Main Menu

Победить, не вынимая меч из ножен

Вспоминая революционный апрель
ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Об уроках Апрельской революции, о современной ситуации в Кыргызстане и его будущем рассуждает международный эксперт Чинара ЭСЕНГУЛ.

— Чинара, где вы находились 7 апреля 2010 года и как отнеслись к сообщениям о начавшихся в Бишкеке волнениях?

— Я была дома, с переживанием и тревогой следила за ходом событий на площади Ала-Тоо сначала по социальным сетям, потом по телевидению. Мы с мамой буквально со слезами и болью восприняли новость о человеческих жертвах. Ближе к вечеру, общаясь с друзьями и соседями, говорили о том, что, скорее всего, будут мародерство и разгромы в городе.

— Что вы думаете сейчас, семь лет спустя, о произошедших тогда событиях? Какое место они займут в современной истории Кыргызстана?

— В начале 2010 года уже стало понятно, что власть перешла «точку невозврата» и народные волнения неизбежны, но было непонятно, в какой форме это произойдет. К сожалению, события как 6 апреля в Таласе, так и 7 апреля в Бишкеке, затем на юге нашей страны в июне 2010 года привели к серьезным человеческим жертвам. На мой взгляд, то, что произошло в 2010 году, можно и нужно воспринимать с точки зрения становления государственности и формирования национальной идентичности, как желание народа найти свой путь развития, где нет места авторитаризму, несправедливому семейному правлению и разжиганию межнациональной розни между братскими народами. И в этом смысле события 2010 года имеют огромное значение для настоящего и будущего Кыргызской Республики.

— Оправдала ли, на ваш взгляд, нынешняя власть Кыргызстана выданный ей народом кредит доверия?

— И да, и нет, хотя больше все-таки оправдала. Оправдала в плане установления определенной степени порядка и стабильности, управляемости и восстановления условий для возможного экономического, политического и культурного развития страны. Закономерно, что после конфликтов в нашем обществе оставалось очень много негатива: горечь от человеческих потерь, недоверие между людьми, неуверенность в функциональности государственных и муниципальных органов, усталость и потеря надежд на развитие и светлое будущее. В этом смысле восстановление отношений между государством и обществом, выстраивание управляемости в стране — тяжелый труд, который в целом можно оценить как успешный.

Победить, не обнажая меч из ножен

Родилась и выросла в Нарыне, окончила факультет международных отношений Кыргызского национального университета им. Жусупа Баласагына, Кыргызско-Российский Славянский университет, магистратуру Международного университета Японии, кандидат политических наук. Автор более десяти научных публикаций. Сфера научных интересов: безопасность в Центральной Азии и СНГ, политика регионализма и перспективы интеграции в Центральной Азии.
Владеет кыргызским, русским, английским и японским зыками.
Работала советником спикера Жогорку Кенеша, заместителем директора Национального института стратегических исследований КР, во Всемирной продовольственной программе ООН, в ПРООН. Сейчас трудится региональным советником по Центральной Азии в Фонде ПисНексус, анализирует конфликтные риски в регионе и консультирует заинтересованные стороны.
Обладатель четвертого дана по искусству владения самурайским мечом — иайдо. В первых числах мая полетит в Японию для сдачи экзамена на очередной дан. В случае успешной аттестации станет первой девушкой на постсоветском пространстве, обладающей пятым даном иайдо, дающим право заниматься и тренировать с использованием настоящего самурайского меча с отточенным лезвием.
Основатель и руководитель кыргызстанской федерации иайдо «Шисейкан». В переводе с японского «иайдо» означает «гармония там, где ты есть», а «шисейкан» — «место, где воспитывают искренние сердца».

На мой взгляд, нынешняя власть не оправдала надежд более молодой части населения, ожидавшей серьезных и быстрых перемен, более интенсивной работы во благо и развитие Кыргызстана. Я имею в виду, что масштабы и скорость реформ, усилия властей не соответствуют масштабам и глубине существующих проблем.

— Какие положительные изменения произошли в стране за последние семь лет? И, напротив, чего и почему не добились?

— Положительных изменений достаточно много, и это замечательно. Наш народ талантливый, потому свободный дух и атмосфера, присутствующие в стране как результат событий 2010 года, позволили талантам проявить себя. Это достижения наших певцов, танцоров, команды КВН. Успешная попытка показать всему миру красоту, мудрость и силу кочевой цивилизации через Игры кочевников.

В политической сфере начатые реформы воспринимаются мной как положительные, хотя неизвестно, что их доведут до конца и что они дадут желаемые результаты. Но пока я оцениваю как положительные следующие процессы: ключевые изменения в Конституции, где акценты сделаны на ценностях народа, на суверенности государства и т. д.; начало борьбы против системной и политической коррупции, понятно, что это очень сложно, потому нам кажется, что мы не видим существенных сдвигов, хотя предварительные результаты в виде увеличения государственного бюджета, к примеру из-за более «чистого» процесса сбора налоговых и таможенных отчислений, уже присутствуют; реформа системы правоохранительных органов; приход на некоторые ключевые позиции относительно молодых кадров.

В экономической сфере можно, конечно, отметить, наше вхождение в Евразийский экономический союз. Мы вступили на довольно хороших для нас условиях, соседи с достаточным пониманием отнеслись к нашим слабостям и дали послабления. В целом, если экономические задачи, которые ставит перед собой этот союз, реализуются, тогда у Кыргызстана есть будущее в плане реиндустриализации, обеспечения рабочими местами нашей молодежи, реализации себя как страны -экспортера экологических продуктов питания, швейных изделий и т. д.

Касательно вопроса — чего не добились и почему? Не смогли использовать в полной мере все преференции и льготы, которые дал нам при вступлении ЕАЭС. Время прошло, а реальной работы с нашей стороны все еще мало и недостаточно. Это касается и состояния наших лабораторий, и изменений в администрировании таможенных границ, и запоздалый запуск Российско-Кыргызского фонда развития. Корни проблем — в системе государственного управления, в присущих ей коррупции, непотизме, трайбализме, фаворитизме, устаревших методах работы, медленном документообороте, низких заработных платах и т. д. Все это отражается на качестве кадров государственной и муниципальной службы. Нашу образовательную систему так и не реформировали должным образом, чтобы предоставлять хороших управленцев, повышать квалификацию чиновников разных уровней и должностей.

— Как вы расцениваете современную политическую ситуацию в Кыргызстане? Чем она чревата?

— Назвать ее полностью стабильной не могу, но не считаю, что она чревата очередной революцией. Обобщенно можно сказать, что в целом народ доволен тенденциями в нашем обществе и желанием нынешней власти провести чистые выборы и постепенно очистить политический класс от коррупционеров и бездельников.

— Что вы думаете о кампании против Президента, которую развернул с прошлого года лидер «Ата Мекена» О. Текебаев, и ее исходе для него самого — заключении под стражу?

— Падение имиджа «Ата Мекена» и его лидера — это процесс, который стал результатом совершенных ими просчетов — как стратегических, так и тактических. Популизм, непродуктивность, интриги, неконструктивность данной партии, и в частности ее лидера, в какой-то мере начали вредить ходу важных и нужных процессов в стране с точки зрения интересов как народа, так и партнеров Кыргызстана. К примеру, в ситуации с Кумтором. Что касается заключения под стражу, не могу ничего сказать, будем ждать решения суда.

— Не явится ли его арест той самой миной замедленного действия, которая приведет к очередной революции в Кыргызстане?

— Нет, такой миной он не послужит, ибо не существует серьезных социально-экономических оснований, напряжения в социуме, нет весомых внутренних причин для революции.

— В какой степени власть контролирует ситуацию?

— Как мне кажется, в достаточной мере. Но это не контроль, который может быть свойственен тоталитарной, как в советские времена, или авторитарной системам управления. Речь идет о контроле в рамках демократической системы.

— Дайте, пожалуйста, оценку развитию Кыргызстана в сравнении с остальными республиками Центральной Азии. В чем мы действительно преуспели и в чем, наоборот, отстаем?

— Мы однозначно преуспели в развитии основ демократии, но, к примеру, отстаем от Казахстана в социально-экономическом отношении. Кыргызстан — относительно бедная и плохо администрируемая, но самая демократичная страна в Центральной Азии, в то время как наши соседи по своей природе схожи, только, может быть, формой и степенью авторитаризма разнятся.

— Прогнозируема ли ситуация в регионе? Какие политические изменения могут произойти в соседних республиках? Возможны ли потрясения?

— Ожидается смена первого лица в Казахстане, там могут быть некоторые волнения. Мне кажется, это не произойдет так мягко, как в Узбекистане. В первую очередь потому, что, если народу будет просто навязан вариант с преемником, обозначенный нынешним Президентом, вероятнее всего, проявятся такие присущие интеллигенции казахского народа качества, как гражданская инициатива, активность, элитарность и мудрость. Однако серьезных потрясений, связанных со сменой президентов республик Центральной Азии, я не ожидаю.

— Насколько успешны усилия Президента В. Путина на пути интеграции СНГ? Что мешает реальному сближению?

— СНГ — это рамочная организация, которая играет символическую роль. Беловежские соглашения 1991 года, само рождение СНГ основаны на распаде Советского Союза. В этом смысле реинтеграция постсоветского пространства на фоне дезинтеграционных процессов — задача сложная и неодновекторная. Если сравнивать то, что есть, с тем, что могло быть, то результаты не столь успешны, на мой взгляд. Но если оценивать относительно, то есть сравнивать с тем, что было во времена Б. Ельцина, то усилия В. Путина успешны.

Реальному сближению мешают геополитика, национализм, геоэкономика. Кратко раскрою каждый пункт. Геополитические интересы крупных держав, таких как США, Китай или ЕС, не предполагают восстановления постсоветского пространства под руководством Москвы. Вариант СССР-2 им невыгоден как политически, так и экономически. Национализм — где-то здоровый, где-то шовинистический — имеет место во многих странах постсоветского пространства, это связано с переосмыслением своей истории, пониманием уровня развитости/неразвитости языка и культуры. Геоэкономически евразийское пространство интересно как транзитная зона между Западом и Востоком, между Китаем и Европой, к тому же у нас много различных природных ресурсов, которые привлекают мировых капиталистических игроков (нефть, газ, золото, уран и т. д.)

— Вы владеете боевым искусством иайдо. Почему выбрали именно его и что оно значит для вас?

— Неожиданный вопрос для меня. Шучу. На самом деле воин должен быть всегда готов ко всему. Иайдо — искусство обнажения и применения самурайского меча, катаны. Оно позволяет выработать правильные ценности в человеке — преданность Родине, почтительность к родителям, учителям, старшим, мужество, искренность и честность. Позволяет воспитать сознание и характер самурая, именно поэтому я выбрала этот вид японского боевого искусства. К тому же в иайдо мне нравится потенциал миростроительства, заложенный в его философии: «Победить, не обнажая меч из ножен». Это означает, что мы оттачиваем свое мастерство контроля разума над телом, очищаем дух через работу с мечом, чтобы никогда его не применять.

— Правда ли, что иайдо помогает найти путь гармонии с миром и самим собой? Советуете ли вы заняться им кыргызстанским политикам, которые спят и видят себя президентами и готовы ради этого на все, включая очередную революцию?

— Какой интересный вопрос. Да, это правда. Гармония в нас уже есть, иайдо помогает раскрыть ее в нас, ценить красоту человека и природы, красоту жизни. Этика и эстетика иайдо очень мне по душе. Я советую его всем, так как гармония и мир в душе важны для всех и каждого, но в особенности государственным служащим. «Самурай» переводится с японского «человек, который служит». Наши государственные служащие должны служить интересам государства и общества, такой смысл закладывается в термин «государственный служащий». Однако за годы независимости нашей страны большая часть чиновников использует политическую позицию и власть в собственных интересах — как политических, так и экономических. Тем не менее в государственной системе немало «пчелок» и «рабочих лошадок», на которых вся система еще держится, вот эти люди по-настоящему служат, при этом за очень слабую материальную и моральную мотивацию. Я им благодарна за их труд, внутреннюю силу и патриотизм.

— Назовите правило номер один, которому должен следовать любой политик, а кыргызстанский — в особенности?

— Интересы государства и общества прежде всего.

— Спасибо за содержательные ответы.

Кифаят АСКЕРОВА.

Фото Нины Горшковой.



« (Previous News)



Related News

Трудно быть богом

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintРазговор о психологических проблемах, с которыми сталкиваются мужчины, в том числе сотрудники силовых структур, военнослужащие,Read More

Гульдана Абаданова: «Как молоды мы были…»

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintНеумолимое время всё дальше и дальше отдаляет от нас май 1945 года. История наших дедовRead More

Добавить комментарий