«Ребенок — праздник, который пока с тобой…»

Эти слова взяты из заповедей, оставленных родителям Янушем Корчаком, вошедшим в газовую камеру вместе с детьми, выдающимся польским педагогом, писателем, врачом и общественным деятелем. Он советовал нам любить своих ребятишек любыми, даже неталантливыми и неудачливыми. А при общении с ними радоваться, как в праздники. Этот человек желал, чтобы мы учились любить так же, как собственных, и чужих детей.

Любовь, конечно, главное чувство в воспитательном процессе маленького человечка. Но ее одной недостаточно, потому как воспитание — не простая задача, а искусство. Искусство прикосновения к ребенку. Оно есть чувство, голос разума, души и сердца. Много веков назад китайский мыслитель конфуцианской традиции Сюнь-цзы заметил по этому поводу: «Новорожденные плачут везде одинаково. Когда же они вырастают, у них оказываются неодинаковые привычки. Это результат воспитания».

Но как достичь успешного результата в данном процессе, что необходимо изменить в сознании, мышлении и отношениях в обществе для этого, — наша беседа с доктором педагогических наук, академиком Международной академии имени Ч. Айтматова и Академии педагогических и социальных наук Российской Федерации, отличником образования и здравоохранения КР, инициатором международного социального проекта «Мир детства — вопросы, связанные с детством, не имеют границ и расстояний» Таалайбеком УМЕТОВЫМ.


— Таалайбек Эгембердиевич, многие исследователи по-разному оценивают роль воспитания. Одни придерживаются мнения о его полной бессмысленности при неблагополучной наследственности и плохом влиянии среды. Им можно добиться многого, допускают они, но полностью изменить человека невозможно. Другие признают единственным средством изменения человеческой личности. Какое из утверждений вам ближе?

— В моем понимании воспитание — это подготовка маленького человека к жизни. И корни его — в народной педагогике. Она — основа. В народе всегда готовили детей к будущему именно так. Когда я работал в школе заместителем директора, меня поражало деление воспитательного процесса по направлениям и особенно вызывали недоумение месячники: трудового воспитания, нравственного, правового, патриотического, физического и т. д. Еще тогда был уверен, что, например, труд никак не может быть безнравственным. Значит, все должно рассматриваться в комплексе. В моем представлении воспитание есть подготовка ребенка к жизни в соответствии с данным социумом, его традициями и ментальностью.

— Согласна с вами, что в социальном смысле воспитанием передается накопленный опыт: знания, умения, способы мышления, правовые, этические и правовые нормы от старших поколений младшим. А как трактуется оно в педагогике?

— Если кратко, то воспитание — это целенаправленный процесс формирования личности. Сказать, что в научной педагогике после «Дидактики» Яна Коменского появилось нечто новое, нельзя. А вот если говорить о системе воспитания, то в каждой стране она своя. Возьмем, примеру, наш Кыргызстан и Узбекистан. Обе азиатские республики, но все равно при анализе обязательно найдутся отличия. В той же Германии воспитание совершенно не похоже на наше, потому что ценности разные.

— История, культура, традиции тоже.

— На днях в Управлении образования встречался с волонтерами, по-моему, по линии ЮНИСЕФ. Естественно, меня заинтересовала цель их приезда в Бишкек. «Хотим при помощи респондентов изучить вопрос о децентрализации финансирования дошкольных учреждений». Меня, откровенно говорю, это насторожило. «Вы можете начинать, — сказал им, — но ваши инновации обречены на неуспех. Для децентрализации необходимы нормативно-правовая база и еще многое другое». Бывший заместитель министра образования России Шадриков говорил, что идея, подсмотренная за границей, не приживается, поскольку при замысле не учитываются местные исторические процессы, опыт, ментальность, социально-экономические условия. А для успеха любого дела, как известно, необходимы две его составляющие: необходимость и достаточность. Фактор необходимости у нас в наличии, мы должны идти в ногу с мировым прогрессом. А вот фактор материальной, финансовой и кадровой достаточности, к сожалению, мы не учитываем.

Если есть намерение децентрализацию финансирования возложить полностью на плечи родителей, это нонсенс. Хотя в городе еще, может, и потянут, а в сельской местности, где нет работы, как быть?! Значит, прежде чем предлагать изменить что-то, надо изучить ситуацию. В конкретном случае придется вносить изменения в Конституцию страны, а также в закон об образовании и т. д. Волонтеры предлагают революционный путь, а я — за эволюционный. Ломать просто, строить куда сложнее.

— Предлагаемая децентрализация финансирования отменяет контроль со стороны госорганов образования? А кто будет нести ответственность за ненадлежащее управление и кто будет контролировать работу детского учреждения в плане воспитательного процесса, ведь в дошкольном возрасте он имеет важнейшее значение?

— Возможно, мы к этому будем идти и когда-то придем. Но одного приезда волонтеров для этого мало.

— «Дитя что тесто: как замесил, так и выросло», — гласит украинская пословица. «Воспитывать ребенка — все равно, что грызть камень», — утверждает турецкая поговорка. В них четко обозначены труд, роль и ответственность родителей в воспитании. Но воспитателями мы становимся, можно сказать, автоматически, когда появляется наш первый ребенок. И если учесть, что это молодые пары, то понятно без объяснений, с какими трудностями им приходится сталкиваться. А между тем семья для детей является одновременно и воспитательной, и средой обитания. Какая семья, такой и вырастает в ней ребенок.

— Так и есть. Семья осуществляет социализацию личности. Ею должна обеспечиваться преемственность традиций. От нее в первую очередь зависит воспитание будущего гражданина, законопослушного члена общества, патриота своей страны и хорошего семьянина. В большинстве случаев именно родители оказывают влияние и на выбор профессии.

В годы распада Советского Союза появился термин: потерянное поколение. Мы тогда отмахнулись от коммунистической идеологии, хотя, на мой взгляд, в ней было много цельного, интересного, формировавшего убеждения, этику взаимоотношений, трудолюбие, патриотизм. Помню, как с удовольствием в школьные годы мы ходили помогать старикам по дому: подметали во дворе, мыли посуду, выполняли другие их поручения. Думаете, почему сейчас появилось большое количество всевозможных религиозных сект? Потому что ничего взамен разрушенного не предложено. А идеологический вакуум — страшная вещь. Он моментально заполнился буржуазной философией, взглядами, иным пониманием нравственности. И вот бывшие в ту пору детьми стали сегодня родителями. То самое потерянное поколение. У них нет представления, как следует воспитывать ребенка. Поэтому во главе угла на нынешний день должна стоять проблема педагогического всеобуча родителей, который даст им знания и о медицинских нормах, и о психологических возрастных особенностях развития детей. Для таких целей нужны комплексы и соответствующие центры. Родительская требовательность к себе, уважение к семье, контроль над каждым своим шагом и словом — вот самый главный метод воспитания. И оно требует очень серьезного тона, простого и искреннего. Так должно быть, по крайней мере, ведь ребенок — зеркало родителей.

— Но у кыргызского народа есть многолетние традиции в воспитании детей. Они же не могли исчезнуть так быстро?

— Дело в том, что традиции сохранились в основном в сельской местности, где еще живы чисто народный быт и каноны воспитания детей. Но, к великому сожалению, в годы независимости страны взгляд родителей на воспитательный процесс претерпел резкие изменения. На первом месте у большинства — задача накормить, одеть, обуть, собрать в школу. Несколько лет назад, когда я читал лекции на курсах повышения квалификации педагогов и поднял тему нравственности, один из директоров из Джалал-Абадской области заметил: «О какой нравственности вы говорите, если реальность такова, что родители не пускают ребенка по утрам в школу. Он должен поехать в район, встать в очередь и привезти хлеб на неделю, иначе семья будет голодать?» А слушательница из Сокулукского района тогда добавила: «У нас есть семья, в которой младший ждет, пока придет старший из школы, чтобы надеть его обувь и одежду». Тяжелое было время. И сегодня мы пожинаем его плоды.

Что касается традиций, то пытаемся их сохранить, но у процесса глобализации есть и положительные, и отрицательные стороны. Глобализация разрушает национальные устои и традиции. Наша задача в данной ситуации — постараться удержать те из них, что могут гармонично влиться в нынешнюю реальность. Мне довелось несколько раз побывать в Республике Саха (Якутия). Я увидел, как у них идет мощный процесс сохранения национальных обычаев и традиций. Например, почти в каждом районе (а я посетил их несколько) есть музей народной педагогики.

— Таалайбек Эгембердиевич, великий педагог Песталоцци говорил, что для воспитания детей требуются всего лишь любовь и пример. И больше ничего не нужно. Прав ли он?

