Семь дней в операционной…

Журналистская профессия тем интересна, что периодически сводит с удивительными людьми, дарит общение с ними, а то и дает возможность примерить на себя их профессии. Меня всегда манила медицина, а знакомство с Эрнстом Акрамовым, которого многие кыргызстанцы по праву считают хирургом номер один в нашей стране, подарило уникальную возможность проникнуть в святая святых — операционную. Случилось это в Чуйской областной больнице, где доктор уже многие годы заведует хирургическим отделением.

Сразу оговорюсь: в операционную любого желающего не пускают, прошу на этот счет мнительных читателей не беспокоиться. Здесь лишних не бывает. Моя же миссия сводилась к освещению работы медиков на самом ответственном посту. Ведь операционная — та самая передовая, где от действий профессионалов зависит жизнь людей. И самое главное — мне хотелось показать, что многие пациенты могли бы избежать встречи с хирургами, если бы больше внимания обращали на свое здоровье, образ жизни, вовремя обращались к врачам, а не доводили себя до экстренного вызова скорой, когда единственный способ спасти — это скальпель хирурга.

Излишне говорить, что к первой «операции» я готовилась так же, как и хирурги, четко следуя всем санитарно-гигиеническим требованиям.

День первый — желчекаменный

Семь дней в операционной… Какие операции увижу в первый день, я не знала. Поскольку планируются они только рано утром на пятиминутке, естественно, за исключением экстренных. Разница между плановыми и экстренными операциями только в том, что в первом случае пациент, гонимый болью, сам обращается за врачебной помощью, проходит обследование, в результате которого врачи решают, что с ним делать, и назначают конкретный день хирургического вмешательства. От дня обращения в больницу до операции может пройти несколько суток — на усмотрение врача. В экстренных же случаях (острый аппендикс, ДТП, ножевое, огнестрельное ранения и т. п.) больной по скорой сразу попадает на операционный стол.

В тот первый день оперировали сразу нескольких плановых пациентов. Медсестры времени зря не теряли — из кусочков марли складывали салфетки и тампоны, которые требуются во время операции. Работали ловко и успели заготовить их на несколько дней вперед.

Семь дней в операционной… Атмосфера в этом кабинете, находящемся напротив операционной, отличалась собранностью и спокойствием, но лишь до момента, пока не поступил сигнал, что пора на операцию. Нет, суеты не возникло, но движения стали скоростными и, я бы сказала, более отчетливыми. Первым делом надели стерильное операционное «обмундирование» — халаты, маски, чепчики. Еще раз тщательно помыли и обработали руки, натянули медицинские перчатки и снова продезинфицировали их спиртом. Кстати, спирт тут имеет светло-бирюзовый цвет, поскольку слегка окрашен зеленкой. Как мне пояснили, сделано это для того, чтобы не перепутать его с другой прозрачной медицинской жидкостью, с новокаином например. Затем ассистенты хирургов, легко ориентируясь в многочисленных медицинских инструментах, выбрали и приготовили на отдельных каталках те, что необходимы в ходе операции.

Нужно сказать, что первый шаг в ней — стерилизация инструментов. Осуществляется она несколькими способами. В Чуйской областной больнице применяются два — паровой и воздушный. Перед этим все инструменты протирают спиртом, проверяют их исправность. Следует сказать, что медицинские инструменты так же, как и тампоны, обязательно пересчитывают, дабы после нее убедиться, что в теле пациента ничего не осталось. Хранятся обработанные медицинские инструменты в специальных закрытых железных контейнерах, называющихся барабанами и накрытых термически обработанной тканью. Думаю, излишне говорить, что к началу операции тщательнейшим образом дезинфицируется и сама операционная.

Семь дней в операционной… И вот начинается основное действие: в двери въезжают разом две каталки и на параллельно установленные столы укладывают двух женщин с одинаковыми диагнозами: желчекаменная болезнь. Пациенток тут же готовят к наркозу: устанавливают капельницы, подключают к уникальному современному оборудованию, следящему за давлением, пульсом и другими важными показателями состояния больных, отображающимися на мониторе.

