Кыргызстан и Армения лидируют в ЕАЭС по итогам 2016 года

Во время очередной онлайн-конференции члена Коллегии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Татьяны Валовой состоялся разноплановый разговор о состоянии и проблемах развития экономик стран евразийской интеграции.

Кыргызстан и Армения лидируют в ЕАЭС по итогам 2016 года Видеомост прошел на базе Минсельхоза в Бишкеке. Т. Валовая рассказала об итогах развития стран объединения в 2016 году, сравнив макроэкономические показатели двух последних лет, объяснила динамику их изменения. Во второй части видеоконференции она осветила международное позиционирование стран союза. По инициативе Президента Казахстана Н. Назарбаева 2016-й год объявлен Годом укрепления связей с международными организациями и третьими странами, поэтому логично повышение интереса к этому блоку.

Почему же 2016 год не показал ожидаемой положительной динамики? По словам министра, «мы всегда откровенно говорили, что запуск ЕАЭС в 2015-м совпал с неблагоприятной в целом экономической ситуацией, поэтому события на глобальном фоне и в экономике союза, конечно, сказывались на макроэкономических цифрах объединения. Но анализ ситуации 2015 года четко продемонстрировал: если бы не было ЕАЭС, показатели были бы гораздо хуже. Рады, что итоги 2016-го подтвердили верность наших прогнозов».

Итоги развития стран ЕАЭС в 2016 году (по данным Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) демонстрируют признаки оздоровления экономической ситуации. Динамика темпов роста промышленного и сельскохозяйственного производства — положительная. Но, хотя экономические показатели в основном отрицательные, темпы их снижения менее существенные, чем в 2015-м. Если в позапрошлом году объемы взаимной торговли сократились на четверть (25,5%), то в 2016-м — всего на 6,7. Схожая ситуация и в секторе внешней торговли: если в 2015 году товарооборот с третьими странами снизился на 33,6%, то в 2016-м — на 12.

Если в 2015 году объем ВВП (в постоянных ценах) стран ЕАЭС сократился на 2,3%, то по итогам 2016-го — всего на 0,1%. Улучшению ситуации способствовало замедление темпов сокращения основного продукта в Беларуси (2016-й — минус 2,6, а 2015-й — минус 3,8%) и России (2016-й — минус 0,2, а 2015-й — минус 2,8%). Но зато в прошлом году отмечен рост ВВП: в Армении — плюс 0,2%, в Казахстане — плюс 1, в Кыргызстане — плюс 3,8%.

На 2017 год ЕЭК предрекает рост ВВП союза на 0,9%, как на последующие два года. Почему в ЕЭК уверены в положительной динамике роста? Подтверждение — рост в промпроизводстве и аграрном секторе в минувшем году. В Армении рост промпроизводства отмечен на 6,7%, в Кыргызстане — на 4,9. Аграрный сектор показал рост в 2016-м в целом по объединению на 4,5%, но даже в 2015-м, весьма неблагоприятном для аграриев, рост превысил 2,6%. «Эти цифры показывают две интересные тенденции. Первая: благодаря созданию единого экономического пространства доступ этих государств к единому рынку с минимальным количеством барьеров и ограничений упрощен, экономики стран начинают получать от этого преимущества. Вторая: по итогам 2016-го мы четко видим интеграционный эффект новых членов объединения — Армении и Кыргызстана. Это говорит не только о правильности выбора этих стран, но и о том, что в целях получения эффекта от интеграции странам надо ее развивать и укреплять», — подчеркивает Т. Валовая.

В 2016 году заметно улучшились показатели в сфере торговли Кыргызстана и Армении. Так, рост взаимоторговли со странами ЕАЭС в Армении вырос на 53%, в Кыргызстане — на 4,4. Внешнеторговый оборот Армении с третьими странами вырос на 3,3%, а Кыргызстана — на 11,9.

«Но наше интеграционное взаимодействие не исчерпывается ростом движения товаров. У нас есть и свобода передвижения услуг, капитала, рабочей силы, есть согласованность скоординированной политики, но внешняя торговля — это индикатор, «лакмусовая бумажка», по которой мы судим об эффекте интеграционного объединения. В 2015-2016 годах взаимная торговля сокращалась, во-первых, из-за снижения цен на энергоресурсы, во-вторых, по причине замедления экономического роста, а значит, и снижения покупательского спроса на территории союза. Но и в 2015-м, и в 2016-м сокращение объемов взаимной торговли между странами ЕАЭС было ниже, чем в торговле с третьими странами. Так, взаимоторговля в 2015-м сократилась на 25, а с внешними странами — на 33 процента, — отметила министр. — В прошлом же году взаимоторговля снизилась на 7,6, а внешняя — на 12 процентов. Это говорит о более сбалансированной структуре торговли стран союза между собой, чем с внешними странами».

Тенденции сохраняются и в 2017 году: в январе прирост объемов взаимной торговли стран ЕАЭС вырос на 38,1% по сравнению с цифрами годичной давности. Это свидетельство преодоления тенденций сокращения взаимной торговли.

Министр ЕЭК особо отметила, что первые страны объединения получили интеграционные выгоды еще в составе Таможенного союза в 2010-2011 годах, а Кыргызстан и Армения — только с 2016-го. «Не случайно эти два государства являются лидерами по экономическим показателям, — подчеркнула министр. — По итогам прошлого года Кыргызстан лидирует по показателю роста ВВП. На 2017-2018 годы также прогнозируется рост ВВП по этим странам выше среднего уровня по союзу».

Что касается международного позиционирования стран ЕАЭС, то за последние годы это объединение стало полноправным участником всей системы международных экономических отношений, утверждает министр. Готовится блок документов по созданию зон свободной торговли, но есть и более широкий формат — выстраивание отношений с региональными объединениями. «В этом плане 2016-й стал результативным: укрепились связи ЕАЭС со странами АТР. Это естественно, поскольку с Евросоюзом отношения пока развиваются не самым лучшим образом, — дипломатично отметила Т. Валовая. — Впервые в 2016-м мы импортировали из стран АТР больше, чем из Европы. В рамках этих связей мы активизировали диалог с ОСЕАН, есть соглашение о зоне свободной торговли с Вьетнамом, уже подписаны меморандумы о торговле и взаимодействии с Камбоджей и Сингапуром. Сейчас обсуждаем, как выстраивать отношения с другими странами ОСЕАН. Много работаем с Латинской Америкой — Чили, Перу, со старейшей на континенте интеграционной группировкой «Андское сообщество», начинаем диалог и с другими странами и объединениями. Что касается Европы, продолжаем работу с теми, кто хочет с нами сотрудничать, с ОБСЕ в части диалога по экономике, научно-исследовательскими европейскими организациями, в частности, по экономической интеграции в рамках концепции «От Лиссабона до Владивостока».

Вопросы министру Валовой из пяти студий — Кыргызстана, России, Беларуси, Казахстана, Армении — касались разных сфер взаимодействия как внутри союза, так и вне его. Российский журналист спросил о перспективах и рисках взаимоотношений с Китаем.

— Мы участвуем в процессе реализации сопряжения ЕАЭС и строительства Экономического пояса Великого Шелкового пути. Это более глобальный проект, чем торгово-экономические отношения. Мы не видим особых рисков, поскольку не ведем переговоров о зонах свободной торговли. Обсуждаем иные темы — доступ товаров ЕАЭС на рынки Китая. Ограничения в этом доступе носят не всегда тарифный характер, они касаются технического регулирования, и это предмет дискуссий с китайскими коллегами. Но мы понимаем: мир уже глобальный. Поэтому не надо защищаться и строить стены, испытывая фобии по отношению друг к другу. Следует строить партнерские отношения и открыто заявлять о своих экономических целях и способах их достижения. Проект «Шелковый путь», по сути, создание общего экономического коридора, который пройдет через ЕАЭС. Наша задача — чтобы это не был коридор или мост, речь ведем о крепкой платформе. Цель — чтобы вокруг этого коридора появились регионы экономического процветания. Вокруг этой инфраструктуры возникнут новые современные производства, товар их пойдет и в Китай, и в Европу. И этот проект — в логике глобальной экономики, — отметила Т. Валовая. — Вообще, идея мегарегиональных проектов правильная. Но главное — думать о том, чтобы преимущества от них появились для всех окружающих. Поэтому очень своевременна идея В. Путина о всеобъемлющем евразийском экономическом партнерстве. Это и ЕАЭС, и ШОС, и Индия, и Китай, и, конечно, государства Европейского союза. А риски есть всегда, но их меньше, если мы ведем диалог и взаимодействие.

Казахского магистранта интересовало, наблюдается ли интерес у стран ЕАЭС в присоединении к объединению Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана. По словам министра, у всех партнеров по ЕАЭС есть большой интерес к развитию партнерства, но это объединение никогда не ставило перед собой задачу форсированного расширения: «Мы заинтересованы в форматах взаимосвязей, удобных и нам, и нашим партнерам. К примеру, решение Кыргызстана было взаимным. Таджикские коллеги сейчас обсуждают вопрос о связях в рамках ЕАЭС. Причем они бывают разными — система подписания меморандумов, статус наблюдателей. Есть и связи в формате ЕАЭС — СНГ. С коллегами из стран Центральной Азии мы готовы общаться в любых форматах».

Из бишкекской студии Т. Валовую спросили, какова степень готовности Кыргызстана отменить санитарные и ветеринарные барьеры на пограничных пунктах, а во-вторых, не связывает ли руководство Беларуси падение объема ВВП в этой стране в 2016 году с расширением ЕАЭС, присоединением к союзу Кыргызстана и Армении.

По мнению Т. Валовой, такой взаимосвязи нет: «В 2016 году сократился объем ВВП в России и Беларуси, в значительной степени это произошло в России из-за падения цен на добываемую нефть, но повлияло и на Беларусь как крупнейшего переработчика нефтепродуктов. Но мы видим в 2015-2016 годах рост взаимной торговли Беларуси со странами объединения — белорусские коллеги находят новые рынки в Армении и Кыргызстане. Более 52 процентов всего товаро-оборота составляет торговля именно со странами ЕАЭС. Белорусские коллеги активно работают над расширением таких связей».

Что касается степени готовности Кыргызстана отменить санитарные и ветеринарные барьеры, Т. Валовая напомнила о выполнении нашей страной условий «дорожной карты» в рамках присоединения к союзу. Фитосанитарный контроль снят, а тема ветеринарного еще обсуждается: «Кыргызстанские партнеры, получая в рамках договоренностей средства от Казахстана и России, должны были оборудовать свои лаборатории и укреплять внешний таможенный контроль и соответствующую инфраструктуру. Мы знаем, что проблематика ветконтроля пока еще остра, но надеемся, что Кыргызстан и его сосед Казахстан найдут решение вопроса. Сейчас мы готовим доклад о первых итогах адаптации экономики Кыргызстана в условиях ЕАЭС, активно обсудим его в середине года в Бишкеке с участием бизнеса и внесем больше ясности в вопрос».

Напомним также, что в середине марта вице-премьеры Казахстана и Кыргызстана подписали соглашения о дополнительных условиях предоставления помощи на модернизацию и переоборудование пунктов досмотра грузов и инфраструктуры, которые смогут снять все барьеры.

Коллег из Армении интересовало, можно ли в этом году ожидать роста объемов частных трансфертов (переводов) из России. Т. Валовая ответила, что «ожидать эту тенденцию можно, поскольку перевод частных трансфертов связан с экономической ситуацией в союзе. В 2015-м в России наблюдалось сокращение производства, как и ВВП, что и вызвало падение трансфертов. Ситуация вернется на докризисный уровень. Но важно и инвестиционное взаимодействие. Армения и Кыргызстан — малые экономики, вызывающие немалый интерес у российских инвесторов».

Из Минска министра спросили, какие позиции белорусских товаров наиболее перспективны для роста экономик ЕАЭС и Беларуси? «В 2015-м мы утверждали позиции развития наиболее перспективных отраслей до 2030 года. Это машиностроение, металлообработка, продукция химпрома. У Беларуси — очень хороший экономический потенциал, в ее активе — товары промышленности, аграрного сектора, сервисные услуги, легкая промышленность. Метод саморазвивающейся интеграции, который использовали европейцы, оправдал себя».

Коллега из Бишкека задал министру ЕЭК вопрос о необходимости и сроках введения на территории объединения единой валюты. По словам Т. Валовой, в ЕЭК эта тема проработана пока неглубоко, но лично у нее есть ответ, поскольку этому посвящена ее докторская диссертация. Она считает, что в ближайшие годы вопрос не будет стоять на повестке дня, но думать в этом направлении надо. Рассчитываться в долларах сложно, надо переходить на нацвалюту, роль которой существенно выросла. Хотя в Казахстане, Армении, Кыргызстане пока больше используют в расчетах валюту третьих стран. В ЕЭК создана комиссия, которая рассматривает препятствия для развития рынка нацвалют. Но сегодня больше нужна не единая валюта, а единая интеграция, утверждает министр.

Елена МЕШКОВА.

Фото автора.

Добавить комментарий