Вс. Окт 21st, 2018

Хирург от Бога. Человек-легенда…

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Есть люди, которые еще при жизни становятся легендами благодаря своей неповторимости, гениальности, преданности любимому делу и обществу. Такие великие умы — богатство народа, вносящее неоценимый вклад. Отказываясь от мирского, жертвуя многим, эти гении преданно следуют дарованному свыше призванию. Сегодня наша редакция благодарит и низко кланяется одному из таких титанов, упоминание имени которого вызывает самые светлые чувства. Гигант и глыба отечественной медицины, Человек с большой буквы, за которым закрепилось народное прозвище Хирург от Бога. Конечно же, речь идет о выдающемся докторе, заведующем хирургическим отделением Чуйской областной больницы Эрнсте АКРАМОВЕ. Перечислить его звания и регалии, в числе которых — профессор, доктор медицинских наук, заслуженный деятель науки Кыргызстана, заслуженный врач, народный депутат СССР, экс-депутат Жогорку Кенеша, лауреат Государственной премии в области науки и техники, Герой Кыргызской Республики, меценат, значит, ничего не сказать. Всю жизнь он посвятил, пожалуй, самому благородному делу на Земле — спасению человеческих жизней. И завтра легенде отечественной хирургии Эрнсту Хашимовичу исполнится 81 год.
Ко дню рождения знаменитого хирурга, мыслителя и ученого публикуем его воспоминания из жизни. Конечно же, его общественная деятельность известна многим, но мы расскажем о неизвестном Акрамове.

Семья, школа, институт…

Родился выдающийся хирург 24 июня 1936 года во Фрунзе в семье рабочего. Его отец коммунист Хашим Акрамов работал водителем. Мать была домохозяйкой, на ее хрупких плечах лежала забота о трех детях, хозяйстве.

Первым ребенком в семье была Рая, родившаяся в 1933 году. Спустя три года на свет появился наш герой, а еще через четыре — его брат Эркен, который сейчас является известным тренером по велосипедному спорту. Будучи старшим сыном, Эрнст стал главным помощником родителей. Все домашние обязанности — нарубить дров, принести воды из колонки в двух кварталах от дома, подмести двор, отстоять очередь за хлебом — лежали на нем.

Учился он в школе №10 им. М. Фрунзе, находившейся на ул. Алма-Атинской (ныне Усенбаева). Надо сказать, что тогда общеобразовательные организации разделялись на женские и мужские, поэтому посещал наш герой сугубо мужскую школу. В учебе у него все ладилось, отличником не был, но и ниже хорошиста не опускался. Интерес проявлял ко всем предметам одинаково.

— Мы получили строгое школьное воспитание. Не было ни хулиганства, ни бандитизма, никто из ребят даже не курил. Росли нравственно стойкими и духовно богатыми, уважали своих педагогов, не пререкались с ними. К примеру, если навстречу шел учитель, мы в знак уважения останавливались и ждали, пока он пройдет; когда педагог делал замечание, ученик снимал головной убор (если он имелся) и слушал его по стойке смирно — настолько высок был авторитет учителя! К сожалению, сейчас такого отношения нет. Я очень благодарен своим преподавателям: по истории — Николаю Дмитриевичу, идеологии — Нине Петровне, химии — Августе Дмитриевне, физике — Александру Федоровичу, математике — Давиду Ивановичу и многим другим, — говорит хирург.

По его мнению, школьное воспитание отражалось и на отношении к родителям: «Мы воспринимали их как святых, никогда не перечили и не огрызались, выполняли все поручения».

Хирург от Бога. Человек-легенда…Уроки Эрнст, как и его одноклассники, никогда не пропускал. Правда, в теплые майские дни ребята после занятий могли сбежать в Карагачевую рощу, чтобы искупаться в Комсомольском и Пионерском озерах. — Так проходило наше детство. К сожалению, оно пролетело быстро. После школы все разлетелись в разные страны, поступив кто в институт, кто — в техучилище. Началась взрослая жизнь. В вузе уже царила совсем другая атмосфера: мы учились вместе с девочками, стали проявлять к ним интерес, — вспоминает хирург.

