Валентина Усенко: «Я просто влюблена в офтальмологию и не представляю своей жизни без нее»

Роль зрения в жизни человека трудно переоценить. Доказано, что 90% информации человек получает при помощи глаз, поэтому разница между понятиями «просто видеть» и «видеть жизнь на 100%» становится огромной. В современном мире все больше людей, которые, к сожалению, видят мир не на 100%. Область медицины, изучающая глаз, его анатомию, физиологию и болезни, а также разрабатывающая методы лечения и профилактики глазных болезней, называется офтальмологией. О проблемах зрения и состоянии современной офтальмологии в Кыргызстане нам рассказала заслуженный врач республики, кандидат медицинских наук, доцент, заведующая циклом глазных болезней Кыргызского государственного института переподготовки и повышения квалификации врачей Валентина Александровна УСЕНКО. Она автор более 150 научных печатных работ, в том числе монографий по близорукости, а также трех изобретений, уже применяемых в практической медицине. Ею также предложены эффективные методы профилактики слепоты и слабовидения при врожденной патологии органов зрения.


click here — Каков на сегодня уровень офтальмологической службы в стране?

— Должна вам сказать, что офтальмология — это постоянно развивающееся направление медицины, оно не стоит на месте. Ежегодно внедряются новые технологии, и это объясняется усовершенствованием диагностической, лечебной и хирургической аппаратуры. В кыргызстанской офтальмологии эта тенденция тоже есть. Сотрудники непосредственно трех кафедр медицинских институтов и двух отделений национального госпиталя Минздрава, а также медицинский центр «Офтальмик-Сервис» стараются внедрять новые технологии, совершенствовать методы хирургического лечения, проводить реабилитацию больных с катарактой и глаукомой. Уровень таких операций, как хирургическое лечение тяжелой патологии, в юношеском возрасте — кератоконус, у нас не уступает операциям за рубежом. Такой метод лечения называется кросслинкинг, наряду с этим у нас проводится, так же как и во всем мире, лечение возрастной макулодистрофии путем интравитриального введения в стекловидное тело антител, подавляющих вновь образованные сосуды. При этой очень тяжелой и малоуправляемой патологии вводятся препараты авастин, эйлиа, которые являются весьма эффективными.

В консервативной терапии у нас также достигнуты значительные успехи, особенно в лечении аутоиммунных заболеваний, которые сейчас очень распространены. Помимо этого, разрабатываются алгоритмы лечения высокой прогрессирующей миопии и предложен метод диагностики глаукомы при близорукости, являющийся необходимым для профилактики развития атрофии зрительного нерва.

— Есть ли трудности у современной офтальмологии в КР?

— К сожалению, у нас есть заболевания, которые требуют специализированного оснащения, к такой очень тяжелой патологии относится ретинопатия недоношенных, во всем мире она является одной из первых причин инвалидизации органа зрения. Эта патология в 53% случаев развивается при недоношенности до 27-29 недель и весе ребенка ниже 1,5 килограмма. Она приводит к слепоте и слабовидению. Для своевременной диагностики и лечения ретинопатии недоношенных нам необходимо создать в республике соответствующие центры.

В России уже есть более 50 таких центров, у нас нужно их открыть хотя бы в южном или в северном регионе, может быть, и в Бишкеке на базе офтальмологических учреждений, оснастив специальной аппаратурой. К примеру, флюоресцентной ангиографией, мобильными, стационарными лазерами для проведения фотокоагуляции сетчатки, витреоретинальной аппаратурой, позволяющей работать внутри глаза, очищать его внутренние структуры и стекловидное тело, а также работать непосредственно на сетчатке. Поэтому у нас очень большие трудности, мы всех заболевших детей направляем за границу — в Турцию, Россию, но это очень дорого, необходимы большие материальные затраты, кроме того, это и немалые неудобства для наших больных. Наряду с этим причиной детских недугов является перинатальная патология, она должна стоять на первом месте у акушеров-гинекологов и неонатологов, поскольку, по данным, на 1 000 родов приходится 554 патологических. Поэтому дети уже во внутриутробном периоде страдают гипоксией, и когда ребенок рождается, развивается гипоксия затылочной доли головного мозга, где залегают наши зрительные анализаторы, и он оказывается слепым. Вот буквально на днях я смотрела ребенка, у которого даже нет ощущения света, то есть он живет в полном мраке и темноте. И самое обидное, что ничего сделать нельзя, поскольку это корковая слепота. Перинатальная патология также способствует развитию нисходящей атрофии дисков зрительного нерва, который начинается от глаза и через весь головной мозг идет в затылочную долю его коры. Эта атрофия зрительных нервов является второй причиной инвалидизации органа зрения. К сожалению, у нас сейчас свернута педиатрическая служба, что негативно отразилось на развитии зрения у детей. Раньше у нас были детские офтальмологи, а сейчас их нет. В идеале положено проводить профессиональный осмотр детей в возрасте одного года, трех, пяти и семи лет.

Проблема у нас и во взрослой офтальмологии, в настоящее время слабо проводится ранняя диагностика больных с глаукомой. Пациенты диагностируются уже с развитой и иногда с далеко зашедшей глаукомой с отсутствием зрения. В советские времена в каждой поликлинике существовали фильтры, и все пациенты могли проходить через этот кабинет, где проверялось внутри- глазное давление, и таким образом выявлялись начальные стадии глаукомы. А сейчас этого фильтра нет, а нагрузка на врачей очень большая.

— Назовите болезни, являющиеся сейчас основными глазными заболеваниями?

— В настоящее время вследствие перинатальной патологии среди детей растет близорукость, так как своевременно не диагностируется и не корригируется аномалия рефракции. И уже в семь-восемь лет у ребенка появляется близорукость. У детей с перинатальной патологией чаще выявляются тяжелые формы миопии с косоглазием. Это большие углы косоглазия с паретическим компонентом, нистагмом, с неправильной фиксацией глаза и резким понижением зрения. Снижение зрения происходит вследствие того, что глаз не участвует в акте зрения, поскольку он отклонен, сетчатка глаза затормаживается и теряет связь с корой головного мозга. Ретинокортикальная связь нарушается, и импульсы от сетчатки не доходят до корковых центров. Если в раннем детском возрасте после года не излечить косоглазие, то глаза также становятся инвалидизирующими.

go — Какие проблемы могут быть у тех, кто долгое время проводит за компьютером, и какие правила им надо соблюдать?

— Основной причиной развития близорукости является некорригированная своевременно, в раннем детском возрасте врожденная аномалия рефракции. Это так называемый гиперметропический астигматизм, а именно дальнозоркий. И вот если у ребенка в три, четыре года не корригировать рефракцию, то очень часто из астигматизма формируется близорукость. Конечно, в наш век, когда технология развивается быстрыми темпами, планшеты, компьютеры являются факторами риска, там, где уже имеет место предрасположенность к развитию близорукости, она и проявляется, причем остановить этот недуг очень трудно, а в ряде случаев даже невозможно. В 55 и 65% случаев она является наследственной, то есть если у родителей имеется близорукость, то у ребенка при несоблюдении зрительной нагрузки также появляется это заболевание. Я всегда говорю, что, когда растет организм, растет и сам глаз, и вместе с этим увеличивается близорукость, потому что ее прогрессия всегда сопровождается увеличением размера глазного яблока, и чем больше глаз, тем выше близорукость. При этом нарушается гемодинамика в глазах, и с возрастом появляются дегенеративные, дистрофические процессы во всех внутренних структурах глаза, от которых и наступает инвалидизация органа зрения. Поэтому школьникам, студентам, для того чтобы не развивалась близорукость, необходимо прежде всего дозировать зрительную нагрузку. Например, детям до 10 лет всего 10-15 минут можно однократно заниматься за компьютером, а студентам — 20-30 минут одномоментно, потом нужно отдохнуть. Существует много упражнений, которые тренируют процесс аккомодации, упражнения на движения, вблизи и вдали, засветы настольной лампой. Все эти тренировки для глаз нужно выполнять периодически и через 2-3 часа можно вновь работать за компьютером. Но обязательно нужно выполнять упражнения, особенно лицам аккомодационного возраста, а это люди в основном до 30 лет. Вот в этой возрастной группе и развивается миопия.

click here — Причины близорукости бывают разные, а методы их лечения одинаковые или же в каждом случае есть свой подход?

— Существует врожденная близорукость, и человек в этом случае рождается уже с ее высокой степенью, а это когда миопия выше 8 диоптрий. А приобретенная же близорукость начинается с малых степеней сначала -1,0, а затем каждый год она увеличивается. Если ухудшение зрения началось в первом или втором классе, то уже к 10-му классу миопия у учеников достигает 10 диоптрий. Этого нельзя допускать, рекомендуется профилактическая операция — склеропластика, она предупреждает развитие близорукости. На X съезде российских офтальмологов рекомендовали проводить эту операцию в возрасте от пяти до 17 лет. Это по своей сути очень простая операция, при которой склера не разрезается и глазное яблоко не вскрывается, сверху на склеру кладется кусочек биологической ткани. Есть и инъекционный метод, когда в субтеноново пространство вводится коллаген. Эти методы стимулируют процессы в глазу и преду- преждают развитие близорукости. Но все же в некоторых случаях миопия прогрессирует, но уже с не такой скоростью. И подход к ее лечению индивидуальный, если миопия слабой степени, мы рекомендуем упражнения для тренировки аккомодационного аппарата, для этого есть множество приборов, а также существует квантовая, электромагнитная терапия, которая улучшает крово-снабжение и нервно-мышечную проводимость. Помимо этого, мы также рекомендуем витаминные препараты, тканевые мегаболиты, которые тоже улучшают состояние глаза. А если имеет место степень близорукости, то проводится более интенсивное лечение, а именно внутримышечные и внутривенные инъекции препаратов, улучшающих обменные процессы.

enter — Что вы можете сказать о лазерных и хирургических методах лечения близорукости и насколько они эффективны?

— Лазерные методы лечения — ЛАСИК Relex Smile, в основе которых лежит удаление части слоя роговицы при помощи лазера. В офтальмологии его называют лазерный кератомилез, и чем выше близорукость, тем больший слой роговицы должен быть подвержен лазерному испарению, то есть идет истончение роговицы и происходит уменьшение ее преломляющей силы, и одновременно уменьшается близорукость. Эта операция рекомендуется пациентам с 18 до 35 лет, впервые она была предложена в 1991 году. С того времени прошло больше 20 лет, и последние анализы операции показали результаты, сопровождающиеся большими осложнениями со стороны глаза — прежде всего кератоконус, при котором происходит растяжение роговицы, астигматизм, который не корригируется линзами, а также синдром сухого глаза, потому что при этих операциях нарушается целостность поверхностных слоев роговицы. Сейчас несколько изменена методика лазерного кератомилеза без выкраивания поверхностных слоев роговицы, в частности, выкраивается средний слой с помощью уже нового фемтосекундного лазера. Но этот метод существует не более пяти лет, и пока еще неизвестно, какие побочные осложнения может дать эта методика, поэтому в настоящее время для снижения миопии предложены и другие хирургические методы лечения. Например, имплантация отрицательных линз в переднюю камеру глаза или удаление прозрачного хрусталика с имплантацией линзы для коррекции зрения, но это внутриглазная операция, что связано всегда с риском. Правда, сейчас методы удаления хрусталика малотравматичны, всего лишь через разрез 2 мм с введением мягких складывающихся линз. Искусственные интраокулярные линзы делаются из разных полимерных материалов, на многие из них аллергические реакции отсутствуют, и глаза хорошо переносят эти линзы. Хотелось бы отметить, что коррекция зрения с помощью линз или лазерного кератомилеза — всего лишь снятие очков, но близорукость все равно остается, поскольку данная методика лечения является косметической, и это обязательно нужно объяснять пациентам. Несмотря на то что они хорошо видят, нужно как минимум два раза в год проводить комплексный метод лечения, направленный на улучшение гемодинамики и метаболических процессов, для того чтобы не было таких осложнений, как отслойка сетчатки и развитие глаукомы.

— A как складывалась личная офтальмологическая карьера доцента Усенко?

— Это был очень длинный путь, и в то же время весьма интересный. Становление офтальмолога никогда не бывает быстрым, то есть это многие годы труда над собой, работы с больными. Помню, я начинала работать в Московском районе, в селе Александровка, там сейчас располагается клиника Саитова, и я являюсь одним из ее основоположников. Три года отработав в Александровке, поехала в Ленинград на первичную специализацию, которая длилась 4,5 месяца. Там я постигала азы офтальмологии. Поначалу являлась просто ассистентом, потом работала доцентом в КГМА, читала лекции студентам. В 1983 году перешла в институт переподготовки и повышения квалификации, где работала с врачами-офтальмологами, их учила и в то же время сама училась. Преподавать студентам — одно, а преподавать врачам — совсем другое, и именно это стимулировало меня к новым знаниям, а для этого каждый год выезжала на конференции, съезды и декадники. Мы всегда получали специальную литературу, которую я изучала, да и сейчас пользуюсь офтальмологическими журналами и продолжаю учиться. К примеру, недавно приехала из Санкт-Петербурга, где проходила международная конференция «Белые ночи», там ознакомилась с лекциями корифеев российской школы, высококвалифицированных специалистов. Были лекторы и из Германии, Израиля и Турции, которые делились своими технологиями и методами. Раньше из таких поездок я привозила разные методы, к примеру, метод экстрасклерального пломбирования при отслойках сетчатки. Я долгие десятилетия оперировала больных, наряду с этим освоила также склеропластику и одной из первых сделала эту операцию.

Считаю, что в меня вложили знания в основном специалисты российской школы, а именно Москвы, Одессы, Санкт-Петербурга. И когда читаю лекции, вспоминаю своих профессоров, которые научили многому, конечно же, я им очень благодарна. В советские времена с повышением квалификации не было никаких проблем, поскольку оплачивались все расходы, сейчас это большая проблема, и для того, чтобы куда-то поехать, нужно найти спонсора. Но, несмотря на трудности, можно освоить любую специальность, главное — ее нужно любить и постоянно работать над собой, к примеру, я просто влюблена в офтальмологию и не представляю своей жизни без нее. Твердо считаю, что прожила хорошую и интересную жизнь, и если бы мне предоставилась возможность, с большим удовольствием прошла бы весь этот путь заново.

follow site Беседовала Кундуз КАДАТАЕВА,
enter site студентка БГУ имени К. Карасаева.
На фото: кандидат медицинских наук В. Усенко.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий