О бедной культуре замолвите слово

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Нынешний, 2017-й проходит под лозунгом: «Год нравственности, воспитания и культуры», а в прошлом акцент делался на историю и культуру. Отчего такое внимание к культуре? Значит, это важно для руководства страны. Так какой же посыл хочет донести власть до своих граждан?

Что такое культура?

«Культура — это обобщающее понятие для форм жизнедеятельности человека, созданных и создаваемых в процессе эволюции. Культура — это нравственные, моральные и материальные ценности, умения, знания, обычаи и традиции. Именно наличие культуры отличает человека от животных. Культура — это воспитание, образование, соблюдение нравственных норм, общепринятых правил, этикета», — дает расшифровку энциклопедия. Существует целый ряд часто употребляемых терминов: «культурный и некультурный человек», «культура речи», «некультурное поведение», культурные ценности, «поп-культура», «субкультура», «псевдокультура», «культурология» и т. д.

На мой взгляд, необязательно называть 2017-й Годом нравственности, воспитания и культуры, так как два первых слова входят в общее понятие культуры. Термин «культура» широко используется в гуманитарном дискурсе, чем обусловлено его массовое проникновение в повседневную жизнь через СМИ и другие средства коммуникации. Также культура — это нравственные, моральные, материальные ценности, умения, знания, обычаи, традиции. Культура предстает формой трансляции социального опыта через освоение каждым поколением не только предметного мира культуры, навыков и приемов технологического отношения к природе, но и культурных ценностей, образцов поведения. Причем эта регулирующая социальный опыт роль культуры такова, что она формирует устойчивые художественные и познавательные каноны, представление о прекрасном и безобразном, добре и зле, отношении к природе и обществу, сущему и должному и т. п.

Если смотреть в более широком смысле, можно и нужно включить в культуру как ее элементы искусство, изобразительное искусство, живопись, графику, скульптуру, архитектуру, литературу, драматургию, музыку, театр, поэзию, прозу, хореографию, фотографию, а также веру, религию, мифологию, науку, философию, естественные, гуманитарные, социальные, технические науки, математику, медицину, музеи, хобби, чтение, коллекционирование, этикет, общение, СМИ, печать, радио, ТВ, Интернет, развлечения, смех, юмор, технику, кулинарию, спорт.

Как обстоят дела с культурой в Кыргызстане сегодня? Сказать, что она находится в плачевном состоянии, ничего не сказать. Отсутствие ассигнований, направленных на поддержку и распространение ценностей классической культуры, резко контрастирует с тем взрывом интереса к культурным ценностям, который характерен для многих стран. Особенно у нас пострадала литература, которая занимала ведущее место в системе отечественной культуры. Интерес к ней теперь значительно снизился. К тому же скорость общественных перемен в стране такова, что их нелегко сразу же осознать и отразить.

Возможно ли взаимодействие культуры и рынка?

Сложная проблема, которая не может не волновать многих, — взаимодействие культуры и рынка. Происходит коммерциализация культуры, при которой так называемые некоммерческие художественные произведения остаются незамеченными. При огромном культурном потенциале, накопленном предшествующими поколениями, реально происходит духовное обнищание народа. Массовое бескультурье — одна из главных причин многих бед в экономике, социальной сфере, экологии. На почве бездуховности растут преступность и насилие, происходит упадок морали. Опасность для настоящего и будущего страны представляет бедственное положение науки и образования.

Если к созданию произведений культуры подходят как к бизнесу, приносящему прибыль, то есть как к обычному товару, то преобладает не стремление к совершенству, высоким духовным идеалам, а к тому, чтобы при минимальных затратах получить максимальную выгоду.

Культура теперь вынуждена ориентироваться не на человека духовного, а на человека экономического, потакая его самым низменным страстям и вкусам. Формируется своеобразная «рыночная личность», характеризуя которую, один из крупнейших философов XX века Эрих Фромм писал: «Человек более не заинтересован ни в собственной жизни, ни в собственном счастье, он озабочен только тем, чтобы не утратить способность продаваться».

Исчезла централизованная система управления этой важнейшей сферой общества, как и единая культурная политика. Государство перестало диктовать культуре свои требования. Одна из превалирующих в кыргызстанском обществе точек зрения заключается в том, что государство не должно вмешиваться в дела культуры, так как это чревато установлением его нового диктата над культурой, а культура сама найдет средства для выживания. Более обоснованной представляется точка зрения, суть которой в том, что, обеспечивая свободу культуре, право на культурную самобытность, государство берет на себя разработку стратегических задач культурного строительства и обязанности по сохранению культурно-исторического наследия, необходимую финансовую поддержку культурных ценностей. Государство в лице его «топ-менеджеров от культуры» должно осознавать, что культура не может быть отдана на откуп бизнесу, а ее поддержка, в том числе в сфере образования, науки, искусства, литературы, имеет огромное значение для поддержания нравственного, психологического здоровья нации. Другими словами, «школа важнее завода, важнее газопровода, важнее дорог и каналов. Когда мы это осознаем, то дела пойдут лучше», то есть «образование — лучший страж свободы, чем развернутая армия» (Эдвард Эллиот).

Между тем при серьезном изучении истории других стран, в том числе и самых «рыночных», оказывается, что не рынок создавал в них новые ценности и образцы поведения, а национальная культура этих стран осваивала рынок, создавала как моральные оправдания «рыночного поведения», так и ограничения этого поведения культурными запретами.

Япония, Швейцария, Финляндия — страны с высокой культурой, а не с полезными ископаемыми. И они процветают. «Важно не то, сколько у вас золота или нефти, а то, какая у вас культура». Бесспорно: культура государства определяется тем наследием, которое могут дать лучшие умы и таланты страны. И пакет незыблемых ценностей, достаточных для государства, должен быть «неприкосновенным». Если он недостаточен, то государство деградирует. Да и само оно в идеале должно быть сильным и максимально использующим потенциал личности и общества.

Тройка счастливых

В тройку самых счастливых государств мира входят Дания, Швейцария, Нидерланды.

Каковы составляющие их счастья? Во-первых, население стран с большим социальным равенством более счастливо, чем стран с большим социальным неравенством, так как в связи с расслоением общества на богатых и бедных появляется социальный диссонанс. Например, высококвалифицированный специалист в нашей стране нередко получает гроши, зато ворье сплошь и рядом купается в роскоши, и это вызывает негодование в обществе. Таким образом, чем меньше коррупции, тем больше счастья.

Счастливыми людей делает свобода — как экономическая, так и гражданская, и нравственная. У датчан, которые входят в первую тройку счастливых, есть общественная солидарность. Они добиваются общезначимых результатов, что их воодушевляет. И, наконец, жизнь в Дании стабильна, а в странах, где есть социально-экономическая нестабильность, уровень счастья катастрофически падает.

В общем, счастье делает людей лучше. Счастливые люди лучше работают, они лучшие друзья и дольше живут. Называют четыре столпа счастья: хорошее правление, пропаганда культуры, комфорт жизни, свобода.

Распадающаяся же культура мало приспособлена к преобразованиям, ибо импульс к созидательным переменам исходит от ценностей, являющихся культурными категориями. Только интегрированная и крепкая национальная культура может сравнительно легко приспособить к своим ценностям новые цели, освоить новые образцы поведения.

Грядет большая игра

Наша страна существует сегодня как неопределенная совокупность социальных групп, часто чрезвычайно разделенных и далеких друг от друга, хотя и объединенных общим пространством, но очень слабо связанных временем социального воспроизводства, продуктивной деятельностью, представлениями о перспективах и т. д. Современность всех этих образований остается глубокой проблемой.

Бытует такое мнение: создают голодные, сытые разрушают. И в этом есть определенная доля справедливости. Не так давно нами пережито время, когда власть и деньги очутились в руках людей, по сравнению с которыми председатель сельсовета в деревне выглядел светочем культуры. Страна погрязла в коррупции, развитие общества стагнировало при экономическом коллапсе.

14 апреля 2010 года Д. Медведев, находившийся в то время с визитом в Вашингтоне, отвечая на вопрос корреспондента о ситуации в Киргизии, сказал: «Кому-то из киргизских лидеров надо принять ответственное решение. Решение, которое будет продиктовано заботой о судьбе киргизского народа, а не о своей собственной личной судьбе». Еще он отметил, что «события в Киргизии — показатель крайнего возмущения киргизского народа правлением Бакиева. А крах режима Бакиева обусловлен неспособностью этой власти обеспечить социально-экономическое развитие страны, ужасающей коррупцией, клановостью и семейственностью». Тогда же президенты Обама и Медведев сделали совместное заявление по Кыргызстану.

Нужны были кризис-менеджеры, чтобы вывести страну из тупика. Президенту Атамбаеву, на мой взгляд, удалось им стать. Сейчас, накануне президентских выборов, когда жестко обострилась политическая борьба в стране, надо проявить всю полноту ответственности за будущее кыргызского государства и, следовательно, за наше собственное будущее.

Я уже писала о начале большой игры в связи с завершением срока правления Атамбаева, и, боюсь, опасения мои небеспочвенны. Бывшие беглые властители продолжают строить козни и влиять на политическую ситуацию в стране. И это не может не тревожить простых кыргызстанцев.

В свое время Д. Киселев, ведущий воскресных «Вестей» на российском ТВ-канале, сказал о бакиевском клане: «Они приватизировали государство в вульгарных интересах тотального воровства, зарабатывания денег и все бросили на растерзание: образование, детей, стариков, защиту природы и прочее». Они действительно бросили на растерзание все: страну, ее граждан, среду обитания. Они были пострашнее любого внешнего врага и стремились оставить после себя выжженное поле.

Вы помните, что ответил К. Бакиев, когда люди стали выходить на митинги после веерных отключений электричества? Он сказал: «Замерзли? Отапливайтесь кизяком». И граждане стали вырубать деревья, чтобы согреться. Идеология временщиков: после нас — хоть потоп, хоть трава не расти.

Теперь почти везде вместо деревьев — пенечки. Также участились и сели, оползни, погребающие многие семьи, а иногда и целые селения.

А дети? Страшный случай ослепшего и оглохшего, утратившего будущее маленького Исмаила — это история, буквально леденящая сердце. Что должно было произойти с добросердечными и чадолюбивыми кыргызами, чтобы сотворить такое с маленьким ребенком, который являлся еще и родным племянником жестокосердных дяди и тети? Что у них в груди, там, где должно быть сердце? Пусть этот растерзанный монстрами маленький мальчик станет символом детства, которое украли, символом украденной, уничтоженной, убитой жизни.

Великий русский писатель Ф. Достоевский писал: «В самом деле, выражаются иногда про «зверскую» жестокость человека, но это страшно несправедливо и обидно для зверей: зверь никогда не может быть так жесток, как человек, так артистически, так художественно жесток. Тигр просто грызет, рвет и только это и умеет. Тут именно незащищенность этих слабых созданий и соблазняет мучителей, ангельская доверчивость дитяти, которому некуда деться и не к кому идти, — вот это-то и распаляет гадкую кровь истязателя. Во всяком человеке, конечно, таится зверь, зверь гневливости, зверь сладострастной распаляемости от криков истязуемой жертвы, зверь без удержу, спущенный с цепи, зверь нажитых в разврате болезней. Понимаешь ли ты это, когда маленькое существо, еще не умеющее даже осмыслить, что с ним делается, плачет своими кровавыми, незлобивыми, кроткими слезками к «боженьке», чтобы тот защитил его, понимаешь ли ты эту ахинею, друг мой и брат мой, понимаешь ли ты, для чего эта ахинея так нужна и создана! Для чего познавать это чертово добро и зло, когда это столького стоит? Да ведь весь мир познания не стоит тогда этих слез ребенка к «боженьке»…

Если все должны страдать, чтобы страданием купить вечную гармонию, то при чем тут дети, скажи мне, пожалуйста? Совсем непонятно: для чего должны были страдать и они и зачем им покупать страданиями гармонию? Не стоит она слезинки хотя бы одного только замученного ребенка, который молился неискупленными слезками своими к «боженьке»! Не стоит потому, что слезки его остались неискупленными. Они должны быть искуплены, иначе не может быть и гармонии. Но чем, чем ты искупишь их? Разве это возможно? Неужто тем, что они будут отомщены? Но зачем мне их отмщение, зачем мне ад для мучителей, что тут ад может поправить, когда те уже замучены? И если страдания детей пошли на пополнение той суммы страданий, которая необходима была для покупки истины, то я утверждаю заранее, что вся истина не стоит такой цены. И можешь ли ты допустить идею, что люди, для которых ты строишь, согласились бы сами принять свое счастье на неоправданной крови маленького замученного ребенка, а приняв, остаться навеки счастливыми?»

Поистине это так. Вообще, о степени развитости государства судят по отношению к детям и старикам. В этом смысле мы еще очень далеки от идеала. Государство существует не для того, чтобы на земле был рай, а для того, чтобы не было ада. Вы спросите: при чем тут бакиевский клан? При том. Он уничтожил государство. В то время у нас вместо государства была территория беззакония, территория произвола власти, люди оказались брошенными на произвол судьбы. Правитель же сказал: «Выживайте сами, как хотите. Человек человеку волк, а в обществе царит закон джунглей, где выживает сильнейший».

Вы спросите: какое это имеет отношение к культуре? Самое непосредственное, так как культура лежит в основе всего. Угроза культурной деградации реальна, и ей необходимо сопротивляться.

Тема культурного одичания — это и тема национального выживания; когда культ безнравственного, идущего по трупам мерзавца превозносится как пример для подражания. «Богачи жадны. У богачей нет совести, они гордятся только своим состоянием. Церемониться надо с бедняками», — сказал когда-то Грэм Грин.

О нравственности власти и национальном выживании

Нравственность власти — это главное средство завоевания доверия граждан.

Безнравственность, беззаконие и беспредел власти вызывают отторжение у нормальных людей. А у нас до недавнего времени культ коррумпированного, безнравственного, неправедного богатства превозносился как пример для подражания. Тема нравственного одичания — это и тема национального выживания.

«И правосудию случается ошибаться, и когда оно ошибается, то становится самой гнусной и злобной вещью, отбирая у простых людей веру в справедливость», — отмечал пару веков назад А. Дюма в известном романе «Граф Монте-Кристо».

Глядя на крушение карьеры одного из самых известных политиков нашей страны, в полной мере осознаешь, что именно этот культ неправедного богатства привел его к краху. Какая грустная история. А ведь в свое время, когда ему в багаж подсунули матрешку с наркотическим зельем, он сказал: «Лучше бы они меня просто убили». Тогда его кристальная репутация еще была важна для него, что же случилось потом? А затем неправедное богатство затмило все: мораль, нравственность, воспитание, культуру, если хотите. Вот уж воистину — от сумы да от тюрьмы не зарекайся. Или иначе: «Колесо Фортуны проворнее мельничного, кто вчера был высоко-высоко, тот нынче лежит во прахе», — сказал М. Сервантес в своем «Дон Кихоте».

О морали не забывайте, господа толстые кошельки! Теперь вы понимаете, что угроза культурной деградации реальна и ей надо всячески сопротивляться. Конечно, существует презумпция невиновности и вина человека должна быть доказана, но что-то подсказывает мне, что упомянутый выше политик виновен в том, в чем его обвиняют. И тогда возникает вполне закономерный вопрос: они все там такие?

Я имею в виду наших депутатов. Ведь парламент называют собранием денежных мешков, для которых их богатство превыше всего. Мы это уже проходили, увы.

Классик А. Пушкин без устали напоминал потомкам: «Материя без духа не творит историй; лучшие и прочнейшие изменения суть те, которые происходят от улучшения нравов» . У нас же культура разрушалась на уровне госполитики. Вероятно, именно поэтому глава государства завершающий этап своего президентства обозначил Годом нравственности и культуры. «В основе всего лежит нравственность», — сказал он.

Нравственность власти — это главное средство завоевания доверия граждан. По большому счету две наши революции — это протест граждан против высочайшей безнравственности, а значит, и бескультурья власти. Если к власти вскоре придет безнравственный человек, для которого превыше всего будут собственное обогащение, личные меркантильные интересы, то Кыргызстан вновь превратится в территорию беззакония и произвола, а тогда уже надеяться на счастливое будущее, да и просто на будущее нашего государства не стоит. В общем, не дайте себя обмануть, сделайте правильный выбор, дорогие соотечественники.

Те, кто читает книги, властвуют над телезрителями

К культуре относится все, что противостоит натуре, то есть девственной природе, как нечто возделанное и созданное трудом человека. Принято разделение на духовную и материальную культуру. Существенной составляющей духовной является религия. Духовная культура проявляет себя в «вещной» форме: книгах, картинах, кино, архитектурных сооружениях, скульптурах и т. д.

Мы строим спортивные сооружения, чтобы была физически здоровая нация, но она будет духовно больна, если государство не озаботится проблемой книгоиздания, не будут издаваться книги.

В США власть популяризирует книги. В Российской Федерации книжный оборот составляет около двух миллиардов долларов, а у нас? Конечно, масштаб территорий и населения несопоставим, но у нас, кажется, государство совершенно забыло о литературе. Но ведь одним фольклором духовно сыт не будешь. Художественная книга — это смысл, национальная душа, летопись современности, форма связи между поколениями. Литература работает на развитие социального воображения, чтение помогает развитию социальности, становлению гражданского общества.

«Те, кто читает книги, будут властвовать над теми, кто смотрит телевизор», — соглашусь, пожалуй, с этим современным высказыванием. Одним эпосом нельзя восполнить жажду современного человека в интеллектуальном развитии. Государство должно относить книгоиздание к системообразующему потенциалу нации. К сожалению, сейчас мы этого не видим, а ведь литература, искусство не знают границ, они обращаются напрямую к каждому из нас. «Власть должна заботиться не только о томатах и пшенице, но и об артистах, музыкантах и художниках», — сказал российский актер и режиссер О. Табаков. И о писателях добавлю я. Ибо литература — это код к существованию нации, код на уровне символов, стереотипов, образов. Она чрезвычайно важна для самосознания нации. Публицистика и литература — поле для кодирования и создания социальных и экзистенциальных смыслов, которые необходимы для развития нации, они объясняют народу сущность его самого, его место в мире. Иногда духовная пища бывает важнее материальной.

К материальной культуре относятся прежде всего средства производства и предметы труда, вовлеченные в водоворот общественного бытия. Понятие материальной культуры охватывает широкий круг вещей и процессов, которые служат человеку.

Не менее важной является регулятивная, или нормативная, функция культуры, с помощью которой она устанавливает, организует и регулирует отношения между людьми. Эта функция осуществляется прежде всего через системы норм, правил и законов морали, а также правил, соблюдение которых составляет необходимые условия для нормального существования общества.

Огромную роль в обществе выполняют социальные институты культуры: это регулирование деятельности членов общества; создание условий для культурной деятельности; инкультурация и социализация — приобщение людей к нормам и ценностям культуры и общества; консервация феноменов и форм культурной деятельности, их репродукция.

Выделяют пять основных потребностей человека и связанных с ними культурных институтов:

  • потребность в воспроизводстве рода — это институт семьи и брака;
  • потребность в безопасности и социальном порядке — политические институты, государство;
  • потребность в средствах существования — экономические институты, производство;
  • потребность в получении знаний, в инкультурации и социализации подрастающего поколения; подготовка кадров — институты образования и воспитания в широком смысле слова, включая науку;
  • потребность в решении духовных проблем, смысла жизни — институт религии.

Но при этом возникает вопрос: должна ли церковь, именно церковь, а не религия, вести себя как государственный институт, стремиться тотально влиять на умы граждан? Это ведь тоже становится своего рода формой тоталитаризма. Совсем нежелательно, чтобы кто-то использовал инструмент религии против народа.

Один наглядный пример. Новостной сюжет по одному из местных каналов. Праздник разговения после месячного воздержания. Какой-то молдоке с жидкой бородкой и умным видом дает наставления своей телевизионной пастве: «Аллах не желает, чтобы мы гнались за модой, он хочет, чтобы женщины были скромными, и будет помогать им хоть в денежном эквиваленте, хоть по-другому». Интересно, Всевышний это сам ему сказал?

Другой священнослужитель как-то сообщил по ТВ, что женщины не должны носить джинсы. Где это написано? В каком священном писании? Почему муллы должны диктовать мне, что носить, а чего не надевать? Почему они взяли на себя функции кутюрье, законодателей в сфере моды, представителей фэшн-индустрии?

Может, они позволят нам обходиться без их советов? Сейчас же представители религии влезают в моду, бизнес, мораль, отношения людей. Но церковь и мечеть — это общественные организации, а не госструктуры. Если иначе, то мы становимся клерикальным государством со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Мне не нравится!

Мне не нравится, когда в маршрутке на самом видном месте висит плакат, где прямо-таки графически показывается, куда попадают девушки, которые любят себя. Схема изображена такая: сначала парикмахерская, где девушка делает прическу и макияж, затем веселые посиделки с подружками в кафе, затем магазин модной одежды, а вот следующий пункт назначения — адское пекло (!!!). Вот, оказывается, куда попадают девушки, которые ходят в парикмахерские и покупают себе модную и яркую одежду! Зато девушки, которые себя не любят, то есть правильные, по мнению автора этого назидательного шедевра, никуда не должны ходить, безвылазно сидеть дома, носить хиджабы и обслуживать домашних. В итоге они попадают в рай, в цветущий Эдем. И подпись: какой-то там хаджи. То есть человек совершил хадж и теперь считает своим долгом поучать остальных подобным образом. Это чудо наглядной агитации висит в маршрутном такси, где все пассажиры его изучают и делают выводы: любить себя нельзя — это плохо, а не любить себя, отвергать свои желания, свои устремления и потребности — это хорошо и правильно. Просто служи своему мужу, и будет тебе счастье. А если случится его безработность и ему придется выходить из дома только в мечеть, то на что они оба будут жить и содержать семью, детей? Ведь женщине якобы нельзя стремиться получить образование, специальность, работать и достигать успехов в карьере и т. д.

Девушки, живите полной жизнью, любите себя; делайте макияж и красивые прически; носите то, что вам нравится, ходите в кафе, клубы и кино; смейтесь, танцуйте, пойте, радуйтесь жизни, кокетничайте и не бойтесь, что попадете в ад. Не попадете! И ни в коем случае не давайте никому решать за вас, какой будет ваша жизнь. Это право принадлежит исключительно вам. Помните, вы строите свою жизнь и решающий голос здесь только один — ваш. И уж, конечно, не голос и мнение малообразованного человека, вся заслуга которого заключается в том, что он совершил хадж.

Почему вообще религиозные деятели считают вправе навязывать свое мнение и взгляды светскому обществу? Это просто мракобесие, не только на мой взгляд. Преодоление архаичности подобных зон — воспитания, образования, культуры — задача ближайших лет.

Однажды в другой маршрутке водитель на полную мощность включил чтение сур из Корана, чтобы все пассажиры им внимали. Но в общественном транспорте ездят не только мусульмане, как вы понимаете. Там находились люди и другого вероисповедания. Вероятно, они чувствовали себя крайне дискомфортно на чужой мессе, причем в совсем неподходящем для этого месте.

Коран должен читаться в мечети, а не в маршрутке. И урегулировать этот аспект — прерогатива государства, которому следует сделать так, чтобы религиозная пропаганда не велась в общественном транспорте. Кыргызстан по Конституции определен как светское государство, религия у нас отделена от государства.

Мне не нравится, когда в большом торговом центре у входа в парикмахерскую висит плакат: только для мусульманок. Это уже дискриминация по религиозному признаку, и за нее надо отвечать. Но больше всего мне не нравится, когда врач отказывается принять на осмотр больного ребенка лишь потому, что у него время намаза.

Мне не нравится условие, что правоверные мусульманки не должны работать, а на улицу могут выходить лишь в случае крайней необходимости в сопровождении мужчины. В Афганистане женщину убили за то, что она зашла в продуктовую лавку без мужчины. Вы этого хотите?

Но кыргызы — не арабские шейхи. У нас нет такого количества нефти и прочих углеводородов. Если женщины перестанут работать, то страна встанет.

Следующее варварство мне не нравится еще больше. Женщину, обвиненную в прелюбодеянии, должны забивать камнями публично, что талибы и практикуют на стадионах во время спортивных матчей. Зрелище ужасающее. Случайно я увидела в Интернете, как несколько мужчин длинными хлыстами со свинцовыми наконечниками хлестали молодую женщину в людном месте. Вокруг собралась толпа зевак. Все просто смотрели, никто не вмешивался. Кстати, мужчину, с которым она изменила мужу, почему-то не наказали так же. Но почему, процесс-то двусторонний?

По логике вещей, мы движемся именно к таким публичным экзекуциям. Не развод и девичья фамилия, а публичная казнь столь варварским способом. Халид Хоссейни, американский писатель афганского происхождения, очень «красочно» описал подобную историю в своем романе «Город тысячи солнц».

А еще женщина не должна громко говорить и смеяться, не должна смотреть мужчине прямо в глаза — талибы расстреливают на улицах даже за это. Почитайте Хоссейни. Он все это видел сам.

Хиджабы, паранджа, чадра меняют реальность, твой взгляд на окружающий мир, твое понимание красоты, сегодняшнего дня, радости жизни, улыбок, веселья, кокетства и т. д. Того, что делает кыргызку кыргызкой, казашку казашкой, немку немкой, русскую русской.

Если кыргызка наденет паранджу… впрочем, почему наденет? Уже надела. Но в этом случае она уже не сможет стремительно мчаться на лошади и тем более угнаться за парнем, который не сумел догнать ее на скачках, и в шутку немного отхлестать его за нерасторопность.

Для меня настоящая кыргызка, дочь вольных кочевников — это девушка, мчащаяся на коне так стремительно, что косы летят на ветру, а вовсе не закутанное существо с покорным лицом. Вы не замечали, что у них меняется выражение лица? Оно становится каким-то покорным, овечьим, что ли. В конечном итоге меняются психология, устои нации, кыргызы перестают быть кыргызами.

Как-то в маршрутке я видела маленькую девочку, лет четырех, в хиджабе. Представляете? Вся закутанная с головы до ног, бедняжка. Рядом стоял ее отец в пластиковых шлепанцах и грязной засаленной белой шапочке. Он даже не подозревал, что хиджаб надевает девушка, достигшая половой зрелости. Вот так он, неудачник, самоутверждается за счет своей несчастной дочери. Кто из нее вырастет?

Покорная овца, которая будет считать, что слово мужчины — это все равно что слово Бога? «Невежество — это всегда сумерки, там рыщет зло», — верно подметил В. Гюго.

О культурном генофонде

Познавательная (гносеологическая) функция культуры тесно связана с функцией передачи социального опыта и в известном смысле вытекает из нее. Можно утверждать, что общество интеллектуально настолько, насколько полно использует богатейшие знания, содержащиеся в культурном генофонде человечества.

К основным функциям культуры относятся:

  • социальная интеграция — обеспечение единства человечества, общности мировоззрения (при помощи мифа, религии, философии);
  • организация и регуляция совместной жизнедеятельности людей посредством права, политики, морали, обычаев, идеологии и т. д.; обеспечение средств жизнедеятельности людей (таких как познание, общение, накопление и передача знаний, воспитание, образование, стимулирование инноваций, отбор ценностей и т. п.);
  • регуляция отдельных сфер человеческой деятельности (культура быта, отдыха, труда, питания и пр.).

Кстати, о культуре питания, точнее, о культуре общепита. Как-то мы с подругой выбрались в кафе, чтобы пообщаться, обменяться мнениями по текущим проблемам, а делать это лучше всего за общим столом, как вы знаете. Мы и раньше заходили в это кафе, так как там неплохая кухня и культурное обслуживание, то есть поднос с едой на колени никто не опрокидывает. Шутка. Так вот, сделали мы заказ.

— Что пить будете? — поинтересовался официант. — Стакан холодного светлого пива, — сказала я. — А у нас пива нет, мы халяльное кафе, — ответили мне. Но буквально год назад мы обедали там же, и пиво нам с готовностью приносили. А вот теперь, оказывается, нельзя. Что это означает? Что, скоро все точки общепита станут в столице суверенного Кыргызстана халяльными и невозможно будет заказать в кафе ни пива, ни бокал красного сухого вина (врачи утверждают, способствующего долголетию в умеренных дозах, между прочим)? Для этого придется выезжать в другую страну? Ну не знаю. Что-то такая культура питания меня не очень устраивает, не соответствует моей светской ментальности. И что же делать в данной ситуации?

Культура — непреложная составляющая часть жизнедеятельности как общества в целом, так и его тесно взаимосвязанных субъектов: личностей, социальных общностей, социальных институтов. Культура — призма, через которую человек смотрит на мир. Она выражается через философию, литературу, мифологию, идеологию и поступки человека. И культура, и искусство — это синонимы разнообразия нашей внутренней свободы. А задача государства — обеспечить реализацию этой свободы законодательными и финансовыми средствами. И это крайне важно. В первую очередь для самого государства.

Вообще, культура должна стать национальным приоритетом, так как без нее мы будем находиться в жестоком, диком и выжженном пространстве, где жить нельзя. Надеюсь, что Годом культуры мы не ограничимся, что будет десятилетие культуры, а затем и век культуры.

Ибо культура — это все. Грубость и хамство по отношению к старикам; жестокость и насилие в отношении детей; низкая зарплата учителей и гигантские дворцы нуворишей; представители правопорядка в форменной одежде, наносящие бойцовские удары по мирно стоящим на улице гражданам вместо того, чтобы их защищать; большие и маленькие начальники, которые вообразили, что они не для людей работают, а исполняют некую сакральную функцию по исполнению государственных обязанностей, а простые люди в данном случае только мешаются у них под ногами — это все про пространство культуры. Точнее, о ее полном отсутствии. Но отсутствие культуры во всех ее проявлениях ведет не туда куда надо, чаще прямо в пропасть. Регулятивная же функция культуры поддерживается такими нормативными системами, как мораль и право.

Страшная война на наших дорогах, когда под колесами машин погибают и калечатся дети, — это ведь тоже показатель отсутствия культуры, показатель того, что люди утрачивают элементарные признаки цивилизованности и морали, становятся воплощением бесчеловечного и подлого, тупорылого хамства, типа «эй, посторонись, нищеброд пешеходный, не видишь, что ли, кто едет, дорогу, дай дорогу!» Их надо наказывать по полной программе, жестко воспитывать, иначе ничего не изменится.

Для нормального существования общества необходима многообразная самоорганизующаяся культурная среда. Но важнее всего при этом — отношения между людьми, условия их повседневной жизни, духовно-нравственная атмосфера в обществе и стране. Процесс формирования культурной среды — основа культурного обновления, без такой среды нельзя преодолеть действие социальных и психологических механизмов, разделяющих общество. Академик Д. Лихачев считал, что сохранение культурной среды является не менее существенной задачей, чем сохранение окружающей природы. Культурная среда столь же необходима для духовной, нравственной жизни, как природа необходима человеку для его биологической жизни.

Еще один фактор, о чем стоит подумать сейчас, — это то, что мы все больше и больше становимся достаточно косным (невосприимчивым к новому) традиционным обществом, в котором прошлое господствует над настоящим, определяя его ход и развитие. Главным признаком традиционного общества является то, что центральное место в нем принадлежит религиозным и мифологическим системам, лежащим в основании всех социально-культурных и политических институтов.

Традиция является определяющим образцом в таком обществе, следование которому предполагает отрицание инноваций, креативности, давая им однозначно негативную оценку, особенно если они грозят старым традиционным устоям общества.

Впрочем, это тема для отдельного разговора.

source site Илимкан ЛАЙЛИЕВА,
профессор, доктор филологии, публицист.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *