметь каждому ведомству, обязательно включить в него демонтаж взяточничества, снижение рисков. Сколько потребуется для этого денег из госбюджета? Кто-нибудь считал?

В ИТАЛИИ ПРЕУСПЕЛИ НЕ ТОЛЬКО В БОРЬБЕ С МАФИЕЙ…

В этой стране разработали новые подходы к коррупционерам, укрепляющие добросовестное управление, снижающие риски несправедливого проведения тендеров по госзакупкам, учитывающие системы комплаенс. Итальянское национальное агентство по предупреждению коррупции занимается тем, что собирает информацию от жителей, сигнализирующих о нарушении законов чиновниками. При этом добровольные осведомители действуют инкогнито, защищены правительством.

Главная черта антикоррупционного ведомства — его независимость. Чтобы добиться реальных результатов, в Италии принимают трехгодичный план, который носит далеко не репрессивный характер. Упор делается на профилактику правонарушений. Здесь на каждом госпредприятии регулярно проводятся анализ и оценка рисков, антикоррупционная экспертиза документов и решений.

Чтобы к уполномоченным по вопросам предупреждения коррупции в Кыргызстане пришло четкое видение поставленных правительством задач, Генеральная прокуратура при поддержке ПРООН по верховенству права пригласила прочесть лекцию экс-руководителя Национального агентства Италии по противодействию коррупции господина Лука Трифоне.

Его родина по праву считается образцом в борьбе с мздоимством, достижении прозрачности деятельности властных структур, их отчетности перед гражданским обществом. С коррупцией здесь долго боролись, и небезуспешно, теперь готовы поделиться приобретенным опытом.

Председатель антикоррупционного национального агентства Италии избирается сроком на 6 лет (парламентарии — на 5). Сделано это специально, разница в сроках работы с сенаторами гарантирует независимость этого органа на самой верхушке управленческой пирамиды, избавляет от давления политических партий, предотвращает создание лобби.

Л. Трифоне объяснил: до 2014 года антикоррупционная работа в Италии, как и в большинстве стран мира, носила репрессивный характер, установленный после Второй мировой войны. Анализ деятельности соответствующего агентства показал, что за 25 лет накопилось множество уголовных дел, возбужденных в отношении подозреваемых в получении взяток. Следствия по ним в основном проваливались, нарушители уходили от наказания, результативность подобных мер оказалась под сомнением.

Решение проблемы увидели в нахождении баланса между карательными и профилактическими мерами, сочетании уголовного преследования и предупреждения, принятии кодекса чести для государственных и муниципальных служащих, чтобы у чиновников пропал соблазн легкой наживы.

В основе такой деятельности лежит план, общенациональный, ведомственный, вплоть до каждого служащего. В нем — законы и нормативные документы, касающиеся борьбы с коррупционерами, предварительная оценка рисков при участии гражданского общества, правила исполнения служащими функциональных обязанностей.

Другие непременные условия — прозрачность, общественный контроль над действиями госадминистраций, создание в стране атмосферы нетерпимости к злостным взяточникам, нарушителям законов, открытие ведомственных веб-сайтов. В Италии каждый человек имеет право потребовать обнародовать государственные учетные документы, не опубликованные в печати.

ПОД КОНТРОЛЕМ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

Тамошние трудящиеся через Интернет следят за подачей налоговых деклараций госслужащими и их родственниками, депутатами, а также видными политиками, интересуются доходами чиновников, приобретенными ими объектами недвижимости.

Что касается государственных закупок. Не секрет, что здесь вращаются огромные суммы — 10-15% ВВП мировой экономики. Итальянский опыт показывает, что самое большое количество преступлений — в распределении государственных заказов. Общественные организации совместно с финансовыми полицейскими имеют право на месте проверить поступивший сигнал SOS, и если дача взятки должностному лицу подтверждается, то тендер приостанавливают или считают его несостоявшимся.

Бывает, что часть выделенных бюджетным организациям денег на приобретение товаров или услуг уже истрачена, а социальный объект остается незавершенным из-за коррупционных махинаций. Чтобы простые жители не оставались в пролете, в законодательство Италии внесли поправку: не прерывать тендер, продолжать госзакупки и параллельно бороться с беззаконием с помощью антикоррупционного агентства.

При этом появляется возможность сохранить рабочие места, обойтись без увольнения. Новшевство впервые апробировали в Милане в 2015 году и остались довольны. Схема следующая: председатель Нацагентства по противодействию коррупции узнает от осведомителя (в бывшем Советском Союзе таких людей называли сексотами, а в простонародье просто стукачами) о противозаконных действиях высокопоставленного чиновника. После проверки передает информацию премьер-министру, рекомендуя убрать с поста нечистого на руку управленца и заменить всю команду. Последнее слово остается за премьер-министром.

Главное, считает Л. Трифоне, заслужить доверие людей. Поэтому в Италии месяц назад приняли новый Закон «О госзакупках». Все процедуры продажи, приобретения товаров и услуг максимально просты и прозрачны. Если раньше этот документ содержал свыше 600 статей, теперь его сократили более чем наполовину, усилили контролирующие функции Национального антикоррупционного органа.

Если чиновник выполняет неэффективно свои функции, его могут убрать или понизить в должности.

Что касается так называемых стукачей, их охраняют на государственном уровне, имена держатся в тайне, запрещены репрессивные действия со стороны сослуживцев.

В Италии не существует конфликта интересов — когда личная заинтересованность менеджера вступает в противоречие с целями компании, в которой тот работает, это может негативно сказаться на принимаемом важном для страны решении. Для этого даже изменили соответствующий закон. …Есть чему поучиться.

Галина ЛУНЕВА.






Добавить комментарий