Великая Отечественная война: о деятельности вузов

Начальный этап войны для всех вузов, оказавшихся в прифронтовой полосе, в том числе московских и ленинградских, выдался наиболее сложным. В экстремальных условиях в этот период находилась вся система высшего образования СССР. Были закрыты 196, объединены 87, разрушены немцами 334, эвакуированы 147 высших учебных заведений. Одновременно государство оказалось вынуждено в три раза сократить финансирование высшей школы.

В условиях войны перед руководством и коллективами вузов встал сложный комплекс проблем: приблизить учебную и научную работу к потребностям армии и тыла. Пересмотреть учебные программы и планы, включив в них оборонную тематику. Сократить учебные программы и планы в связи с уменьшением сроков обучения с четырех до трех лет, а затем (с июля 1942 года) ликвидировать последствия этого решения. Обеспечить мобилизацию студентов, преподавателей, сотрудников на оборонные и хозяйственные работы. Организовать эвакуацию и подготовку кадров на новом месте; обеспечить выполнение студентами, преподавателями и сотрудниками особого военно-правового режима военного времени (закрепление рабочей силы, мобилизация, судебная ответственность за нарушение порядка); предоставить все необходимое сотрудникам (жилье, зарплату, стипендии, карточки на продовольствие, одежду, обувь, мыло, плату за обучение и др.).

Краткое перечисление задач показывает, что в условиях войны объем и содержание работы в вузе изменились. Руководители и преподаватели наряду с перестройкой научной и учебной работы на военный лад оказались вынуждены постоянно заниматься организаторской и хозяйственной работой, не свойственной в обычных условиях высшему учебному заведению. В итоге стали предъявляться новые требования к кадрам вузов.

Для руководства вузами и кафедрами стали нужны люди, у которых высокий профессионализм сочетался с энергичностью, социальной комфортностью, умением принимать самостоятельные решения в нестандартных ситуациях, которые нередко предлагала военная обстановка.

Многие вузы предоставили свои аудитории для организации госпиталей. Так, например, в начале войны главный учебный корпус Ставропольского сельскохозяйственного института сдали под госпиталь, в результате учебно-материальная база вуза значительно сократилась. Пришлось закрыть ветеринарный факультет и вместо него открыть агрономический, на который поступили 75 человек. С 25 октября 1941 года до начала января 1942-го коллектив института в полном составе был мобилизован на оборонные работы на ближайших подступах к Ставрополю.

Война внесла существенные коррективы в реализацию учебных планов. Так, в 1941 году в связи с гитлеровской атакой на Ростов в октябре и необходимостью укрепления обороны занятия в РГУ начались 22 декабря. Работали все факультеты университета: физико-математический, геолого-почвенно-географический, биологический, химический и вновь созданный историко-филологический.

В 1942 году, в период летнего наступления фашистских войск, вузы Северного Кавказа оказались в очень сложной ситуации. Так, 8 июля 1942-го нацистская авиация разбомбила здание физико-математического факультета РГУ, при этом погибли 12 работников экспериментальных мастерских.

Фронт стремительно приближался к городу. Университет начал готовиться к эвакуации. Под руководством ректора С. Белозерова демонтировалось учебное и научное оборудование, готовились к отправке архив, библиотеки, студенты и преподаватели. В фондах Государственного архива Ростовской области имеется интересный документ: пропуск №1221 от 31 июля 1942 года ректору Ростовского госуниверситета Белозерову С. на проезд с профессорско-преподавательским составом в количестве 180 человек от ст. Махачкала до г. Фрунзе. На основании этого документа университет эвакуировали сначала в Махачкалу, затем — в город Ош Киргизской ССР. Начался новый период в деятельности вуза — эвакуационный. Университет объединили с Ростовским государственным педагогическим институтом, и тем не менее наиболее острой проблемой оставалась нехватка высококвалифицированных кадров. Нередко кафедры возглавляли аспиранты. Объединенный коллектив РГУ и РГПИ насчитывал всего 9 профессоров, 25 доцентов, 25 преподавателей, лаборантов и ассистентов.

Обнаружен еще один документ военного времени — приказ по Наркомпросу РСФСР от 21 октября 1942 года «О работе Ростовского университета им. В. Молотова», в котором отмечается вклад коллектива университета в оборону города в 1941-1942 гг. и ставятся задачи по организации учебного процесса на новом месте. Приказ, в частности, обязывает ректора университета С. Белозерова: а) обеспечить набор студентов на первые курсы университета в количестве 150 человек, учительского института — 100 человек, заочного отделения пединститута — 200 человек; б) принять все меры к возвращению в университет бывших студентов РГУ и РПИ, эвакуированных из Ростова; в) обеспечить все специальности университета квалифицированными кадрами.

Одновременно Наркомпрос ставил вопрос перед Всесоюзным комитетом по делам высшей школы о помощи РГУ со стороны ректоров центральных университетов в обеспечении студентов учебной литературой, оборудованием, реактивами и историческими пособиями.

Ученые Ростовского университета и пединститута на новом месте активно включились в подготовку кадров и научные исследования. За этот период вуз окончили 33 человека. Был высоко оценен также вклад преподавателей в исследование Наукатского минерало-сырьевого комплекса, местного растительного сырья и разработку научной истории Ошской области.

Трагически сложилась судьба многих преподавателей Ворошиловского (Ставропольского) медицинского института. 3 августа 1942 года, после оккупации города, институт прекратил свое существование. Фашисты захватили 68 работников института и членов их семей, из них погибли: 8 профессоров, 7 доцентов, 18 ассистентов, трое других сотрудников, 25 членов семей.

Среди погибших — профессор М. Бриккер, патофизиолог, доктора медицинских наук А. Шварцман — терапевт, Г. Барг — микробиолог, Весчинский Н. — рентгенолог, А. Френкель — хирург, В. Брайловский — психиатр, Р. Полонская — анатом, А. Полонский — химик.

Молодой, еще не окрепший институт жестоко пострадал от бомбежек и грабежа фашистов: учебного оборудования и аппаратуры было уничтожено на сумму 2 793 000 руб., похищено 223 микроскопа на 1 млн. 890 тыс. Хозяйственного инвентаря уничтожено на 1 млн. 890 тыс. рублей. Личного имущества научных работников похищено на 1 млн. 231 тыс. рублей, взорван акушерско-гинекологический корпус.

Часть высших учебных заведений, застигнутых быстрым наступлением противника, не смогла эвакуироваться и прекратила свою деятельность. Причинами этого были неверная оценка военной обстановки в первые месяцы немецкой агрессии и недостаточно глубокий анализ ситуации, что порождало у ряда работников партийных и советских органов самоуспокоенность. В первый же день оккупации Ставрополя был захвачен прямо на железнодорожном вокзале готовый к отправке в эвакуацию сельскохозяйственный институт. Прекратили свою работу Кабардино-Балкарский и Чечено-Ингушский педагогические, Ростовский машиностроительный институты. Временно прекратил работу и Ростовский институт инженеров железнодорожного транспорта.

Не смог остаться в строю действующих Ростовский финансово-экономический институт, находившийся в эвакуации. 23 июля 1942 года, когда Ростов вторично оккупировали враги, небольшой группе преподавателей, сотрудников и студентов вуза удалось эвакуироваться в столицу Киргизской ССР — Фрунзе. Здесь предприняли попытки возобновить работу института, но из-за отсутствия помещений они не увенчались успехом. В конце сентября 1942 года постановлением комиссии по размещению эвакуированных вузов при Совнаркоме СССР было решено не возобновлять деятельность института в Киргизии. В связи с условиями военного времени 1 октября вуз прекратил свое функционирование. Профессору А. Гозулову предложили вместе с небольшой частью студентов выехать в в Ташкент для продолжения работы и учебы в действовавшем там финансово-экономическом институте; заместителю директора института по административно-хозяйственной работе В. Поляченко — направиться в Иркутск, а остальным преподавателям, сотрудникам и студентам — перейти на практическую работу в Киргизии.

Работа эвакуированных вузовских коллективов была сопряжена с большими сложностями. Огромных усилий стоило найти подходящие помещения, обеспечить преподавателями и оборудованием. Перед вузами ставились очень важные задачи — не только образовательные, но и способствующие укреплению обороноспособности страны, военному обучению молодежи, воспитанию советского патриотизма и ненависти к врагу. Как и во всей стране, трудность выполнения этих задач заключалась в отсутствии необходимых кадров, так как многие преподаватели и студенты были призваны на фронт, значительная часть студентов трудилась на производстве. Резко ухудшилась материальная база вузов, в которых учились в 2-3 смены; большинство педагогов не имели ученых степеней и званий.

Крупномасштабная работа по эвакуации профессорско-преподавательского состава, студентов, наиболее ценного оборудования вузов позволила сохранить сложившуюся систему отечественной высшей школы и ее основные кадры. Перебазированные вузы не только продолжали готовить высококвалифицированных специалистов. Некоторые из них помогли созданию новых учебных заведений в регионах своего временного размещения. Заметный след оставило пребывание, например, Ростовского университета в Оше Киргизской ССР. Коллектив вуза помог в создании базы и подборе преподавательского состава для основанного там педагогического института. Печать постоянно освещала деятельность университета, подчеркивая его влияние на развитие экономики области, активную научно-исследовательскую работу студентов и преподавателей в русле запросов фронта и тыла.

ВУЗЫ, ЭВАКУИРОВАННЫЕ В КИРГИЗИЮ

  1. Харьковский ветеринарный институт вошел в состав Киргизского государственного сельскохозяйственного института в феврале 1942 года. Эвакуация, как указано в архивах, проходила неорганизованно. Студенты прибывали в разное время мелкими партиями по 3-7 человек.

Всего приехали 35 студентов 4-го курса, 12 студентов 3-го и 6 студентов 2-го. Всех прибывших распределили по группам ветеринарного факультета КГСХИ вместе с основным контингентом студентов, обеспечили общежитиями и постельными принадлежностями.

Из профессорско-преподавательского состава в институт зачислили одного профессора, одного кандидата ветеринарных наук, одного доцента и ассистентов. Всех разместили на кафедрах по специальности, а также обеспечили жилплощадью и необходимой обстановкой.

Оборудование Харьковского ветеринарного института прибыло позже в двух вагонах, которые руководство КГСХИ приняло по акту на хранение с правом пользования и распределения по существующим кафедрам хирургии, терапии, эпизоотологии, паразитологии, фармакологии, физиологии и другим.

Кроме того, коллектив КГСХИ принял часть оборудования Харьковского ветеринарного института экспериментальной ветеринарии, прибывшего в город, которую также распределили по кафедрам КГСХИ.

  1. Николаевский кораблестроительный институт с контингентом студентов 212 человек и профессорско-преподавательского состава и обслуживающего персонала 80 человек разместили в Пржевальске. Под общежитие студентов отвели помещения областной колхозной школы и школы ОСО.

Учебные занятия стали проводиться с 1 февраля 1942 года в помещении сельскохозяйственного техникума во вторую смену.

  1. Второй Харьковский медицинский институт и Харьковский стоматологический институт влились в состав Киргизского государственного медицинского института. Число студентов медицинского института — 285 человек, стоматологического — 95 человек.

Профессорско-преподавательский состав — 36 человек, из них заслуженных деятелей науки — 2, профессоров — 11, доцентов — 4, ассистентов — 12 человек.

В результате слияния вышеуказанных учебных заведений открыли 4-й курс КГМИ, а также организовали в нем еще 10 кафедр.

Вместе со Вторым Харьковским институтом прибыло 2,5 вагона учебного и хозяйственного оборудования. Стоматологический институт привез два вагона разного оборудования.

Оборудование институтов распределили по кафедрам КГМИ. Часть специального оборудования стоматологического института по хирургии и протезной стоматологии передали госпиталям для организации челюстных отделений. А студентов эвакуированных институтов разместили в общежитиях КГМИ.

Софья НУРМАТОВА.
По материалам ЦГА Кыргызской Республики и Интернета.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий