Микрофинансовая организация: «Мы не халявщики. Мы — партнеры» Ваш интерес, сударь?

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Взаимодействие микрофинансовой организации (кредитора) и заемщика   характеризуется  противостоянием,  «войной»   интересов  сторон.  Кредитор  предпочитает   давать деньги в заем на  возможно короткий срок и      стремится  получить    достаточно  высокий («ростовщический», так говаривали в старину, или «халявный», выражаясь  языком  современности) процент с суммы займа.  В основе  жесткого поведения    кредитора лежит  высокий  уровень  кредитного риска, то есть  риск невозврата  денег.

Интересы заемщика,   естественно,   противоположны: «длинные деньги» и  максимально низкая процентная ставка.  Наряду с этим его  постоянной  «головной болью» являются внутренние и внешние риски производственной деятельности, не исключая  убытков, а  то и банкротства.
Не легче и  кредитору. Предметом  его  постоянной  заботы  служит      снижение   уровня  кредитного  риска.  Еще на стадии заключения договора  он пытается    определить «способность заемщика получать прибыль  от  использования кредитных средств, его возможности   погашения   платежей  по    основной сумме и  по процентам.  Оценивает     имущество заемщика,  наличие у него  других  источников дохода, а также  ликвидность залога, надежность гарантий (поручительств)». Осуществление этих действий в комплексе служит  гарантией (не  абсолютной, разумеется) возврата  денежных средств и получения   прибыли.

Все ниже, и ниже, и ниже…
Сегодня микрофинансовые организации  озабочены не только  минимизацией  кредитных рисков. Предметом    внимания их креативных представителей  служат  и высокие  процентные ставки  с разбросом  от  26 до 36 процентов, снижение которых может осуществляться по двум  направлениям. Первое. Рост  числа  микрокредитных организаций,  ужесточение конкуренции  на валютном рынке,    и как  следствие —     снижение  микрокредитными организациями  операционных  расходов,  в результате —   уменьшение    процентных ставок.
Второе направление  заключается  в ликвидации финансовых  посредников  между  источником денежных ресурсов и их  потребителями, что также ведет к  снижению процентной ставки. В качестве  примера  можно привести деятельность  микрокредитной  компании  «Микрофинанс». Получив деньги от    компании «Кентор Голд», она предоставила  крестьянам  Таласского района  ссуды под 5 процентов годовых.
«Айыл Банк», реализуя правительственный  проект «Доступные  кредиты фермерам»,  ссужает  бюджетными  деньгами   крестьян под  9 процентов годовых.

Нас объединяет общий  интерес
Другой   стороной взаимодействия   наряду с противостоянием, противоборством (конкуренцией)  сторон является  их  сотрудничество (партнерство).   Применительно к  финансовым отношениям основанием  возникновения  партнерства,  его объединяющим началом  является   общий интерес партнеров.      Но что служит    предметом  общего    интереса для субъектов партнерства,  один из которых занимается производством  и ему для развития  бизнеса нужны  были деньги (ссуда),  а другой ссуду  ему предоставил,   вложил   деньги в  его  бизнес?   Ответ простой. Это успех бизнес-партнера.   Он  выражается в производстве  продукта, его реализации, в получении прибыли и   распределении ее  между сторонами в  соответствии с  условиями    договора.
В   ситуации  финансового  партнерства   речь идет уже не о кредитовании  (предоставлении   ссуды  заемщику  под определенный процент),  а об инвестировании, о вложении денежных  ресурсов    в финансовые, или реальные, активы либо в инвестиционные проекты и о получении  части прибыли предприятия-ссудополучателя.

Помоги ближнему своему
Инвестиционные отношения  по сравнению с отношениями  кредитования  обладают рядом  привлекательных особенностей.   В первую очередь это финансирование реальной производственной деятельности,  распределение множества рисков производителя, то есть каждая сторона  берет на себя часть риска в партнерстве, а также  возможность реинвестирования (инвестирование в производство средств,  полученных в виде  доходов  по инвестициям), реструктуризации  долга  производителя, финансовый контроль его деятельности. А распределение прибыли  между  партнерами может  осуществляться     в процентном соотношении в соответствии с договоренностью.   Не исключается и возможность санации предприятия-должника, когда  инвестор оказывает ему  финансовую помощь и консультационную поддержку.
Отношения финансового партнерства не только позволяют инвестору  получать прибыль  с капитала, инвестированного в производство, но и открывают  возможность оказывать производителю консалтинговые услуги, что создает условия снижения  или ликвидации определенных рисков партнера-производителя. Для   фермеров, к примеру,    такая услуга  играет огромную  роль. Не  остается «внакладе»   и партнер-инвестор. Своими консультациями он  способствует успешной  деятельности  партнера,     снижая этим   степень риска невозврата  вложенных  средств.
Этическая природа  партнерства открывает  возможность сотрудничать не столько на основе   учета требований  правовых норм,     сколько   на основе моральных и возникающих доверительных отношений, что обеспечивает стабильность финансовых отношений     и    позволяет одному партнеру «забыть» о риске  невозврата  вложенных денег, а другому — «не мечтать» о   такой возможности.
Названные выше  преимущества  партнерства в финансовых отношениях    нашли отражение в     исламских принципах  банкинга, их наше  правительство внедряет с 2006 г. (Первые    банки, работающие на этих принципах, появились в исламском мире  в  семидесятые годы прошлого столетия.)

«Проклятие на том, кто получает прибыль от процентов…»
Отличительной  особенностью исламского банкинга, так привлекающего потенциальных клиентов, является его организация  на основе законов шариата. Они    опираются на нормы   Корана,  а также на   обоюдное    доверие, ответственность  сторон и моральные ценности исламского мировоззрения, не противостоящие  ценностям общечеловеческим, что предупреждает возникновение конфликтов.  Исламские принципы финансирования  обеспечивают   абсолютную  прозрачность сделок,    участие исламских банков как в прибылях, так и в убытках производителя. Запрещают ростовщичество — «участие в операциях, связанных с взиманием и выплатой процента», «инвестиции   в производство табачных изделий, алкоголя, торговлю оружием и азартные игры как опасные для общества проекты. Их  реализация  обеспечивает  «истинное партнерство между банком и его клиентом  …   стороны ведут себя как равноправные партнеры».  И все это потому, что банки используют  не кредитные, а инвестиционные  механизмы  финансирования.
Если  не  обращать внимания на   непривычную для нас  терминологию, то  «Мудараба» — договор о партнерстве,  в соответствии с которым одна сторона — инвестор — предоставляет активы, а другая сторона — предприниматель — принимает их и использует с применением собственных трудовых ресурсов в целях получения дохода и распределения его между сторонами в соответствии с договором.
«Шарика» — договор о партнерстве, посредством которого каждая сторона  вносит определенные активы, что дает право вести дело, используя данные активы на условиях распределения прибыли согласно договору, а убытки каждый партнер несет в соответствии со своим вкладом в общий капитал компании.
«Мушарака» — форма партнерства,   в котором один из партнеров обещает постепенно выкупать долю другого партнера до тех пор, пока право собственности на долю не перейдет к нему полностью.
Перевод   взаимодействия   микрофинансовых организаций  с клиентами на  исламские принципы  финансирования, которые превращают их отношения  в партнерские,  сдерживается  Законом   «О банках  и банковской деятельности» (2009 г.). Документ наделяет  специализированные финансово-кредитные учреждения  правом осуществлять ограниченный перечень сделок, соответствующих исламским принципам банковского дела и финансирования, в порядке, установленном Национальным банком Кыргызстана. Их деятельность    регулируется законами Кыргызской Республики и  Законом  «О банках…» с учетом особенностей, предусмотренных нормативными актами Нацбанка Кыргызстана.
Но дальше этого благого  пожелания  главный банк нашей страны, увы, не  пошел. Закон «О микрофинансовых организациях» (2009 г.) не содержит  порядка осуществления сделок     на основе   исламских принципов  финансирования.  Необходимость их внедрения в деятельность  микрофинансовых организаций была озвучена руководством страны в мае 2008 г. (см. Г. Жалкубаев «Нацбанк — добрый гений  кредитных союзов»? “Слово Кыргызстана” от 29.07.2009 г.). Понадобилось три года для разработки проекта закона, предусматривающего внесение  изменений  в Закон  «О микрофинансовых  организациях», что, очевидно,     преобразует  их  в местные  кредитно-инвестиционные организации, действующие  в соответствии с принципами исламского  финансирования, и превратит   в   заботливых   партнеров  малого и среднего  бизнеса  страны.

Геннадий ЖАЛКУБАЕВ,
независимый аналитик.

Добавить комментарий