— Смотря о каком примере идет речь. Если богатый бизнесмен говорит ученику, который пришел из школы и делится чем-то услышанным от учителя: «Да что она знает, твоя учительница. Хоть сто лет будет работать, но никогда не построит такого дома, как у нас. И машины дорогой не приобретет», какой в данном случае пример нравственности? А когда родители показывают детям образцы поведения из народной педагогики: трудолюбия, почитания старших, уважения к младшему, женщине и девочке как будущей матери, то ребенок с раннего возраста принимает это как аксиому. Вот такая любовь основана на народных традициях нравственности. Кстати, хочу сказать несколько слов о слепом почитании. У нас нельзя спорить с аксакалом, противоречить ему. А Маргарет Мид, исследователь по социализации детей и подростков, утверждает, что мир прошел три этапа развития в системе отношений. Первый — это когда старшие учили младших (впрочем, взрослый остается центром мира детей примерно до семи лет), второй — период равноправия. Третий, который мы имеем сейчас, — время младших. Теперь они учат старших. Но у нас третий пункт идет вразрез с народными традициями. По этой причине многие наши аксакалы не хотят ходить на курсы, где преподают люди моложе их. Мол, чему такие могут научить, когда сами жизни еще не видывали.

— Давайте затронем тему духовного и патриотического воспитания. Как нам выруливать, чтобы не получить еще одно потерянное поколение?

— Сложный вопрос. И не менее трудный процесс в сложившихся условиях, когда сформирована установка — где деньги, большие заработки, связи, тому и руль. Возможно, в этом и причина возрождения народных ремесел, популяризации сказания о Манасе, то есть попытка обратить внимание на прошлое, напоминание о том, что у нас есть история. Своя.

— Есть утверждение, что между возрастом человека и темпами духовного его развития проявляется обратно пропорциональная зависимость: чем ниже возраст, тем выше темп духовного развития. На этапе взросления он замедляется. Что по мере развития психики человека его духовные качества приобретают устойчивость, постоянство, сохраняя при этом пластичность и возможность компенсации. Не будем говорить о тех, кто уже сформировался в соответствии с названной вами установкой только на деньги. Возьмем дошкольное образование и воспитание, когда ребенок еще tabula rasa (чистая доска), как говорили древние…

— Вот здесь-то, кроме знания педагогических методик, и надобны рукоделие, народное творчество, эпос «Манас», народные игры, которые многофункциональны: развивают смекалку, ловкость, учат соблюдать правила, быть в команде, не хлюздить и не мошенничать. Игра в данном возрасте — не просто времяпровождение. Она имеет важное воспитательное значение.

Глину формуют, когда она мягкая. Надо не упускать этого времени, начинать именно с детсадовского возраста. С создания среды. Одна из наших бед в том, что мы за годы независимости не смогли создать ее для важнейшего момента — изучения кыргызского языка. Сколько лет твердим о том, сколько методик разных понаписано, а проку нет. Потому что среды нет. У меня учился в школе русский парень из Тюпского района Щербин Володя (сейчас работает врачом в четвертой горбольнице). Так он на русском говорил с кыргызским акцентом. Юноша вырос в селе, где преобладало кыргызскоязычное население. Я не устаю повторять: для успешного внедрения государственного языка необходима среда. Следует менять методику его изучения. Ребенка надо сначала «разговорить», то есть дать навыки устного общения. А потом уже знакомить с правилами. Когда пришли в первый класс, мы о них не знали — не ведали, но правильно употребляли слова женского и мужского рода, правильно согласовывали их с глаголами и прилагательными. Научила нас тому разговорная среда, и мы впитывали через нее правила.

— Вы правы. В столичном детском саду № 169 есть единственная русская девочка Оля, которая свободно и легко общается с воспитателями и сверстниками на кыргызском. Директор рассказала, что ее мама намеренно выбрала такой детский сад, чтобы ребенок научился говорить на госязыке.

— А в 111-м бишкекском саду, где дети 14 национальностей, русская девочка на чистейшем кыргызском, без акцента читает «Манаса». Вот это и есть та среда, которая будет формировать ребятишек. И когда мы с ними будем говорить о духовности, нравственности, а родители в том поддерживать, поколение и вырастет другим.

— Вы привели пример русской девочки, читающей без акцента «Манаса». Скажите, а осмысленное ли это чтение или же просто отличная память?

— Да, в вызубренном тексте проку нет. На это нечего возразить. Однажды я присутствовал на открытом занятии в одном из бишкекских детских садов. Темой его были «Пословицы и поговорки». Ребятишки дружно, нетерпеливо тянули руки. И народные изречения, можно сказать, просто отлетали у них от зубов. «А что значит твоя пословица, знаешь?» — спросил одного, потом другого. Они в ответ молчат. И кому же нужна такая работа напоказ? Пусть ребенок выучит одну, а не три или пять, но понимает ее смысл, может употребить к месту или по случаю.

Относительно эпоса «Манас» считаю, что нужно создать группу ученых, чтобы для детского сада и школы подобрали из него отрывки, которые можно было бы использовать на занятиях по какой-то конкретной тематике: по развитию речи, при ознакомлении с окружающим миром, конструировании, изучении истории в школе. Когда строки эпоса будут подтверждать ход истории, событий, развития литературы, жизни растений и животных, народ поймет его значимость как своеобразной энциклопедии. В начале «Манаса» есть слова: «Половина правда, половина вымысел». Эту правду и надо увязать с программой. Тогда ребенок начнет осознавать свою причастность к тому или иному историческому событию.

— Если представить, что социологами среди родителей проведен опрос, какие качества они хотели бы воспитать в своем ребенке, то почему-то мне кажется, что гражданская активность заняла бы в этом списке сегодня самую дальнюю позицию в лучшем случае. Воспитать наших детей так, чтобы они не на словах, а на деле чувствовали свою гражданскую ответственность за происходящее в стране, городе, айыле, школе, вузе, чтобы не было в них социального равнодушия, но до всего было дело — разве не важная задача для родителей и педагогов?

— Важная, но очень сложная проблема. Когда еще работал в школе, я дал задание на дом шестиклассникам узнать у родителей, кто были их отцы, деды и прадеды. Вечером звонит мне возмущенная мама: «Что за задание вы дали?! Дочка звонит в Ташкент деду и расспрашивает о его предках, не просто имена, а где жили и как, чем занимались…»

Захожу на следующий день на урок — лес поднятых рук. Встает один мальчишка: «Представляете, оказывается, один из моих прадедов был среди основателей «Интергельпо». «А я — пра-пра-правнучка Курманджан датки», — с гордостью сообщает девочка. Это было самостоятельное исследование ребят. И вот оно естественное, не навязанное учебником или учителем чувство сопричастности и духовность. А что делаем мы? Стремимся преподносить детям готовые знания, которые просто автоматически заучиваются. А между тем еще Павлов говорил, что лекция должна будоражить, заставлять думать. Где творчество учителей? Почему бы не предложить учащимся узнать историю человека, чье имя носит улица, на которой они живут. Того же Логвиненко, Ахунбаева, Сухомлинова, Тыныстанова… В Республике Саха я познакомился с женщиной, которая создала группу и написала учебник «Родиноведение». В нем есть карта района и каждого улуса. А в тексте рассказано, начиная с древнего мира, какой был ландшафт, какие животные обитали, какой была Земля и что росло на ней, когда появились люди и чем они занимались и т. д. Когда ребенок открывает эту книгу, узнает, кто и как жил в его родном улусе, возможно, еще и обнаруживает корни семьи, с этого-то малого зарождаются гордость и любовь, сначала к малой родине.

Во время поездок по Якутии я был приятно удивлен тем, что при въезде в улус там обязательно есть карта его и герб. У каждого он свой. Я часто повторяю мысль, что патриотизм зарождается не в правительственных кабинетах, не по указам Президента и не на трибунах Жогорку Кенеша, а вот хотя бы с таких малых дел.

Наш опыт, отношение к детству вообще и конкретному ребенку в частности есть почва, на которой вырастает следующее поколение.

— Но меняются времена, и дети уже не такие, какими были их родители в этом возрасте. Они более самостоятельные, информированные, легко справляются с навороченной техникой и зависают в Сети. Они самоувереннее, но, к сожалению, больше ориентированы на себя и реализацию собственных желаний, чем на ценности коллектива. Нервные, агрессивные, вспыльчивые, нередко жестокие. Одним словом — ДРУГИЕ. Думаю, следует всегда помнить о том и считаться с этим. Спасибо, Таалайбек Эгембердиевич, за содержательный разговор о проблемах воспитания, хотя в одной беседе их все невозможно охватить.

Беседу вела Тамара НЕШКУМАЙ.
Фото автора.






Добавить комментарий