Пирамида складывается из камней

Несмотря на то что прошло уже два месяца, как в Пекине завершился I Международный форум сотрудничества «Один пояс — один путь», до сих пор не утихают бурные дискуссии по поводу этого мероприятия, которое многие ведущие эксперты называют наиболее важным внешнеполитическим событием и для Китая, и для мирового сообщества в текущем году.

Масштаб форума говорит сам за себя: 1 500 участников из более 130 стран мира. В том числе Пекину удалось привлечь 70 руководителей крупных международных организаций, 29 глав зарубежных государств и правительств, включая делегацию Кыргызстана во главе с Президентом Алмазбеком Атамбаевым.

Такая огромная поддержка не случайна. «Мы полагаем, что это происходит потому, что концепция «Один пояс — один путь» соответствует общим созидательным, а не конфронтационным тенденциям регионального и глобального развития, она полностью отвечает национальным интересам всех стран — участниц амбициозного трансконтинентального проекта», — отмечает руководитель Центра Азии и АТР РИСИ Константин Кокарев в своей статье в журнале «Проблемы национальной стратегии».

В условиях, когда международная обстановка в стадии глобальных перемен, а изменения сопряжены с непрерывными вызовами, вопрос развития по-прежнему остается острым. Исходя из этого, миру, как никогда, нужны новые механизмы сотрудничества, раскрытие дверей друг для друга, снятие различных барьеров и препятствий на пути взаимодействия.

На этом фоне выдвижение китайских инициатив, безусловно, сможет принести всем небывалые исторические возможности. Иными словами, крупнейшая экономика мира с десятитриллионными доходами, огромными производствами и рынками сбыта предлагает новые драйверы роста развития.

Напомним, в октябре 2013 года в Казахстане, а затем и в ноябре того же года в Индонезии Председатель КНР Си Цзиньпин выдвинул инициативу о построении новой государственной идеи «Экономический пояс Шелкового пути» и «Морской Шелковой путь ХХI века». Эта концепция приобрела специальную организационную структуру в составе правительства Китая, финансовую базу в форме фонда «Шелковый путь» и Азиатского банка инфраструктурных инвестиций.

Совершенно логично, что большинство стран по всему миру поддерживает идею, поскольку она предусматривает сотрудничество на принципах «широких консультаций, совместного строительства и коллективно используемых выгод», строится на концепции «политической координации, взаимосвязи инфраструктуры, обеспечения бесперебойной торговли, свободном передвижении капитала и укреплении близости между народами».

Немаловажно, что министр иностранных дел КНР Ван И многократно подчеркивал, что Китай не хочет очерчивать инициативу «Один пояс — один путь» четкими географическими границами, потому что она по своей сути является концепцией международного сотрудничества, которую можно и нужно открывать для близких по духу стран и районов.

Разумеется, инициатива «Один пояс — один путь» уже превратилась в стержень новой геоэкономической стратегии Китая, перейдя от инициативы к действиям, от идеи — к практике.

По данным министерства коммерции Китая, в 2014-2016 годах объем внешнеторгового оборота КНР со странами, расположенными вдоль этого пути, составил $3 трлн., размер китайских инвестиций превысил $50 млрд., китайскими предприятиями в 20 странах построены 56 зон торгово-экономического сотрудничества, принесших приблизительно $1,1 млрд. налоговых поступлений в местный бюджет и создавших 180 тыс. новых рабочих мест.

«Плодотворные результаты показывают, что инициатива «Один пояс — один путь» абсолютно жизнеспособна, потому что она базируется на интересах всех участников. Это не только Китай, который продвигает стратегию, но и страны, участвующие своими проектами и собственными идеями», — сказал директор Института мировой экономики и политики при Фонде первого Президента Казахстана Ержан Салтыбаев в эксклюзивном интервью агентству «Синьхуа».

Самым привлекательным в китайской инициативе является то, что страна не стремится к господству в регионе, ничего никому не навязывает, не экспортирует свой социальный строй и свою модель развития, не выдвигает никаких политических требований к участникам. Наоборот, мы готовы делиться опытом внутреннего развития без вмешательства во внутренние дела других стран.

«В ходе строительства «Один пояс — один путь» вместо повторения стереотипов геополитической игры мы будем формировать новую форму взаимовыгодного сотрудничества, создавать большую землю гармоничного существования без вредных для стабильности замкнутых групп», — заявил Си Цзиньпин.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган подчеркнул, что проект «Один пояс — один путь» выгоден для всех, потому что принесет мир и стабильность, внесет свой вклад в развитие региона и приведет к значительному повышению стандартов уровня жизни граждан всех стран-участниц.

Тем не менее ряд экспертов продолжают сомневаться в мировой значимости инициативы «Один пояс — один путь». Одни пишут, что она нужна для решения внутренних экономических проблем Китая, а другие утверждают, что она является частью стратегии геополитической экспансии Китая, направленной на увеличение своих приобретений на новых рынках. В частности, известный казахстанский политолог К. Сыроежкин отмечал: «Пока обсуждение всех последних китайских геополитических инициатив выстраивается исключительно вокруг интересов Китая. На закономерный вопрос, в чем же будут состоять выгода и интерес государств региона, китайские эксперты ответа не дают».

Разные взгляды на инициативу «Один пояс — один путь» показывают, что это далеко не полноценный проект, а именно развивающаяся концепция, которая еще не завершена.

Древняя китайская мудрость гласит: «Не сделаешь маленьких шагов, не пройдешь большой путь». В заключение своего выступления на I Международном форуме сотрудничества «Один пояс — один путь» Си Цзиньпин привел две мудрости — арабскую поговорку «Пирамида складывается из камней» и европейскую пословицу «Великое дело одним махом не сделаешь».

«Строительство «Одного пояса — одного пути» представляется взаимовыгодным и выигрышным для всех сторон. Хотя проекты в рамках инициативы находятся на начальных стадиях, я глубоко уверен в их будущей реализации», — сказал Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш.

Юй ЧЖОЧАО,
научный сотрудник отдела стратегических исследований
Института России, Восточной Европы и Центральной Азии Академии общественных наук Китая,
кандидат экономических наук.






Добавить комментарий