Осваивал азы выбранной профессии Эрнст Хашимович днями и ночами:

— После основной учебы мы занимались в морге, практиковались анатомии. Понимая, что профессия — наш будущий хлеб, полностью отдавались учебе. Изредка однообразная институтская жизнь разбавлялась культурно-танцевальными вечерами. Надо сказать, что студенты нашего времени являлись образцовыми, не было разгильдяев. Мы осознавали, что идем в большую жизнь и обязаны знать свою специальность.

Параллельно с учебой Эрнст занимался еще и спортом. Он — мастер спорта СССР по спортивной гимнастике, неоднократно становился чемпионом Кыргызстана и входил в сборную команду республики.

— Любой молодой человек должен заниматься спортом. Я им увлекся в шестом классе. Участвовал во многих международных соревнованиях. Это было делом молодости, — вспоминает Акрамов.

Студенческое время также быстро осталось позади. В 1960 году Акрамов окончил Кыргызский государственный медицинский институт, получив специальность «врач общей практики».

— И опять жизнь разделила нас с вузовскими товарищами. Многие начали врачевать в регионах, некоторые остались в столице. Жизнь подсказывала, что мы уже врачи и нужно относиться к этому ответственно. После шести лет обучения каждого из нас увлекла определенная специализация: кто-то стал терапевтом, кто-то невропатологом, кто-то травматологом, а кто-то хирургом, как я, — вспоминает Акрамов.

 

Работа, работа и еще раз работа…

В том же году он начал работать врачом-хирургом во 2-й городской клинической больнице столицы, и вот уже 57 лет вся его жизнь посвящена этой сложной и ответственной профессии. — Эта наука требует максимальной отдачи и полного погружения. Надо отметить, что хирург не может быть одиноким, он всегда в обществе коллег, старших и более опытных товарищей. У меня было несколько наставников, каждый из них многое мне дал. Это доктора с большим практическим стажем, ставшие известными людьми и учеными. Среди них ныне действующий академик, профессор Мамбет Мамакеев, прекрасный врач-практик Василий Масколенко, Михаил Знаменский, у которого я проходил аспирантуру и защитил кандидатскую диссертацию по пересадке сосудов, Анатолий Лопин, с которым мы чуть ли не ежедневно дежурили, врач-хирург Тамара Одарюк, а также почетный академик Мария Токтогуловна Нанаева. направившая меня в научное русло хирургии. Таким образом, получая от каждого ценные навыки, я формировался и продолжаю делать это по сей день, — делится хирург.

Врач не может говорить, что знает все! Нет предела совершенству, считает он. Хирургия — необъятная отрасль, и настоящий хирург — тот, кто признает, что еще не достиг уровня самой хирургии. Поэтому учиться этой профессии нужно всю жизнь, погружаясь в нее с головой.

После защиты кандидатской в 1967 году Акрамов поставил цель учиться дальше и посвятил 25 лет написанию докторской диссертации. Сегодня многие специалисты защищают ее в 30-40 лет, отучившись в той же Москве в докторантуре, становятся докторами наук.

— Как так! — возмущается врач. — Таких можно назвать скороспелками. Ведь наука очень тяжелая, объемная, обязывающая создавать что-то новое. Эти люди еще хирургию не «нюхали», а стали докторам медицинских наук! Они неправильно понимают значение ученой степени. Доктор наук — созревший специалист, которым можно стать только лет через 40 после активной работы.

Эрнст Хашимович — пример того, как нужно ценить и любить свою работу. На протяжении более 37 лет профессор в буквальном смысле живет в больнице, спасая жизни, искренне сострадая больным, леча их даже словом. Выбрав однажды профессию, он остается предан ей круглые сутки, без отпуска и выходных.

— Что мне это дало? Наверное, профессионализм, без которого самоутверждение в хирургии невозможно. Так пролетели десятки лет, и вот я на вершине своего совершенства. Чего-то я достиг, а к чему-то только стремился, — рассуждает Акрамов.

Простых операций в хирургии не бывает, каждая требует максимального внимания. Хирург прежде всего должен быть постоянно собранным, а главное — далеким от коммерции, думать не о деньгах, а о помощи больному. Коммерция — опасная и коварная беда нашего времени. Ради денег ежедневно проводятся операции, показаний к которым фактически нет и после которых у пациентов возникают осложнения. А ведь множество заболеваний можно лечить консервативно без хирургического вмешательства.

— С этим явлением необходимо бороться. Из-за него больной может умереть. Коммерция должна существовать в другом месте, но только не в медицине, — считает профессор.

Хирургом от Бога Эрнста Хашимовича прозвали не просто так. За время его работы не умер ни один пациент! Золотые руки доктора спасли тысячи жизней, даже тех, на ком другие врачи поставили крест.

— Почему в наш век современных технологий, когда запускаются космические корабли и совершают посадки на другие планеты, больной должен умереть от простого аппендицита? Это нонсенс. Я бы даже сказал — преступление, — с возмущением говорит Акрамов.

Основная причина смертности — доведение болезней до запущенной формы, недиагностированность их невнимательными врачами. В своей Чуйской больнице Акрамов, известный своим характером, таких ошибок не позволяет. Он дал персоналу четкую установку: каждый пациент, поступивший, например, с жалобами на боли в животе, должен находиться в больнице до тех пор, пока не выяснится причина и ему не станет лучше. — Ни в коем случае человека с приступами нельзя отправлять домой. Возможно, у него перитонит или кровотечение, тогда каждая минута на счету. А может быть, у него заболевание, которое лечится простой терапией. Врач с таким больным должен находиться рядом — сутки, двое, неделю, пока тот не поправится. Только так можно избежать смертельных случаев. Мы далеки от понятия «нет коек». Что это вообще значит? Нет коек — положите пациента на кушетку. Если и она занята — постелите матрас, но пусть он будет под наблюдением врача, — отметил хирург.

 

Что такое счастье?

Ради профессии Эрнсту Хашимовичу пришлось пожертвовать многим, в том числе и личной жизнью. Он пережил и сильные чувства, и любовные истории, но до семейной жизни дело так и не дошло.

— Вся жизнь пролетает одним днем, как мгновенье. Личной жизни у меня никогда не было. Это мой выбор. Каждому дано свое, поэтому говорить о том, что судьба должна быть определенной, нельзя. Она у всех складывается по-разному. Не бывает счастливой жизни, бывают счастливые дни. У кого-то больше их, у кого-то — драматических ситуаций. Каждый видит счастье по-своему: для кого-то это семейное благополучие, для кого-то — богатство. Считаю, счастье не в богатстве, а когда ты приносишь людям добро, помогаешь человеку, спасаешь его от несчастных и трагических моментов.

Для меня счастье — работать. Я создал своеобразный ореол из моих учеников, достойно поднимающих хирургию на современный уровень. Наверное, это тоже большое достижение. Свой опыт я передаю им. Должен сказать, что проведение в нашей Чуйской больнице сложнейших операций соответствует мировым стандартам. Мы не нуждаемся в зарубежных коллегах, наш уровень не уступает их планке. Мы создали и получили патенты на собственные разработки, аналогов которым нет в мире. Наша больница достигла определенных высот, мастерства, она может конкурировать с передовыми европейскими клиниками. Нет таких операций на органах брюшной полости и грудной клетки, которые мы не выполняли бы. И с радостью могу сказать, что путем трудолюбия, повседневности, организованности мы достигли больших успехов. Наша клиника руководствуется таким афоризмом — «Цена человеческой жизни равна цене Вселенной». Этим сказано все! Настолько она должна цениться как государством, так и окружающим миром, — заключил Акрамов.

Аида ШИРИНОВА.

Фото Нины ГОРШКОВОЙ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *