Пн. Окт 22nd, 2018

Страсти по латинице

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Можно ли усидеть на двух стульях в условиях жесткого противостояния…

подробнее на этой странице Когда в апреле глава Казахстана Нурсултан Назарбаев распорядился до конца года разработать «стандарт казахского алфавита на основе латиницы», возникло некоторое недоумение. Казалось бы, страна активно интегрирована в СНГ и ЕАЭС, которые в свою очередь могут стать частью глобального китайского проекта возрождения Великого Шелкового пути, вызывающего искренний интерес государств — членов ШОС, среди которых Казахстан в числе застрельщиков с хорошим потенциалом выгод и прибылей. С какой стати тут английский язык? Почему, скажем, не китайский, если уж русский, знакомый, так сказать, с колыбели казахской государственности, сегодня почему-то отодвигается на вторые-третьи роли?

source КАК ГОВОРЯТ ЮМОРИСТЫ, вопрос, конечно, интересный. Тем более что и мотивация, сформулированная Н. Назарбаевым, несильно впечатляет: «Переход на латиницу — это не прихоть, это веяние времени. Когда я говорю о трудоспособном государстве, я говорю о трудоспособных гражданах. Нужно знать международный язык — английский, потому что на нем все передовое держится, — пояснил Назарбаев. — Я слышу разные опасения. Но мы не отойдем от кириллицы, мы не забудем русскую культуру и русский язык. Через русский язык мы изучали мировую культуру, он всегда с нами останется. Наш сосед всегда рядом, и мы всегда будем сотрудничать».

То есть сосед, а я рискну исправить видного политика — соседи, с которыми предстоит тесное сотрудничество, говорят в основном по-русски. Во всяком случае, все делопроизводство СНГ и       ЕАЭС ведется именно на этом языке. Материалы ШОС, как известно, форматируются в русской и китайской версиях. И это данность, против которой Казахстан выступать не собирается. Однако «трудоспособность» населения, по мнению лидера соседей, напрямую зависит от знания английского языка. И на нем, оказывается, держится все передовое. В каком месте тут логика, понять трудно. Но, видимо, вопрос назрел настолько, что его необходимо решить до конца года и ни на минуту позже.

Впрочем, данное распоряжение можно рассматривать и не как жесткую установку, а как рекомендацию. Ведь пока Назарбаев предложил только «нарисовать» алфавит, а перевод языка на новую графику, по его понятиям, займет еще пару лет. Хотя лингвисты сильно сомневаются: в такой деликатной и инерционной сфере, как язык, два года — это настолько стремительный рывок, что практически вся страна в течение этого времени должна забыть обо всем другом и в едином порыве осваивать новые языковые реалии. Усилий это займет неимоверно много. Сколько на это понадобится финансовых средств? Какой-то конкретной суммы найти не удалось: она либо сильно засекречена, либо не существует в природе. Есть некая общая формулировка тех, кто, так сказать, внутри проблемы — денег понадобится очень, очень много. Хотя они же убеждены: если не выдумывать собственный алфавит, а воспользоваться уже готовым английским, то и денег это потребует меньше (можно использовать уже имеющиеся драйверы, клавиатуры). Что касается времени, то специалисты убеждены — два года не реальны, оптимальный срок — семь лет. Это экономическая сторона вопроса. И даже если средств понадобится очень много, то это, в общем-то, не наша забота: Казахстан сумел за короткий срок отстроить себе новую столицу — на зависть всем друзьям по СНГ, умудрившись при этом ни на йоту не снизить статус «первой» столицы — Алматы, которая сегодня представляет собой вполне современный мегаполис. Да и в других населенных пунктах все идет по нарастающей, даже несмотря на достаточно критичный взгляд оппозиции страны. Так что денежный вопрос, как и техническое обеспечение предстоящей языковой реформы, не главное — справятся. Это зарплаты и пенсии народу повышать трудно и всегда финансово сложно, а на такие «важнейшие» для будущего страны прожпроекты деньги всегда найдутся, даже если их надо очень много.

Что касается изменения сознания большой части народа, в основном среднего и старшего поколений, когда постперестроечные правители вообще с этим считались? Ну а эксперты, которым единственным, похоже, есть до этого дело, утверждают, что семи лет для адаптации новой языковой графики (что в принципе равносильно переходу на другой язык) крайне мало, процесс может застопориться. При этом какая-то часть населения, получив новый культурный шок, просто покинет этот мир. Но это, как когда-то цинично заметил «товарищ Чубайс», неизбежные издержки любой реформы.

Да, все это внутренние дела казахов. Мы же говорили о политической стороне данной темы. А она, как это ни прискорбно, свидетельствует лишь об одном: Казахстан бежит из русского мира. А с учетом сроков, обозначенных Елбасы (дословно — «отец нации»), бежит сломя голову. Соответственно, можно сделать вывод об отношении властей страны и к СНГ, и к ЕАЭС — пребывание в них, видимо, следует понимать как некую «тренировку» перед классификационным спаррингом. В русском языке есть очень емкое слово, обозначающее такую позицию. Но поскольку он сейчас у казахов не в чести, прибегнем к английскому double-dealing, которое в принципе равноценно русскому аналогу.

По мнению известного публициста Михаила Делягина, для России это ужасная новость: «Азбука прямо участвует в формировании культурных кодов, и перевод языка на латиницу означает культурный уход на Запад. Причем не в угаре национализма и русофобии, как это было сделано, например, в Молдавии или некоторых странах бывшей Югославии. А в здравом уме и твердой памяти, в рамках системной государственной политики». Ну вот — вещи названы своими именами.

Впрочем, еще не факт, что очередная языковая реформа пройдет гладко: на многих казахских форумах сейчас идет настоящая война — народ неоднозначно воспринял очередную установку своего лидера, противников немало. Некоторые интернет-ресурсы уже приводят неутешительные факты, свидетельствующие о водоразделе в обществе, а некоторые эксперты вообще прогнозируют, что казахское общество ждут разделение и открытая конфронтация. Как говорится, поживем — увидим.

ИНИЦИАТИВА СОСЕДЕЙ, конечно, не могла пройти незамеченной и нашими борцами за идентификацию. Почти сразу же на одном из парламентских заседаний прозвучал глас представителя   «обезглавленной» фракции «Ата Мекен» Каныбека Иманалиева, который призвал перейти на латиницу: «Туркменистан, Узбекистан, а теперь Казахстан переходят. Я понимаю, что сейчас у нас нет денег для этого, но мы уже должны начать готовить специалистов для латиницы. Было бы хорошо перейти на нее к 2030-2040 годам», — заявил он.

Похоже, из головы депутата фантазии полностью вытеснили логику, если он знает, что сейчас денег нет, то откуда уверенность, что они обязательно появятся через 20-30 лет? К этому сроку, возможно, и мир неузнаваемо изменится, и переходить понадобится не на латиницу, а, например, на иероглифы. И потом, чего скрывать — пример Туркменистана и Узбекистана в языковой сфере не самый соблазнительный. Да и в других сферах после развала СССР им мало чему позавидуешь. В общем, данное заявление парламентария осталось почти без внимания со стороны коллег и избирателей.

Но после недавнего визита Алмазбека Атамбаева в Москву тема латиницы всплыла вновь. На встрече с представителями кыргызской диаспоры в российской столице профессор МГУ Марклен Конурбаев поинтересовался, не пора ли у нас на государственном уровне развернуть изучение английского языка, а заодно и азбуку поменять. Конечно, кому, как не московской профессуре, важна языковая реформа в нашем отечестве. Поверьте, я вовсе не против изучения языков, напротив, я за призыв: «Больше языков — хороших и разных!» Но отчеты встречи Президента с соотечественниками, совсем неплохо устроившимися в главных городах России, красноречиво показывают, как давно они покинули родные края. Ведь господин Конурбаев в отличие от парламентария из «Ата Мекена» в пример привел не захудалые Таджикистан и Узбекистан, а Сингапур! «Лидер которого Ли Куан Ю еще в 1960-х годах установил там государственным языком английский, несмотря на то что 80 процентов населения были китайцами, а 12 — малайцами» — такова его аргументация в интернет-отчетах. Неискушенному читателю, живущему вне политики, может показаться, что предложено вообще английский сделать государственным. Мне, например, показалось.

Надо отдать должное Президенту, он ответил русскому профессору (если Конурбаев преподает в МГУ, то он же русский профессор?) достойно. Заявив, что с историей Сингапура знаком, он напомнил ученому мужу, что реалии этой географической точки были несколько иные. Причем иные настолько, что он был в то время британской колонией, где английский язык насаждался насильно и считался одним из механизмов подавления местных китайцев и малайцев. К тому же, заметил Президент, китайцам нет смысла беспокоиться о сохранении своего языка — на нем и так разговаривает полтора миллиарда землян.

«Мы должны сохранить свой язык, наш язык — государственное достояние, потому что он чуть ли не единственный сохранившийся из всей алтайской языковой группы… Мы должны сделать так, чтобы каждый ребенок знал его. Приведу пример. Я разговаривал с Президентом Монголии, они пошли этим же путем — 25 лет назад ввели во всех школах английский язык. Сегодня, говорит он, монголы и английский не знают, и русский забыли, а на своем могут общаться только дома… Нам надо сохранить хотя бы то, что мы уже имеем. Что плохого в русском языке? Но с этой осени мы начинаем вводить ежедневное обучение английскому языку — в школах каждый день будет преподаваться английский. Фактически мы будем трехъязычными — кыргызский, русский и английский, но в первую очередь мы, конечно, должны развивать государственный кыргызский, во-вторых — сохранить русский язык. А третий и так придет. Если человек знает два языка, я по себе знаю, то третий выучить нетрудно. Вот мне 60 лет, могу на английском общаться, фактически выучил по Интернету, у меня нет учителя и времени нет… Многое решает среда. А среда русскоязычная. И мы должны знать как минимум два языка», — подчеркнул А. Атамбаев. Достаточно конкретно он высказался и насчет латиницы: «Мы не должны отрекаться от того, что имеем. Если куда-то и переходить, то у нас была своя письменность, если на то пошло — руническая письменность битик, которая больше подходит кыргызскому языку. Но нам надо сохранить кириллицу».

И мне лично такой подход гораздо ближе и понятнее, чем популистские призывы, основанные на ура-патриотизме тех, кто уже давно окопался в России, которая, невзирая на понимание, что «Восток — дело тонкое», дает кров и работу многим ярым «патриотам» постсоветской Средней Азии. Да и просто человек Атамбаев вызывает большее уважение, чем Назарбаев. Потому что, если ты в одной упряжке и тебе доверяют, нужно во всем следовать правилам чести и достоинства. При открытом антагонизме, существующем сегодня между Западом и Москвой, нельзя сидеть на двух стульях и делать вид, что это нормально и никто не заметит.

К СОЖАЛЕНИЮ, и не только моему, срок пребывания Алмазбека Атамбаева в должности Президента нашей страны скоро истекает. Мне не понятны обязательства, данные им более чем странной структуре, называемой временным правительством. С юридической точки зрения — это нонсенс и нарушение Конституции, где подобного «органа власти» нет и в помине. Но как человек, давший слово (что только усиливает уважение к нему), Алмазбек Шаршенович не вступает в споры по этому поводу. Очень жаль — почему-то кажется, что многие из его сегодняшних оппонентов не преминули бы восстановить статус-кво и яро поборолись бы за второй срок полномочий. Похоже, я не конченая демократка, так как не вижу особой выгоды для страны от частой смены высшей власти. Даже история самой демократичной демократии подтверждает, что выборы — это повод больше  для драки, нежели преемственности позитивных наработок. Надо быть справедливыми, Атамбаев для страны сделал больше, чем все «правители» новейшей истории.

У русских есть меткое выражение: «Новая метла метет по-новому». Хорошо, если новым главой страны станет человек вменяемый и понимающий, что для страны лучше на данном этапе. Плохо, если на самую высокую высоту поднимется популист, которому важно не благополучие страны и ее народа, а удовлетворение собственных властных амбиций. И вновь в повестку дня включат вопрос о русском языке и переходе на латиницу. В то время как народу надо просто чуть-чуть распустить пояса, хотя бы на одну дольку, понадежнее стать на земле и видеть просветлевшие горизонты будущего. Все остальное — и язык в том числе — надстройка, которая хоть и определяет сознание, но на голодный желудок плохо функционирует.

Татьяна ПОПОВА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *