Как проститься с «американцем»? Следует оздоровить финансовый рынок

Как проститься с "американцем"?Так думает Юха Кяхконен, заместитель директора Департамента стран Ближнего Востока и Центральной Азии Международного валютного фонда.

Я обратилась к нему с просьбой прокомментировать исполнение правительственной программы дедолларизации кыргызской экономики, перехода ее на расчеты в национальной валюте, недавно принятой кабинетом министров. (Напомним читателям «СК»: правительство обязало кыргызстанцев и всех участников рынка движимого и недвижимого имущества производить расчеты только в сомах.) Но доверие к твердой валюте оказалось намного выше, чем к национальной. Попробуйте купить сегодня японскую «Тойоту» или приобрести квартиру в Бишкеке или Оше за сомы: вас просто засмеют. Сказываются привычка, сложившийся после обретения независимости нашей республикой менталитет населения, а главное — боязнь потерять кровные.

Рекомендуя Кыргызстану и всем странам Центральной Азии сосредоточиться на преимущественном использовании национальных валют, Юха Кяхконен приводит говорящие факты: в 2015 году к доллару в нашей стране обратилось на 14% меньше торговцев и покупателей, чем в предыдущем; в следующем, 2016-м банкноты с портретами американских президентов сократились в своей массе аж на 65%; в текущем (а он еще не завершился) «зелени» в обиходе на территории нашей страны оказалось меньше на 50%, чем в этом же периоде 2016 года. Налицо прогресс в антидолларовом движении.

Специалист утверждает: главное для любых экономик — рост ВВП, в Кыргызстане этот показатель — 3,8%, выше всех стран евразийской кооперации, и это очень здорово. «Для раскрытия потенциала увеличения внутреннего валового продукта в вашем регионе, преодоления последствий прошлых шоков требуется комплексный пакет реформ, — считает Юха Кяхконен. — Создание прочного финансового сектора крайне необходимо для экономических преобразований. Однако снижение экономической активности и ослабление валют относительно доллара США начиная с 2014 года явились дополнительным стрессом для многих излишне обремененных и в значительной степени долларизированных финансовых секторов. В результате они продолжают оставаться крайне слабыми и не могут поддерживать активный экономический подъем. Без скорейшего восстановления финансового сектора такой бюджет подвергнется еще большему давлению, а экономические преобразования оказываются торпедированы», — уверен мой собеседник и приводит примеры.

Финансовый рынок начал «проседать» в центральноазиатских странах с середины 2014 года сразу в нескольких направлениях. Резко упали цены на биржевые товары, снизилась покупательная активность в странах — основных торговых партнерах, у многих заемщиков появились трудности в возврате банковских кредитов. Это положение особенно негативно сказалось на тех, кто брал долларовые кредиты, понятно, что комиссия по ним гораздо меньше, чем по займам в национальной валюте. Повсеместное ослабление национальных валют в регионе привело к увеличению расходов на обслуживание возникшего долга.

Соответственно выросли просроченные кредиты, снизились резервы, созданные банками на трудные времена. Это дополнительно негативно повлияло на их собственный капитал, при том что многие кредитно-финансовые учреждения уже имели недостаточную по международным стандартам капитализацию. А ограниченная независимость органов надзора — центральных банков — в некоторых странах Центральной Азии препятствовала решению старых, укоренившихся проблем, а именно — беспечному кредитованию. Банкиры для спасения своего бизнеса вынуждены были сдерживать рост кредитования, что подрывало доверие населения к банковской системе в целом.

Что касается Кыргызстана, то здесь ситуация сложилась иная, так как наш Национальный банк независим от правительства, проводит взвешенную государственную кредитно-денежную политику, не вмешивается в рынок, а лишь сглаживает резкие колебания курса валют, поддерживает стабильность цен.

— Регулятивная функция Нацбанка соответствует международной практике, — говорит Юха Кяхконен, — на правлении НБКР восемь раз в году определяется учетная ставка для коммерческих банков, и это замечательно!

Все без исключения официальные представители власти центральноазиатских стран предпринимают свои шаги по преодолению возникших трудностей, в том числе путем ужесточения требований к минимальному капиталу комбанков, вливания в них денежных средств, слияния и закрытия проблемных финансово-кредитных организаций, а также усиления законов и положений о банковском надзоре.

— Впереди много дел. Во-первых, потребуется тщательное определение последовательности реформ, начиная с надлежащего выявления безнадежных ссуд и потребностей в капитале, — рассуждает представитель МВФ. — Во-вторых, своевременное вмешательство в работу слабых банков необходимо для сведения к минимуму риска дальнейшего распространения факторов уязвимости через финансовую систему в целом. Любую государственную поддержку нужно предоставлять на строгих условиях (средства можно давать только жизнеспособным банкам под достаточные гарантии, которые помогут минимизировать издержки для государственного сектора). В-третьих, ликвидацию проблемных активов и открытость для частных инвестиций следует обеспечить на основе прозрачности, с тем, чтобы содействовать развитию конкуренции. Наконец, центральным банкам необходимо продолжить практику укрепления кредитования, разработать и внедрять основы антикризисного управления, чтобы в полном объеме обеспечить выполнение норм пруденциального регулирования.

Оздоровление финансового сектора дополнят проводимые налогово-бюджетные, денежно-кредитные и структурные реформы стран Центральной Азии по различным направлениям. Консолидация бюджета необходима, чтобы устранить возросшие бюджетные дефициты и более высокие уровни долга, вызванные прошлым, во многих случаях целесообразным, повышением государственных расходов для поддержки экономического роста центральноазиатских республик. Эти меры должны сочетать поддержку экономической активности населения в краткосрочной перспективе и обеспечение долгосрочной устойчивости. При этом приоритетное внимание необходимо уделять продуктивным инвестициям и (особенно!) защите малоимущих семей. Прочный финансовый сектор будет стимулировать этот процесс не только за счет снижения потенциального давления на бюджет, но и благодаря поддержке успешной стратегии управления долгом.

Что касается денежно-кредитной политики, то необходимо дальнейшее укрепление существующих основ, с тем чтобы в полной мере использовать выгоды большей гибкости обменного курса. Эти основы должны быть направлены на содействие доверию к политике, что требует создания практики четких коммуникаций и обеспечения независимости центрального банка. В этой связи прочный и надежный финансовый сектор будет способствовать процессу дедолларизации, которая необходима для действенности денежно-кредитной политики. В структурной сфере слабые финансовые секторы, которые не способны поддерживать реальную экономику, создают угрозу для завершения реформ, которые благоприятствуют столь необходимым экономическим преобразованиям для снижения зависимости от биржевых товаров и денежных переводов.

Оздоровленный финансовый сектор поможет раскрыть экономический потенциал в регионе и повысить уровень жизни населения, — уверенно заявил в беседе с корреспондентом «СК» заместитель директора Департамента стран Ближнего Востока и Центральной Азии Юха Кяхконен.

Галина ЛУНЕВА.

Фото МВФ.

"СК"

Издательский дом «Слово Кыргызстана»

Добавить комментарий