Букет для невесты Наташи

Память о Великой Отечественной войне не проходит и с годами, она как бы следует за мной. 

В этом году в нашей семье произошло большое событие: наконец-то удалось хоть что-то узнать о судьбе дяди — Николая Ивановича Власова, целую вечность считавшегося без вести пропавшим. 7 февраля, просматривая, как обычно, пятничный выпуск газеты «Слово Кыргызстана», я с интересом прочитала статью «Убит подо Ржевом…», в которой рассказывалось, что ржевским поисковикам в последние годы в результате упорной работы удалось установить имена более четырех десятков кыргызстанцев, погибших в этих краях. Личности воинов установили при их перезахоронении благодаря солдатским медальонам, обнаруженным вместе с останками. Под статьей приводился список воинов. Каково же было мое удивление, когда под номером 12 увидела фамилию — Власов Николай Иванович и рядом: «Фрунзенская обл., Ворошиловский р-н, с. Кызыл-Аскер, ул. Средняя, 8». Это же адрес дома, где прошло мое детство!

У отца было три брата. Младший брат, дядя Коля, перед войной жил в нашей семье, так как еще не женился. Мне тогда исполнилось лет девять-десять, и я хорошо помню его красивое мужественное лицо и очень высокий рост. Мне казалось, что он самый высокий в нашем городе. И, видимо, так оно и было, потому что у нас в доме хранилась фотография, подписанная «Допризывники г. Фрунзе», и дядя Коля там возвышался над всеми. Я запомнила его добрым и жизнерадостным, с улыбкой, не сходившей с лица. Не знаю, где он работал, но, придя домой, он всегда приводил себя в порядок, потом ужинал и мчался к своей невесте — тете Наташе, жившей недалеко, на этой же улице. Перед домом мы всегда сажали цветы — астры и панские, и они цвели до поздней осени. По просьбе дяди Коли я обычно срезала букет цветов. При этом почему-то спрашивала: «А ты принесешь их домой?» «Принесу», — смеялся дядя Коля и нес букет невесте.

…Отец тоже ушел на фронт. К счастью, он остался жив, вернулся. А дядя Коля погиб — где, мы не знали. Тетя Наташа оставалась жить в нашем городе. До сих пор сожалею, что не поговорила ней, не расспросила: писал ли ей дядя Коля с фронта, присылал ли фотографии. Может, какие-то и хранились у нее.

Мало, очень мало пока у нас информации о дяде Коле. Знаем только, что до Великой Отечественной войны он участвовал в белофинской, да благодаря ржевским поисковикам стало известно, что похоронен он в деревне Погорелки Калининской области. Да, еще: в военных документах почему-то среди его ближайших родственников указано: «жена — Величко Матрена». А это моя мама. Дядя Коля был с ней очень дружен, вероятно, он написал «жена брата — Матрена», но запись наполовину стерлась и поисковики не все разобрали…

Самое главное, дядя Коля не пропал без вести. Надеюсь, что теперь, потянув за ниточку, удастся узнать гораздо больше о его фронтовой судьбе.

Нина Александровна ВЕЛИЧКО.

Г. Бишкек.

"СК"

Издательский дом «Слово Кыргызстана»

Добавить комментарий