Появившиеся в этот момент хирурги задают несколько важных вопросов, например, об аллергических реакциях на препараты, о перенесенных ранее заболеваниях, сроках установления диагнозов. Все эти данные тут же вносятся в истории болезни, находящие в операционной. Это обязательная мера, так как в них находится вся нужная информация о пациенте: группа крови, уровень сахара, результаты всех проведенных анализов и т. д. Все это может понадобиться в ходе операции.

Чтобы еще раз просмотреть «истории», у хирургов есть несколько минут, пока анестезиолог поочередно вводит пациенткам наркоз. На этот раз работал один анестезиолог, и вовсе не потому, что он в больнице единственный, просто ему — высококлассному специалисту — работать, как говорится, на два фронта не составляло большого труда.

Семь дней в операционной… Следует сказать, что сегодня в основном используют интубационный наркоз — это последнее слово в анестезии. Он самый глубокий и возможен опять-таки благодаря современной медицинской технике — наркозно-дыхательному аппарату.

Ну вот и все, пациентки под наркозом, и хирурги могут приступать к своей работе.

Признаюсь, предполагала по обрывочным сведениям, что операция по удалению желчного пузыря достаточно простая. Однако, как оказалось в этом случае, запущенность болезни и большое количество подкожного жира существенно осложнили работу хирургов. Когда жировые преграды преодолены, начались новые проблемы, в том числе отделение желчного пузыря от печени. Процесс тоже далеко не простой. И в какой-то момент операция показалась мне танцем хирургических инструментов и нити с иглой. А стоящий на полу специальный таз, для медицинских текстильных отходов на глазах заполнялся тампонами и салфетками, превратившимися из белоснежных в кроваво-красные. Нет, не пугайтесь, это не потому, что у пациенток открылось кровотечение. Просто в ходе операции сочащуюся кровь постоянно промокают, чтобы сохранить максимально ясный обзор оперируемого участка. Расходного материала в таких случаях не жалеют.

Семь дней в операционной… Операции близились к завершению. И я увидела камни, заполнявшие удаленные органы. Например, из одного желчного пузыря извлекли 5 больших, 11 средних и столько же мелких камней. Носить такой груз было наверняка непросто.

Как пояснил хирург Гулам Али Аскеров, в образовании камней виноваты два основных фактора: застои в желчном пузыре и повышение концентрации солей в желчи из-за нарушения обмена веществ. Спровоцировать возникновение желчекаменной болезни могут переедание, голодание, нерегулярное питание, малоподвижный образ жизни, особенно сидячая работа.

В этот день состоялась еще одна операция по удалению желчного пузыря. Медицинская статистика свидетельствует, что желчекаменная болезнь сегодня лидирует среди всех прочих. А казалось бы, выполняй немудреные правила здорового образа жизни — больше двигайся, правильно питайся, избегай экстремальных диет, и этой неприятности можно легко избежать.

День второй — 10 часов без передышки, или Как килограммы жизнь портят

Именно 10 часов продолжалась эта сложнейшая работа хирургов. На операционном столе женщина весом почти 140 килограммов, ставших невыносимым грузом для ее тела.

Без передышки с утра и до семи часов вечера два высококлассных хирурга — Ольга Васильева и Мэрим Малдошева — вместе со своими помощниками — начинающими коллегами Амиром Талиповым и Барзани Саркисовым — трудились над сценарием новой жизни, пытаясь спасти женщину от ожирения четвертой степени.

Тяжелой и длительной операция стала потому, что являлась комплексной. Первым делом женщине выполнили продольную резекцию желудка для уменьшения его объема. После этого желудок трансформируется из большого растянутого мешка в узкую трубку. Еще одна особенность данной операции — в удаляемой части находится зона, продуцирующая грелин — гормон, отвечающий за чувство голода, что чрезвычайно важно в процессе избавления от лишних килограммов. Одновременно приходит в норму и работа кишечника. ПРЖ на сегодня самый популярный способ лечения ожирения и заболеваний желудочно-кишечного тракта.

Вторым этапом операции стало уменьшение длины тонкой кишки на 2 метра. Одновременно из-за гинекологических проблем пациентке убрали и матку. Завершилась операция эстетическим моментом — сокращением объема живота путем удаления избытка жира и кожи с нижней его части.

На протяжении всей операции я думала, как же пациентка со всем этим жила и за что она так себя не любит? И стоило ли врачам 10 часов, не отвлекаясь даже на глоток воды, бороться за ее новую жизнь? Воспользуется ли женщина этим замечательным шансом, подаренным медиками? За ответами на все вопросы я и пришла к этой больной через пару дней.

Порадовало, что застала ее не в палате, пассивно лежащей на кровати, а разгуливающей по коридору. А когда вступила в диалог, поняла, что со мной рядом светлый, приятный, интеллектуальный человек, охотно раскрывающий душу.

Как оказалось, привела женщину в больницу гинекологическая проблема. «Дошло до того, что готовить еду и мыть посуду стала сидя. Делать что-то по хозяйству сил уже не хватало. Чуть подвигаюсь — устаю. Ноги и спина начинают ныть. Старалась ограничивать себя в питании, но даже маленькая порция вызывала сильный дискомфорт», — откровенно делилась она.

Несколько лет назад женщина уже перенесла операцию по удалению желчного пузыря. На тот момент весила 94 килограмма. Однако к рекомендациям врачей по снижению веса не прислушалась, стабильно продолжала его набирать, пока он не дошел до критической отметки — 139 кг: «Пока ты двигаешься, не думаешь об этом. Напрягало лишь одно: в любой компании — самая толстая. Хотя обжорством я никогда не занималась. Вес рос непроизвольно. Думаю, виной этому моя физическая пассивность, малоподвижный образ жизни. Хотя всю работу по дому делаю сама. Дочка уже замужем, сыночек маленький, и помогать некому. Зимой сама отапливаю дом. Специально не давала мужу подключать электрическое отопление. Потому что для меня это бесплатный фитнес. Летом же вожусь в огороде», — недоумевала она. И поняв, что самостоятельно справиться с ожирением не в состоянии, женщина все же решилась на хирургическое вмешательство. У меня есть уверенность, что теперь перед ней откроются новые горизонты и она уже не променяет эту жизнь на другую.

День третий — экстренный

На операционном столе 82-летний дедушка, поступивший по скорой. Два дня промучился сильной рвотой, считая, что отравился несвежим салатом. Когда терпеть уже стало невозможно, вызвали врачей. Спасать пожилого пациента требовалось срочно. Его тут же подготовили к операции. Однако хирурги столкнулись с проблемой — очень низкое давление (70 на 50). В таком состоянии оперировать нельзя. Полтора часа вливали препараты, повышающие давление. Наконец оно нормализовалось, но из-за волнения у пациента участился пульс. Решила поговорить с дедушкой о его близких, которые находились здесь же в больнице. Удивительно, но после этого разговора грусть в глазах старика исчезла, на губах показалась улыбка. Мысль о родных нормализовала пульс. Можно было начинать. Наркоз введен, хирурги приступили к своей части.

Разрез скальпеля открыл шокирующую картину даже для опытных, видавших виды хирургов. Оказывается, причиной низкого давления стали острый гангренозный, перфоративный калькулезный холецистит, разлитый гнойный перитонит. Случай крайне запущенный. Еще несколько часов, и спасти человека не удалось бы.

В этот день хирурги вырвали из лап смерти еще одного пациента с аналогичным диагнозом.

Панкреатит и холецистит относятся к болезням желудочно-кишечного тракта. Они очень распространены не только у нас, но и во всем мире. В группе риска — люди всех возрастных категорий. Болезни коварные, развиваются довольно медленно. В случаях, если вовремя не установить диагноз и неправильно лечить, они переходят в хроническую стадию.

Панкреатит — заболевание, связанное с воспалением поджелудочной железы, сопровождаемое недостаточным выделением ферментов для нормального процесса пищеварения. Холецистит — заболевание, которое возникает при воспалении желчного пузыря. Так как органы расположены рядом и постоянно взаимодействуют в системе ЖКТ, то очень часто воспаление поджелудочной железы влечет за собой заболевание желчного пузыря.

Основные причины развития панкреатита и холецистита — переедание, несоблюдение режима питания, употребление в больших количествах жирной, острой и особенно жареной пищи, злоупотребление алкоголем, нервно-психические расстройства, дисбаланс гормонального фона вследствие эндокринных заболеваний, воспалительные очаги других органов, особенно хронические. Постоянные ангины, гастриты, воспаления лимфоузлов и другие простудные заболевания могут стать причиной развития холецистита путем обсеменения желчи патогенными микроорганизмами. Кроме того, немаловажным фактором в этом случае являются общее снижение иммунитета, аномалии расположения или развития желчного пузыря.

Лечат эти два заболевания в основном не лекарством, а прежде всего правильным питанием.

Симптомы холецистита в первую очередь проявляются болями в правом подреберье, которые могут отдаваться в правую лопатку, плечо, шею и возникают после переедания, в особенности при употреблении жирной и жареной еды. Наблюдаются тошнота, боль на глубоком вдохе, рвота, повышение температуры. Бескалькулезный холецистит, при котором отсутствуют камни в желчном пузыре, сопровождается тупой болью, вздутием живота, проблемами со стулом, отрыжкой. Часто больной ощущает горький и/или металлический привкус во рту. Кроме вышеперечисленных симптомов, случаются колики, то есть острая боль на каждом вздохе. В результате заболевания человек становится раздражительным, страдает бессонницей.

К каким осложнениям может привести холецистит? Его острая форма способна перейти в перитонит, который сопровождается извержением желчи в брюшную полость, что крайне тяжело поддается лечению. В случае попадания камней в желчевыводящие пути, которые мешают оттоку желчи, возникает подпеченочная желтуха. Как результат — желчный проток гноится. Запущенный холецистит приводит к нарушению сердечных ритмов.

Возможно, стоит задуматься над тем, какой образ жизни мы ведем, не приведет ли наше питание к таким сложным заболеваниям, как панкреатит и холецистит? Ведь залогом счастливой жизни является здоровье!

Хирург — спаситель, но не раб

Каждая операция — это тонкая ювелирная работа. И в ней нет права на ошибку. Каждый этап хирургического вмешательства требует от врачей большого нервного напряжения.

Приходилось не раз слышать и несправедливые, и обидные обвинения типа «им лишь бы только резать». Врачей обвиняют чуть ли не во всех смертных грехах, в том числе и поборах с больных. Так вот, в Чуйскую областную поступают социально неблагополучные люди, и все расходы по их лечению больница берет на себя. Каждый врач тут руководствуется правилом своего мудрого наставника — Эрнста Хашимовича Акрамова: пациенты не делятся на бедных и богатых. Человеческая жизнь — вот истинная ценность. Подтверждением преданности призванию является маленькая заработная плата врачей — чуть больше пяти тысяч сомов. В эту сумму также входит доплата за дежурства, вредные условия труда. Комментарии, как говорится, излишни.

А между тем каждый день они совершают подвиги — маленькие и большие, у операционного стола и в реанимации. Как, например, врач-анестезиолог с тридцатилетним стажем, мало влияющим на его должностной оклад, Суйн.

— Было время, когда лучшие врачи массово уезжали в другие страны ради высокой зарплаты. Такие заманчивые предложения появлялись и у меня. Удержала мысль, кто же останется лечить наш народ? Результат — до сих пор живу на съемной квартире. Поздно завел семью. Утешает лишь мысль, что с божьей помощью спас сотни жизней, — делился он.

Признаюсь, человечность, открытость, добродушие здешних врачей меня покорили. Эти качества, которыми должен обладать каждый давший клятву Гиппократа, невозможно «сыграть» специально для находящегося рядом журналиста. Равно как и особое выражение лица, когда полностью погружен в свое дело — спасение пациента.

Очень понравилась и четкая, слаженная работа этой монолитной команды. К примеру, опытная ассистентка, не дожидаясь команды хирурга, знает, какой инструмент ему нужно подать. Также и анестезиолог, контролирующий поднаркозное состояние пациента, по просьбе хирурга моментально вводит тот или иной препарат, а санитарка сосредоточенно пересчитает все использованные тампоны, чтобы убедиться наверняка — внутри пациента текстильный материал не остался.

Тронуло душу и отношение к пациентам. Ведь, отходя от наркоза и пребывая какое-то время в бредовом состоянии, они ведут себя, как дети. И обращение с ними соответствующее.

А когда больных переводят в палату, то уставшие хирурги не думают об отдыхе, им важнее убедиться, что с пациентами все в порядке. Ведь каждый из них для медика не просто больной, а целая вселенная.

Жасмин ШИРИНОВА.

Фото автора.

Добавить комментарий