«Много писать мне мешают бои…» Война была большая и долгая, из семьи Малых и Литвиновых на нее ушли пять человек, двое из них погибли

Ольга Александровна Малая просит откликнуться всех, кто может пролить свет на судьбу ее дяди по отцу — Николая Николаевича Малого 1920 года рождения, пропавшего без вести в декабре 1941 года в боях на Западном фронте. Она принесла в редакцию несколько фотографий. В том числе снимок студентов фрунзенского института, со второго курса которого Николай за два года до войны ушел в армию.

Какой это был институт? Может быть, кто-то узнает на снимке своего дедушку, отца или другого родственника? Откликнитесь.

Много писать мне мешают бои
Владимир Малый во втором ряду слева, 1 августа 1943 г., г. Ленинград. На обратной стороне фотографии его рукой написано: «Со своими начальниками в боях за город Ленина. Пусть фотография моя вам все напомнит о былом. Счастливой встречи жажду я, Победы скорой над врагом!»
Много писать мне мешают бои
Александр Малый, справа, 10 мая 1945 г. На обратной стороне снимка его рукой написано: «В память моим дорогим и незабываемым родителям — папе, маме, бабушке от вашего сына… Чехословакия, гор. Краивец, на второй день после окончания Отечественной войны. Ну вот, смотрите и вспоминайте, какие сыны отстаивали Россию»

В каждой семье, если посмотреть ее историю, найдется немало интересных деталей, рассказывающих что-то характерное об эпохе и предоставляющих дополнительную информацию о ней. Род Малых не исключение. Дедушка Ольги Александровны — Николай Андреевич со своей семьей жил в селе Царицын Кут Васильевского района Запорожской области Украины. Трудился он железнодорожником (об этом говорят снимки, где он в форменной одежде), знал азбуку Морзе и даже обучал ей внучку Ольгу, когда та немного подросла. Второй супруг матери его жены Ефросиньи Макаровны — Федор Протасович Вербовой был коммерсантом и прятал революционеров в украинских плавнях (болотах), что, впрочем, в дальнейшем не уберегло его от репрессий НКВД, нашедшего причину заключить его в свои застенки, где он, вероятно, и погиб. В начале 1930-х годов семья Малых тронулась с Украины и подалась сначала в Ташкент, а оттуда в Киргизию, в Токмак. Что заставило ее это сделать, можно только догадываться: либо угроза раскулачивания, либо разразившийся голодомор. В Токмаке дедушка работал директором конторы Заготзерно. Вместе с Ефросиньей они вырастили двух дочерей и трех сыновей. Николай был старшим из мальчиков. Перед войной он поступил в институт и жил во Фрунзе, в общежитии, родные оставались в Токмаке. Судьба круто изменилась в 1939 году, когда пришла повестка в армию. Будучи высоким, красивым парнем (все сыновья Малых отличались статью, а дочери Валентина и Ольга выросли настоящими красавицами), Николай был определен в артиллерийскую часть,дислоцировавшуюся в Московском военном округе. 1-я Краснознаменная Пролетарская дивизия, в которую входила часть, считалась элитной, принимала участие в парадах на Красной площади.

Много писать мне мешают бои
Студенты фрунзенского института. Николай Малый в третьем ряду второй справа. Предположительно 1939 год. Тот самый снимок, по которому Ольга Александровна надеется найти родственников однокурсников дяди и узнать, в каком институте он учился.

Последнее письмо от Николая родные получили в августе 1941 года, он воевал в составе 123-го отдельного противотанкового батальона 1-й Краснознаменной дивизии 20-й армии Западного фронта. Судьба 20-й армии оказалась трагической: в первые же месяцы войны, ведя упорные оборонительные бои и два раза оказавшись в окружении, она была практически уничтожена

Много писать мне мешают бои
Владимир Малый справа, 8 августа 1943 г.

немцами. Враги уничтожили и архив армии, поэтому судьба многих и многих ее бойцов до сих пор неизвестна. Как неизвестно, где, в каком бою сложил свою голову рядовой Николай Малый.

Много писать мне мешают бои
Рядовой артиллерии Николай Малый. До начала войны оставалось совсем немного…

На фронт ушли и два других его брата — средний Владимир и младший Александр, будущий отец Ольги. Повезло — оба остались в живых. Александр родился в 1926 году. Но, видимо, чтобы успеть попасть в действующую армию, добавил себе два года. Судя по фотографиям, возил на фронте командование, воевал танкистом, прошел с боями Чехословакию, Польшу, Венгрию, Германию, был контужен и потом всю жизнь ощущал последствия этого — иногда слегка заикался. После войны работал механиком гаража и большую часть оставшейся жизни ездил на собственном автомобиле «Победа».

Много писать мне мешают бои
Александр Малый, август 1945 г.

Владимир защищал Ленинград, брал Берлин, после демобилизации окончил институт, работал прокурором, юристом на мелькомбинате во Фрунзе. Видать, увлекался стихами, потому что на обратной стороне некоторых снимков, которые он посылал родным с фронта, свои чувства к ним выражал поэтическими строками. Например, вот такими:

Пишу я степенно, хотя и немного.

Бей фрица, сильнее гони!

У писем моих непростая дорога,

И много писать мне мешают бои.

Много писать мне мешают бои
Николай Малый, 19 декабря 1939 г., г. Фрунзе. На обратной стороне снимка его рукой выведено: «Память о студенческой жизни. Время ухода в РККА…»

Николай Андреевич и сестра Ольга пытались выяснить судьбу Николая, писали запросы в военные ведомства и архивы, но ничего, кроме того, что он воевал в составе 123-го отдельного противотанкового батальона 1-й Пролетарской дивизии 20-й армии Западного фронта, не узнали.

Воевал в Великую Отечественную и отец матери Ольги Александровны — Григорий Игнатьевич Литвинов, а также его старший сын Николай. Сын был ранен, но остался живым, отец погиб, где — пока неизвестно, это тоже предстоит выяснить.

Сама Ольга Александровна окончила Фрунзенский политех, два десятка лет проработала в строительно-монтажном управлении МВД Кыргызстана, сейчас живет в Кызыл-Аскере.

Она вспоминает, что, когда была маленькой, в доме хранилась цветная картина, нарисованная дядей Николаем Малым на куске фанеры. Отец ее берег. Дядя изобразил черный овал, в его центре — белого лебедя, а в небе — коршуна, готового ринуться вниз. Сегодня, с расстояния лет, картина воспринимается пророческой: лебедь — мирная жизнь, коршун — фашизм…

Кифаят АСКЕРОВА.

"СК"

Издательский дом «Слово Кыргызстана»

Добавить комментарий